http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-02-07/19483-drama-za-kulisami-amurskogo-teatra-za-glavnym-rezhisserom-mozhet-uyti-i-prima.html

Драма за кулисами амурского театра. За главным режиссером может уйти и прима

Поделиться новостью:

7 февраля 2007 в 09:00

Драматические события разворачиваются в Амурском областном театре драмы.
Причем уже не только на сцене. Действо перешло за кулисы, в кабинеты и «гримерки»… В храме Мельпомены говорят, что вслед за главным режиссером Денисом Кожевниковым оставить театр собирается почти каждый второй актер (по крайней мере, в душе). Стоит вопрос о том, не покинет ли театр его прима – заслуженная артистка России Татьяна Телегина.
Теперь уже бывший главный режиссер драматического театра Денис Кожевников дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Телепорта».

Своей версией происходящего в театре поделился с корреспондентом «Телепорта» Денис Кожевников – теперь уже экс-главный режиссер театра. Он рассказал о том, что заставило его написать заявление об увольнении и что стоит за формулировкой «по собственному желанию».

 Перед началом разговора он показал копию своего письма, адресованного заместителю губернатора Амурской области Сергею Степанову, а также начальнику управления культуры обладминистрации Ольге Юрковой. Считается, что именно это письмо послужило поводом для ухода Дениса Кожевникова. В нем две просьбы: оказать помощь в разграничении полномочий между директором и главным режиссером театра  предоставить право сформировать в театре творческую коллегию.

— Денис Владимирович, почему вы оставили театр?

— То, что я подал заявление,– не значит, что это мое самостоятельное решение, — говорит Денис Кожевников. — Я был поставлен в такие условия. У меня просто не было выхода. Из кабинета в кабинет был сделан звонок и предложено: пишите заявление или будете уволены по статье. Случилось это после моего обращения в обладминистрацию. Сразу стали «ловить» меня. В воскресенье у меня не было спектакля и репетиций. Я читал дома пьесу. Тут же составили акт (об отсутствии на работе – прим. авт.), его подписали актеры, служащие. В театре нельзя мерить все административными рамками. Интересно, что бы директор делала с Константином Сергеевичем Станиславским, который последние десять лет руководил театром по телефону?

Я написал заявление, позвонил руководителю управления культуры и извинился. Потому что она просила терпеть, а не уходить. Я не смог и ушел. Из-за извечного конфликта художника и администратора, когда это уже стало переходить грань приличия, когда начался шантаж увольнением по статье.

Я здесь появился, когда директору нужно было продлить свой личный контракт. Меня выставили по той же самой причине: контракт был продлен, и я уже не нужен – только раздражал. Более того, существовало мнение, что со временем я смогу сменить ее в качестве художественного руководителя. Никаких попыток занять это положение не предпринимал, потому что мне нравится должность главного режиссера. Она не предполагает хозяйственно-финансовых вопросов. Она дает возможность сконцентрироваться на творчестве, на построении взаимоотношений в труппе и со зрителем.

 Зачем театру стриптиз?

 — Кто в театре главный – администратор или творческий лидер?

— У Станиславского основной постулат – люби искусство в себе, а не себя в искусстве. Когда я только пришел в амурский театр, я просил размножить главу Станиславского об этике, чтоб она лежала в каждой гримуборной и, главное, — в кабинете директора и главного режиссера. Мы же строим настоящий «театр-кафедру, с которой можно сказать много добра». На что директор отреагировала так: «Может, Станиславский был хорошим режиссером, но менеджером он был никаким». Считается, что театру нужен менеджер — и все! И как можно говорить: «Все в театре хорошо, если б еще артистов не было, вообще было бы замечательно»?

Я просто перестал понимать: зачем я здесь сижу, если все решения принимаются без меня. Та репертуарная политика, которую мы начали, перечеркивалась. По поводу предложенного мною «Тартюфа» директор говорила, что это, во-первых, – некоммерческое название, а во-вторых, он уже шел здесь двадцать лет назад и некоторое время в «Глобусе». Но классика-то вечна. Ходили бы и сравнивали. То решение, которое зреет у меня в голове, было бы оригинально. Почему коммерческую сторону дела надо ставить во главу угла? Я не сторонник театра без зрителя. Я за то, чтобы залы были полны. Но только зачем нашему зрителю пьеса, где в течение всего спектакля мужчины репетируют стриптиз? В итоге, конечно, от нее отказались, потому что актеры возмутились. Для того чтобы приоткрыть душу человеческую, надо трясти телами?

