http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-01-10/19401-volkam-v-priamure-dadut-po-zubam-ohotnikam-naznachena-premiya.html

Волкам в Приамурье дадут по зубам: охотникам назначена премия

Поделиться новостью:

10 января 2007 в 09:00

Амурских охотников пытаются привлечь к борьбе с нашествием волков в Приамурье: издан приказ о регулировании численности «серых» и объявлена награда за каждого отстрелянного зверя.
По разным подсчетам, в Приамурье насчитывается от 1000 до 2500 голов. В расчете на тысячу волков в год потребляется до 1500 тонн мяса — в основном диких животных, в денежном выражении ущерб составляет до 180 миллионов рублей. Ежегодно «серые» наносят ущерб оленеводству на сумму в 1,2-2,4 миллиона рублей, уничтожая до 600 голов домашних северных оленей. Бороться с прожорливым зверьем призваны охотники.

За вознаграждение: согласно указу губернатора области, премия за одного взрослого волка составляет три тысячи рублей, за волчонка – вполовину меньше. Кроме того, утверждены  премии лучшим охотникам-волчатникам, добывшим наибольшее количество волков: 1 место — 20 тысяч рублей; 2 место — 15 тысяч рублей; 3 место — 10 тысяч  рублей.
Между тем знатоки говорят, что суммы премий слишком малы и не оправдают затрат на охоту. Попадется по случаю «серый» на тропке охотнику – стрельнет, однако вряд ли за три тысячи рублей люди ринутся в леса в погоне за волками.

— Речь о том, чтобы истребить волков, совсем не идет, — отметил заместитель начальника управления животного мира и особо охраняемых природных территорий департамента агропромышленного комплекса Амурской области Сергей Глущенко. – Волки, в общем-то, свою миссию исполняют, как природой положено, но если дать им волю, то они будут размножаться и кушать мясо, которое вполне можно поставить на стол потребителю. Поэтому численность зверя должна быть в разумных пределах.

Раньше, по словам Сергея Глущенко, в области велась работа по сокращению хищников, но в последние годы, в связи с реформами, каким-то образом волк умудрился попасть в перечень особо ценных в хозяйственном отношении видов. И причем федерального значения! Объяснить вразумительно, почему волк попал в этот перечень, никто не мог, но охотиться свободно на «серых» было запрещено. Только в августе прошлого года перечень особо ценных в хозяйственном отношении видов животных был изменен, волка из него исключили, а вопросы регулирования его численности передали субъектам (ответственность легла на органы местной власти). Вот губернатор Амурской области и подписал соответствующий указ и премии назначил за волчьи головы.

 Пищи хватает

 — Раньше в Приамурье ежегодно проводился конкурс на уничтожение волков, выделялись федеральные и областные деньги, борьба велась активная, — рассказал главный специалист отдела надзора за охраной, воспроизводством и использованием объектов животного мира управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Амурской области Николай Степанов. – В последние два года финансирование прекратилось. Численность волков за это время увеличилась, но ненамного: несмотря на прекращение финансирования охотники-волчатники добывали зверя, просто вознаграждение перестали получать. По нашим подсчетам, за прошлый год где-то более ста волков отстреляли.

Николай Степанов также отметил, что в области не зарегистрированы случаи, чтобы волки нападали на скот в деревнях. В общем, не агрессивны амурские волки – в лесу им пищи хватает. И на человека в лесу волки нападать не стремятся (случаев не зафиксировано) — понимают, что это для них опасность №1 и лучше не связываться.

 Волчий голод

 Волк, по словам председателя областной организации охотников и рыболовов Сергея Калищука, — это «боевая машина пехоты» в лесу. В Амурской области зарегистрированы случаи, когда волки доходят весом до 60-70 килограммов. Есть десятки свидетелей, видевших, как от трехлетнего кабана стая оставляла только нижнюю челюсть с двумя клыками. Таковы законы природы. Волки живут и выживают в боевых условиях. И урон области наносят значительный. Все из-за своей прожорливости. Один «серый» за год может истребить более 20 косуль. А у нас более тысячи волков. Практически весь молодняк зверья изничтожают по весне и лету. Три килограмма мяса для волка – один раз на зубок. Не зря, видимо, есть выражение «волчий голод».

— У нас в области почти 28 тысяч охотников, — подчеркнул Сергей Калищук. – Вы любого со стажем около 20 лет спросите, сколько он за все годы отстрелял волков. И 99% ответят, что ни одного! Потому что волк — это зверь, которого на охоте отстрелять очень сложно. Чаще их добычей промысловики занимаются на своих участках, потому что берегут и охраняют свой кусочек хлеба — косулю, лося, пушного зверя. Они знают, что если не будут регулировать численность волка, останутся ни с чем, а остальные охотники занимаются отстрелом волков попутно: попался «серый» — стрельнут. Премия в 3 тысячи рублей за волка и 1,5 – за волчонка, конечно, побольше, чем раньше, — два года назад платили (800 рублей за волчицу), но и это не те деньги, за которые кто-то начал бы целенаправленно заниматься волками. Ведь что такое охота на волка? Нужна техника — съездить, посмотреть, где зверь есть. Это несколько дней. В день по 50 литров бензина уходит – уже тысяча рублей. Едут три-четыре человека. И вряд ли кто-то скажет, что за два-три дня можно отстрелять волка.

В соседних областях раньше по пять тысяч рублей платили за одного добытого зверя. И что самое немаловажное, раньше государственная политика была: государство четко знало, что волк вредит, и если он съел мясо, то оно не дошло до стола нашего тогдашнего советского гражданина. Поэтому вели борьбу всеми способами: с вертолетов отстреливали, травили — в остатки мяса животных (чаще печень и легкие) клали быстрорастворимые ампулы второцитата бария. Все это прятали под снег или солому по местам распространения волка в период гона. Этот способ был очень экономичен и эффективен. Однако политика изменилась, мероприятия прекратились. Кроме того, за 15 лет в области не принят закон об охоте и охотничьих хозяйствах. Охотничья отрасль находится, по сути, в подвешенном состоянии. И угнетают ее до конца. Область что может со своих резервов минимальных, то и предлагает.

 Разве это премия?

 В идеале, по мнению Сергея Калищука, все затраты по волкам должно нести государство, а охотники-волчатники — получать денежную и моральную компенсацию: допустим, убил волка — получает бесплатно лицензию на косулю, чтобы мог отстрелять ее в любое время года по желанию. Это будет моральное удовлетворение — хороший стимул для охотника, который любит охоту. Чтобы компенсировать затраты на охоту деньгами, необходимо платить не менее десяти тысяч рублей. Таковы, говорит Сергей Калищук, расчеты центральных областей, где и площади-то поменьше, и участки почище. Здесь и бензин учтен, и средства, чтобы людей в лес сводить.

Заместитель начальника управления животного мира и особо охраняемых природных территорий департамента агропромышленного комплекса Сергей Глущенко насчет денег сказал так:

— Можно и согласиться, что это маленькие деньги, но это те возможности, которыми мы располагаем. О том, насколько они малы, как судить, когда у нас одно время вообще не было премий, а перед этим — 800 рублей за волчицу? Разве это премия? Три тысячи — это уже что-то. Посмотрим дальше, оценим наши возможности и, может быть, усилим финансовую поддержку мероприятий.





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.