http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-03-21/19611-ugolovnoe-delo-tri-vystrela-v-zakaznike.html

Уголовное дело: три выстрела в заказнике

Поделиться новостью:

21 марта 2007 в 09:00

Уголовное дело по факту незаконной охоты в Иверском заказнике расследует милиция
Свободненского района. Сей факт появился во время пребывания в тайге сотрудников Дирекции по охране и использованию животного мира. Какая взаимосвязь?

Мясо в рюкзаке

 Подробности произошедшего нам удалось узнать у охотоведа, руководителя Иверского заказника Сергея Короткова. По его словам, из Дирекции по охране и использованию животного мира в командировку приехали пять человек — для проведения в Иверском заказнике биотехнии — зимних учетных работ. О своем приезде сообщили по телефону. Коротков ответил, что егерь проводит людей по известному маршруту. На следующий день он на микроавтобусе повез егеря на маршрут. Навстречу трактор. Внутри – егерь и сотрудник Дирекции Куксов. Рассказали, что отправили на маршрут Александра Козлова (начальника отдела Дирекции по охране и использованию животного мира и особо охраняемых природных территорий — прим. авт.) и Андрея Захарчука (специалиста отдела охраны того же ведомства — прим. авт.) — и они не вернулись. Коротков с Куксовым на автобусе поехали на один кордон, где есть связь, а егеря на тракторе — на второй, где могли быть потерявшиеся.

— Мы позвонили ребятам — вне зоны доступа, — говорит Сергей Коротков. — Едем – видим на снегу следы разворота «уазика». Подъезжаем ко второму кордону — стоит трактор и «уазик» Дирекции. На кордоне оказались Козлов, Захарчук, местный житель (проводник), водитель «уазика» Колупаев и специалист дирекции Рогалев. У крыльца – кровь. Егеря говорят, что слышали три выстрела, и когда подъехали, на кровати в чехле, скорее всего, винтовка лежала, но не вскрывали — меня ждали, а теперь оружия не видно. Тогда мы поехали на место, где видели следы разворота «уазика». Метрах в 20-ти — следы разделки косули. Отсняли на камеру. Съездили на кордон, где связь берет – сообщили в управление о факте незаконной охоты.

Сергей Коротков вернулся на кордон. Разговора с сотрудниками Дирекции не получилось. Пришлось опять звонить. Приехали специалисты Россельхознадзора и милиционеры с двумя понятыми. В домике под кроватью нашли рюкзак с мясом косули. Коротков заметил, что рядом с «уазиком» снег взбит, копнул — и вытащил карабин одного из сотрудников Дирекции. Еще было ружье у водителя «уазика». Документы оформили, оружие изъяли и шкуру на месте разделки. Вещдоки сдали в милицию.

Слова охотоведа в частной беседе подтвердил непосредственный участник событий, приезжавший на учетные работы из Дирекции, пожелав не называть своего имени в прессе.

 Двойная структура

 Сергей Коротков считает, что произошедший в заказнике прецедент – следствие проблемы: согласно федеральному закону об особо охраняемых природных территориях, для соблюдения режима и охраны создается администрация для каждого заказника. Сначала в Приамурье в агропромышленном департаменте было создано управление ресурсами животного мира. Затем была создана Дирекция заказников — аппарат в Благовещенске, а не администрации заказников на местах.

— С этого и начался прецедент, — считает Сергей Коротков. – Денег на заказник идут крохи. Я, как и многие охотоведы, работаю на своей машине, должен брать семейные деньги, чтобы содержать заказник. Иногда по 17 литров бензина за сутки сжигаем. Начал говорить на эту тему, стал неугодным человеком. Тут звонят из Дирекции - приезжают на зимние учетные работы. Я говорю, что это моя прерогатива и ответственность, учетные работы мы не первый год проводим своими силами. Есть люди, которые знают маршруты и как правильно идти по тайге. С незнающим человеком нужно специалиста отправлять. Это присутствие посторонних, дополнительная езда на машине, что по режиму заказника запрещено. Да и данным я не буду доверять, если сам маршрут не пройду. Дайте лучше ГСМ на проведение учетных работ! Тем не менее пять человек были откомандированы. Приехали…

Можно создать любую структуру, имея в бюджете деньги. Больше года работает Дирекция. Такой структуры двоякой нигде не видел в регионах: или управление есть, но нет Дирекции, или наоборот. Сократили бы лучше штат, да деньги, которые на зарплату идут, на содержание заказников пустили, на охрану и на подкорм животных.