Меня пытались обвинить, что с моим приходом зритель стал хуже ходить в театр. Я специально затребовал информацию о посещаемости по каждому спектаклю. Выяснилось, что показатели посещаемости за год моего пребывания в должности ничуть не стали хуже. Разве что во время «Амурской осени» театр несколько теряет. В остальное время – все по-прежнему. Притом касса стала продавать больше – люди сами пошли в театр. Раньше больше работали уполномоченные по работе со зрителем…

В свое время Немирович-Данченко написал: «Контора должна знать свое место!» — по поводу ситуации, когда в МХАТе Сташевский, который вел финансовые дела, имел неосторожность написать пожелания по репертуару, чтобы поправить дела театра. Не театр существует для зарабатывания денег, а директор должен изыскивать средства для творческого процесса!

Когда меня сюда приглашали, я особого рвения не проявлял. Жена беременная, да и разовиком проще. Приехал-уехал, не мороча себе голову. Но была предложена трехкомнатная квартира по договору соцнайма среди прочих соглашений (этого обещания никто не выполнил!). Для меня-то главным было – невмешательство в творческие вопросы. И это было обещано. Говорили: да мы с вами письменно все оформим. Надо тогда было брать расписку!

— Главный режиссер был обузой для администратора?

— Творческими людьми трудно управлять, они независимы, у них есть чувство собственного достоинства. Кто владеет профессией, может позволить себе говорить то, что думает, в суждениях руководствоваться профессиональными критериями. И – самое главное – таких людей трудно купить. Потому что они нужны в любом другом театре. Я ради артистов приехал сюда, потому что мне с ними было интересно работать. Потому что это действительно одна из лучших в России театральных трупп. И Татьяна Федоровна об этом знает.

Вспоминаю армейскую историю. Служить я ушел со второго курса театрального училища. И замкомвзвода сержант Ахметов, который в армии выучился говорить по-русски, пару недель заставлял меня драить туалет и стоял, проверял, покуривая. Я его потом спросил: «Ахметка, че я тебе плохого сделал? Что тебе за удовольствие смотреть на мои мучения?» А он говорит: «Ты станешь артистом, показывать по телевизору будут. А я в своем ауле буду говорить, что заставлял тебя сортир убирать!» Наверное, в жизни каждого творческого человека встречаются люди, которые, будучи не одарены талантом, любят поуправлять. Важно не обозлиться, не стать таким, как они. А продолжать честно делать свое дело. …Мне не страшно проиграть. Не страшно уйти. Страшно пойти против себя, своей совести и профессиональной чести. Хочу поблагодарить всех актеров за счастье совместного творчества, а также зрителей, которые согревали зал любимого мною Амурского театра драмы.

 Всяко бывало

 Не хотела выносить сор из избы директор Амурского драматического театра Татьяна Бедина:

— Разошлись – и разошлись. К сожалению, не случилось. Достаточно корректно, элегантно, по-человечески расстались. У нас театр как работал, так и работает, как локомотив.

— По репертуару сходились ваши мнения с Денисом Кожевниковым?

— Всяко бывало... Я лично была против «Тартюфа», который был у нас, был в «Глобусе» недавно. Кстати, у нас был очень хороший спектакль.

— Нужен вообще главный режиссер театру?

— Конечно, нужен. В последние годы институт главных режиссеров приказывает долго жить. Много в стране театров, в подавляющем большинстве которых нет «главного». Это профессия, которой нигде не готовят. Человек должен сочетать не только творчество, но и хорошо управлять труппой. Понимаете, он – режиссер-постановщик неплохой, а как главный режиссер… В силу своей молодости и амбициозности он не стал апостолом у творческого коллектива. Карт-бланш, данный ему, он не оправдал. Амбиции – чрезмерные, неоправданные, мнение, что он единственный, гениальный, не считается с мнением других людей, не уважает его...

— С квартирой что у Дениса Владимировича будет?

— Она в коммерческом найме у мэрии города Благовещенска. Ему никто никакой социальной квартиры не давал. Думаю, когда Денис Владимирович найдет себе работу, он оставит эту квартиру. Он обязан сдать ее по договору. Мы очень хотели, чтобы был главный режиссер. Мы создали условия... Говорят, не делай добра – не получишь зла.

 *****

 Замгубернатора Сергей Степанов прокомментировал, что получал письмо от главного режиссера театра драмы. Отписал его управлению культуры, после чего отправился в командировку в Харбин. Когда вернулся — все уже случилось. Ему доложили, что главный режиссер уволился и его пытаются устроить на вакантное место в театре актера и куклы. Сергей Григорьевич пообещал разобраться в тонкостях произошедшего.

Главный режиссер — не главный электрик

 Денис Кожевников – профессионал, и его спектакли были удачей для театра, убежден председатель амурского отделения Cоюза театральных деятелей, главный режиссер областного театра актера и куклы Петр Козец:

— Поднимите газеты годичной давности, говорили: свершилось, дождались главного режиссера. И вдруг – все рухнуло. Так же не бывает!

