http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-03-21/26587-vsyo-v-sadu-absurd-na-scene-teatra-dramy.html

«Всё в саду»: абсурд на сцене театра драмы

Поделиться новостью:

21 марта 2007 в 09:00

Что есть деньги – зло или благо? Почему мы так зависим от этих ложных ценностей? Или все-таки они существенны? Ведь мы живем в то время, когда все имеет свою цену… Извечные вопросы поднимаются в пьесе современного классика Эдварда Олби «Всё в саду», премьера которой состоится 23 марта в Амурском областном театре драмы.

«Всё в саду» — пьеса, вошедшая в мировую культуру, став культовой, как и сам Олби. «Всё в саду» не столь известна, как, например, еще одна пьеса классика «Кто боится Вирджинию Вульф?», но в России она ставилась не раз. В советское время зрителям «Всё в саду» преподносилась как зарисовка из жизни «прогнивающего капитализма». Сегодня же отечественный зритель видит в ней себя, свою нынешнюю жизнь. Ведь пьеса Олби до сих пор, спустя уже несколько десятков лет после ее написания, остается актуальной. Очень актуальной.

— По всей видимости, как ни странно, что-то божественное стоит за таким понятием, как деньги, — рассуждает режиссер-постановщик нового спектакля Андрей Лапиков. – Слишком мощная у нас зависимость от них.

Зависят от них и главные герои пьесы – супруги Ричард (Роберт Салахов) и Дженни (Ирина Сысоенко). Казалось бы, жить им – не тужить: с таким прекрасным домом, с таким прекрасным садом (ну как в раю!), но все время мешают денежные проблемы. Современная Ева ими измучена, так же как и нежеланием мужа-Адама изменить ситуацию. Ричард и Дженни арендуют дом в респектабельном районе – на этакой а-ля Рублевке на американский лад. Аренда обходится недешево, а ведь еще хочется красиво одеваться, пить дорогие вина, есть деликатесы… Муж запрещает жене работать – от этого еще меньше средств к существованию. Постоянные ссоры, упреки… Любовь разваливается, тонет в пучине бытовых и финансовых проблем. Но тут появляется змей-искуситель – миссис Туз — и сразу же предлагает Дженни хороший заработок. Правда, для того, чтобы начать купаться в роскоши, нужно стать… элитной проституткой. Дженни, было, отказывается, но, хорошенько подумав, соглашается. Деньги текут рекой, она уже не знает, на что их тратить. И решает подкинуть посылку с деньгами к дверям дома. Ричард недоумевает – кому понадобилось делать такой дорогой подарок. Правда, озабочен он этим вопросом недолго. На свалившиеся практически с неба деньги решено устроить вечеринку и пригласить богатых соседей – наконец-то представилась такая возможность – войти в их круг! Но деньги в коробке – не единственные, которые находит Ричард. Дом буквально наводнен купюрами – они спрятаны то там, то здесь. На вопросы мужа о происхождении столь крупных денег Дженни сначала пытается врать. Но потом решает сознаться – муж свыкнется, смирится. Ричард в шоке. Но искушение столь велико! В нем борются два начала – «за» и «против». В итоге он смиряется. В конце концов можно купить новую машину… нет, две машины, да и много еще чего.

…Вечеринка в разгаре. Собрались все респектабельные соседи: семейные пары и миллионер Джек (Олег Бойко) – друг Ричарда и Дженни, влюбленный в последнюю. Джек настолько любит эту женщину, что даже завещал ее семье все свои 24 миллиона долларов. Правда, ни Ричард, ни Дженни об этом не знают. Вино льется рекой, подаются вкусные закуски, ведутся светские беседы. И тут – как гром среди ясного неба – на сцене появляется миссис Туз. И начинают открываться тайны. Выясняется, что все присутствующие дамы работают на нее! Ступор у гостей длится недолго – теперь все всё знают, что скрывать? Веселье продолжается. Открывшееся поражает только одного – Джека. С миссис Туз он познакомился еще в Англии – там она промышляла тем же. Что же получается: его любимая Дженни – проститутка? Раз так — все покупается и продается, он может заплатить и спать со всеми этими женщинами. Слегка подвыпивший Джек сильно удивлен этой мыслью. Он собирается домой – здесь ему не место. Но не тут-то было. «Он все разболтает», — из уст миссис Туз (Анны Лаптевой) это звучит как призыв. Призыв к действию. Мужчины пытаются остановить разбушевавшегося Джека, завязывается драка, и в ее пылу художника-миллионера убивают.

…Гости ушли. Ричард и Дженни остались одни – наедине со своим горем, с осознанием того, ЧТО они натворили. Они понимают, что в итоге в погоне за деньгами так много потеряли! Это человеческая катастрофа, это такая боль, такое горе! И зритель это понимает.

— В финале – потрясение человеческое от собственной пустоты, — объясняет режиссер Андрей Лапиков. – Но когда человек осознает, что так пал, в этот же момент в нем прорастает и духовность. И пусть это прозрение длится всего 45 секунд… Эти 45 секунд вооружают нас надеждой, и мы сопричастны происходящему.

***

Многие критики причисляют Эдварда Олби к представителям театра абсурда. Абсурд ли происходящее на сцене – решать зрителям, которые, кстати, на протяжении всей пьесы будут вовлечены в происходящее (с репликами Джек будет то и дело обращаться к залу). Между тем оформление сцены вполне реальное – голубое небо, балкон, стильная барная стойка, кожаный диван, сервированный стол и даже спиртные напитки. Для всех актеров уже почти готовы костюмы: для женщин – вечерние платья, для мужчин – стильные смокинги. Об абсурде напоминают, разве что, растущие сверху вниз деревья с красными стволами да выделяемая на нужды театра – бутафорию, декорации и прочий необходимый театральный инвентарь – сумма: в квартал – 4 тысячи рублей.

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.