http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-01-31/19466-hlebnyy-peredel-amurskiy-hleb-vyzhil-hotya-i-s-poteryami.html

«Хлебный передел»: «Амурский хлеб» выжил, хотя и с потерями

Поделиться новостью:

31 января 2007 в 09:00

Крупнейшее в Приамурье хлебопекарное предприятие «Амурский хлеб» лихорадит не на шутку: производственные площади пустеют, часть сотрудников «переводят», торговые точки распродают (если уже не распродали). Виной всех бед, говорят, … труба котельной «Амурского хлеба» или земля, на которой она стоит.
Однако, несмотря на все проблемы, хлеб известной амурской марки не исчезнет с прилавков магазинов и столов амурчан. Его по-прежнему будут печь, хотя уже не на Калинина, 1. Останется в центре Благовещенска и «Дом хлеба». Корреспондент «Телепорта» одним из первых взял интервью у нового директора нового «Амурского хлеба» Сергея Черкашина.

Как «хлеб» вылетел в трубу…

 Сотрудники «Амурского хлеба» — бывшие и нынешние — шепчутся между собой: городу помешала труба котельной предприятия. Дескать, она портит весь фасад набережной Амура… А собака, как выяснилось,… зарыта в земле!

 Труба – дело

 По еще неутвержденному генплану Благовещенска, то есть по его проекту, видно, что там, где испокон веку был «Амурский хлеб», предполагается в основном общественная застройка. И немного жилая, говорят в управлении архитектуры и строительства администрации Благовещенска. Есть версия, что территория отойдет под строительство жилищного комплекса с участием китайского капитала.

Электроаппаратный завод тоже не вписывается в «фасад». Однако это охраняемый государством памятник, который снести, разломать нельзя… А вот с «Хлебом», выходит, можно сделать все что угодно.

— Конечно, все у нас покупается, все продается, — говорят сочувствующие предприятию частники-хлебопеки. — И место, откуда выдворяют «Амурский хлеб», очень престижное для строительства домов – берег Амура же. Тот, кто построит здесь квартиры, слету их продаст... И тому, кто приобрел или приобретет то место, не надо сносить жилые дома и прочее. Земля там на вес золота. Земля — это основное, вокруг чего все крутится в городе.

А где-нибудь хоть одна труба задымилась новая? Где производство заработало?

 Сняли вывеску

 Народ подходит к одному из киосков, с которого уже сняли вывеску «Амурский хлеб». Спрашивают «Славянский» хлеб.

— А у нас такого нет. Нас же новый хозяин купил. Он сейчас и возит сюда свою стряпню, — говорит продавец киоска. — Я тринадцать лет проработала у Черкашиных. И никогда бы от них не ушла. И вдруг – на тебе: продали киоски вместе с нами. Их (киоски), говорят, невыгодно держать. Хлеб печь – оно, конечно, не водку продавать. Но у нас всегда зарплата была вовремя, и аванс давали, и даже тринадцатую зарплату. А тут к концу года стали и зарплату задерживать. И расчет мне еще не дали. Что-то с налогами у Черкашиных, слышала…

 Либо банкротство?

Выслушав разные версии происходящего, корреспондент «Телепорта» обратился к генеральному директору ОАО «Амурский хлеб» Сергею Черкашину, который с августа 2006 года сменил на этом посту Бориса Черкашина – своего отца. 

— Собрались с акционерами и решили продать свои акции. Потому что в июле этого года у нас возникла ситуация по налогам – задолжали около десяти миллионов. Не могли вовремя рассчитаться, и нам поставили условие: либо расчет, либо банкротство. Предприятие большое, а использовалось не на полную мощность. Содержать его было действительно накладно: мазут, электроэнергия. Акции мы продали. Тот, кто завладел ими, стал распорядителем земли и производственных помещений. Часть денег за акции мы вложили в новое предприятие — ООО «Амурский хлеб». Мы нашли помещение поменьше, все действующее оборудование перевозим туда. Все те сорта, что делали, остаются. Ассортимент не изменится. Часть торговых точек закрыли – потому что они тоже требовали затрат, надо было их заменить. Вернее, даже не закрыли, а по согласованию с управлением потребительского рынка передали тем, кто занимается хлебом. Часть точек оставили. «Дом хлеба» — наш фирменный магазин — остается. Мы сейчас больше ориентированы на оптовую продажу хлеба.

— Вас намеренно выбили из колеи?

— У каждого свое мнение… У нас было два пути: либо мы продаем акции, либо нас закрывают. Мы согласились продать акции с учетом сохранения производства. Пусть с демонтажем… Мы сейчас переезжаем на арендованные площади. Три люлечные печи перевозим с собой, другое оборудование. Город без хлеба не останется.

Нечего «кваситься» хлебопекам!

 О ситуации на хлебном рынке — председатель агропромышленного комитета Амурского областного Cовета народных депутатов Геннадий Иванов:

— Хлеб есть на рынке – что еще надо? А то, что дорожает, — извините, инфляция... Под эту форму можно все делать: инфляция – разрешающий фактор, который дает возможность любому предпринимателю повышать ценники.