 Акт не составили

 Не согласен с мнением «о двоякости» структуры начальник Дирекции по охране и использованию животного мира и особо охраняемых природных территорий Анатолий Козлов:

— Управление ресурсами при департаменте (восемь человек) – уполномоченный орган государственной власти, который решает свой ряд вопросов, в частности, стратегические, охватывающие более широкую сферу. Здесь и вопросы по коренным малочисленным народам Севера, и выдача лицензий, и так далее. Дирекция – это госучреждение, более специализированная структура, которая конкретно занимается заказниками и особо охраняемыми природными территориями. Штат — 86 человек – в основном это охотоведы и егеря, работающие в заказниках, в Благовещенске находятся 19 человек. 

Специалисты — охотоведы с высшим образованием, прошедшие специальное обучение — практически только в Дирекции работают. Мы позвали людей, которые раньше работали в охотуправлении (его расформировали). Это люди с большим опытом работы, но время сегодня требует не только опыта. Научный подход должен быть, а не просто пришел, засыпал кормушку — и ходи спокойно. Это не только охрана заказников, проверки и учетные работы. Нужны знания, если говорить о развитии заказников, нужно просвещение населения, издание методлитературы, обучение.

Вот и создана Дирекция как центр организации работы по этим направлениям. Зарплата у работников стабильная. На заказники действительно денег крохи идут. Никогда наш бюджет не тянул, чтобы все обеспечить. Привлекаем спонсоров. Природу важно поднимать. За годы разрухи там очень много натворили.

На наш вопрос по уголовному делу Анатолий Козлов ответил, что наговоров на работников много идет — и чем принципиальней люди подходят к делу, тем больше. Но за весь год работы по существу к работникам ни одного замечания не было. В данном же случае по Иверскому заказнику люди поступили неправильно.

«Там мальчишество, — сказал он. – Молодые специалисты поехали в тайгу работать. Ночь проплутали, снег выпал, в деревне какого-то мужика взяли, чтобы дорогу показал. А утром, вроде бы, подобрали стреляную косулю. Должны были акт составить, чего не сделали. Зная, что у нас строго с людей спрашивают, написали заявление об увольнении по собственному желанию. Уволил, выдержав две недели, как положено. А те, кому это нравится муссировать, раздувают. Я не собирался, как делают некоторые руководители, защищать своих работников, оправдывать, ждать, чем дело закончится, что докажут или не докажут. Я сам увидел, что акт не составили, сказал, что это – непрофессионализм. А как в тайге было на самом деле — теперь милиция разберется».

Не имеющим под собой оснований посчитал Анатолий Козлов мнение, что слишком мягко обошелся со своими работниками, уволив по собственному желанию, видимо, потому, что один из них — его сын.

— Тут как раз наоборот, — отметил Анатолий Козлов. — Мне говорили: «Что-то больно ты круто с молодыми специалистами, без лишних разговоров». Может быть, помягче я бы подошел, если бы не было родственных связей, а тут наиболее жестко.

 Другая версия

 По словам заместителя начальника отдела МОБ Свободненского ГРОВД подполковника Владимира Левина, уголовное дело, возбужденное по статье «Незаконная охота», расследуется. В отношении конкретных лиц пока ничего сказать нельзя.

Следователь по делу старший лейтенант Олег Мясоедов добавил лишь то, что назначенная экспертиза должна установить, произведен ли выстрел в косулю из ружья, принадлежащего сотруднику Дирекции. Сотрудники, кстати, действительно придерживаются версии, что косуля была найдена уже мертвой, разделана и привезена на кордон. Следствие должно закончиться 14 апреля.





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.