Я видел его спектакли и считаю, что практически все они — удача для театра. В них культура, профессионализм, такт, интеллигентность, еще многое, чего не хватало в других спектаклях.

Плохо, что театр опять останется без главного режиссера. И именно без такого. Не хочу разбираться (да меня никто не уполномочивал), кто прав – кто неправ. Но не верю, что у Кожевникова с актерами конфликт. Актеры в театре – профессионалы, и каждому профессионалу приятно работать с профессионалом. А то, что Кожевников таков, это бесспорно.

...У меня вызывает вопрос, почему в театре драмы художественный совет возглавлял не главный режиссер, почему при формировании репертуара рассматривается не предложение главного режиссера. Просто у нас институт главного режиссера – и в одном театре, и в другом — требует более внимательного подхода. И здесь, конечно, нужно, чтобы более внимательно к этому относилось управление культуры. Не может завхоз – какой бы он ни был великий деятель, любитель театра — знать, как поставить спектакль, как распределить роли, как сформировать репертуар. Не хочется сказать, что театр – плохой. Но коней на переправе не меняют, сейчас самый разгар театрального сезона, нужно было найти точки соприкосновения. Много лет театр был без главного режиссера. И лучше он от этого не стал.

 Черная кошка пробежала не там…

 Без кого не проживет театр, так это без актеров. А они – народ впечатлительный, эмоциональный. Происходящее непонятно и неприятно. Многие в растерянности: а стоит ли дальше творить, если потом вся работа может улететь в тартарары.

К примеру, может быть вычеркнута из репертуара «Поминальная молитва», над которой коллектив во главе с Денисом Кожевниковым столько работал... 

И актеры покидают театр. Ушла со сцены, сменив ее на кабинет чиновника, актриса Марина Щекина. Случилось это в последних числах декабря, когда в театре уже вовсю витал дух противоречий. Денис Кожевников говорит, что очень дорожил этой актрисой и в другой ситуации не позволил бы ей совершить такой шаг.

В театре встревожены неожиданным отъездом заслуженной артистки России Татьяны Телегиной. Говорят, что она подписала репертуарный лист и отправилась в Кемерово, откуда сама родом. Неужели не выдержала драматического накала – не на сцене, а в жизни? В театре говорят разное, в том числе и опасаются, что актриса уже не выйдет к амурскому зрителю. Между тем в «Поминальной молитве» она играла одна, без дублерши. И значит, один из самых успешных спектаклей в Амурском театре за последнее время – под большим вопросом. 

Наш корреспондент связался по телефону с самой примой. Татьяна Телегина сказала, что заявление на увольнение она не писала. А вынуждена была уехать в Кемерово к тяжелобольному отцу. Сколько она пробудет там, неизвестно. Поэтому взяла отпуск без содержания и репертуарный лист (у актеров – это как рекомендательное письмо), чтобы в случае чего можно было устроиться там на работу. На вопрос о том, как она относится к увольнению главного режиссера, актриса ответила:

— Резко отрицательно. В театре появился профессионал, который просто «болеет» театром, который хотел работать с труппой. С его стороны я не видела ошибок. И вдруг — началась травля. Была полностью блокирована работа главного режиссера. А теперь на него сваливаются все грехи, будто он развалил работу в театре.

Театр давным-давно не работал с главным режиссером. И практически никто не знает, что это значит. Раньше главный режиссер заключал договор напрямую с управлением культуры, как и директор. Сейчас выбрали такую форму управления, когда директор заключает договор с главным режиссером. Тогда было четкое разделение обязанностей. А сейчас? До смешного доходило – он подает один репертуарный план, а в управлении культуры оказывается совершенно другой. Режиссер предлагает один спектакль, а ему говорят: нет, мы это ставить не будем. Человека выживали. А к нему потянулся коллектив, потому Денис Владимирович умеет работать с молодыми, умеет «открывать» ребят, которые только начинают работать.

Не понимаю театр, не понимаю управление культуры, области, которые допустили такую ситуацию. 

Другие артисты тоже негодуют по поводу ухода Дениса Кожевникова.

— Черная кошка пробежала не между труппой и главным режиссером, а между директором и главным режиссером, — сказал один артист из числа заслуженных, не пожелавший называть себя («работать ведь еще»). - А то, что называют конфликтами, – это рабочие моменты. Денис Владимирович пытался навести дисциплину в театре, не допускал, чтобы на репетиции приходили в нетрезвом виде. В глубине души из театра хочет уйти почти каждый второй. Потому что хочется заниматься творчеством, а получаются – склоки, подводные течения. В открытую ничего не происходит, но сама обстановка тяжелая.





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.