Ему же тоже продают сырье, технику с учетом роста энергоресурсов. Растут цены и на все остальное, и работодатель повышает зарплату своим рабочим. А откуда взять деньги? За счет удорожания собственного продукта… 

...Правда, на зерновом рынке у нас нет удорожания. Здесь они выгадывают. И, кстати, предпочитают молчать об этом. Так модно! У нас «твердая» цена муки – главной производной для хлебопеков.

 Хотя — если уж говорить откровенно — неэтично и нехорошо, когда сырье, — которое производят с потом, в экстремальных погодных условиях, — сам покупаешь по дешевке, а потом нагоняешь цену на продукт. Это только у нас в России так!

Кто-то вышибает из села приличную ренту за счет устойчивой цены на зерно. А целевых средств туда не вкладывает. Это серьезный экономический просчет. Поэтому он и «плавает» по рынку. Где-то его придавили — он начинает «кваситься». Он не «квасится», когда булочку весом 50 граммов продает за 30 рублей. У него пот не прошибает... А когда килограмм зерна получает по три рубля, он, видите ли, потеть начинает.

Надо, чтоб хлеб, производимый крестьянином, мукомолом и хлебопеком, находил место на прилавках. Но не так, как сейчас. Когда одни получают сверхприбыль, обогащаются. Хлеб-то всегда был хлебом. Припек — припеком. Тяжело – понятно... А каково хлеборобу? Он-то вообще не понять как живет.

А конкуренция везде бывает. Кто-то научился печь лучше, кто-то хуже. Поэтому если хлеб сдобный, выдерживает три-четыре дня и не плесневеет, прекрасная «амортизация» у него, прекрасный состав, почему б производителю дорогу не стелить дальше?

А если его мало берут, качество неважнецкое, — пусть технологию меняет, затратный механизм внедряет. Вон как люди работают – все продают с себя, лишь бы только производство жило. Имею в виду «Амурский бройлер». Как они работают? Они же производят 10 тысяч тонн мяса. И не стенают...

 *****

А тут чуть «качнуло», и — невыгодно...

 Какой он — идеальный хлеб?

 Об этом рассуждает госинспектор инспекции Амурской области дальневосточного межрегионального территориального управления Ростехрегулирования Марина Алтухова:

— На каждый вид хлеба есть нормативные документы, ГОСТы, где все расписано. А в целом? Корочка должна быть неподгоревшей, ровной, без трещин, разрывов. Мякиш должен быть «развит», нелипок, равномерно распределен. Цвет — свойственен данному виду продукции.  

— И хлебом, говорят, должен пахнуть!

— Ну, это ж такой показатель – субъективный.

— Кислым не должен быть?

— Если ржано-пшеничный, там, конечно, допускается. Но это естественная кислотность, от процесса брожения.

— А белый не должен иметь кислого запаха?

— Конечно. Хлеб должен быть без посторонних привкусов и запахов, с ароматом, свойственным тому или иному виду продукта. Вес должен быть тот, который определил изготовитель.

— Сколько весила в советские времена буханка хлеба?

 — Масса была не более трех килограммов. Именно столько весили подовые хлеба. Разные сорта – разный вес: и килограмм, и 750 граммов, и 850, и 950... К примеру, килограмм весил хлеб «Подмосковный», «Славянский», «Ржаной»...

— Сейчас они уменьшились в размерах?

— Конечно. Это ж все в цену упирается.

— Крахмалом производители «грешат»?

— Что он дает? В муке самой он же есть. Я даже не могу сказать, что крахмал может заменить...

— А безопарное производство хуже опарного?

— Безопарное — ускоренный способ. Его используют в основном мелкие пекарни, у которых нет необходимых условий. Но это, в общем-то, не запрещено. А старинный, традиционный – это опарный, когда компоненты сырья сбраживаются по определенной технологии…

 Цена буханки

 В Благовещенске буханка хлеба стоит от 7 рублей 50 копеек до 12 рублей. Амурские хлебопеки считают, что это неоправданно дешево. Экономически обоснованная цена, по мнению некоторых из них, — 17 рублей.

— Хлеб отдаю в магазины за 6-50, — делает расчет владелец одной благовещенской пекарни. – Это при том, что мука стоит 9-20. На Алтае мука стоит семь рублей. Чтоб вагон сюда привезти, еще нужно 67 тысяч. Дрожжи — 70-80 рублей, всякие другие добавки (и солод, и тмин, и патоку используем) — цены в тысячах. «Горючка» – 18-25 рублей, электроэнергия – 2-37. А еще транспорт надо содержать, гаражи и прочее! В Хабаровске хлеб стоит от 14 до 17 рублей, а во Владивостоке – до 24 рублей.

Чтобы утвердиться на хлебном рынке (не потому, что он прибыльный, не потому, что он привлекательный), надо пройти через адский труд (попробуй, повытаскивай из печи, в которой масло горит, караваи), низкие зарплаты. Первые годы работали всей семьей – несколько поколений…

…Кстати, если бы буханка хлеба весила как в приснопамятные советские времена, ее цена могла быть и все 25 рублей!





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.