http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-05-23/19774-fedor-borisov-glavvrachi-okazalis-zalozhnikami.html

Федор Борисов: «Главврачи оказались заложниками…»

Поделиться новостью:

23 мая 2007 в 10:00

Внезапно уволенного «по собственному желанию» главного врача 1-й городской больницы Благовещенска Федора Борисова также внезапно восстановили в должности. Уже больше месяца заслуженный врач РФ находится на больничной койке в лечебном учреждении, которым руководил без малого 20 лет.
По странному стечению обстоятельств увольнение главного врача 1-й муниципальной клинической больницы Федора Борисова пришлось на период, когда в Приамурье закрутилось так называемое «дело врачей», в котором фигурирует отстраненная на время следствия от должности руководитель департамента здравоохранения обладминистрации. Тогда якобы кто-то дал клич: всем главврачам, кто «имеет грех за душой», срочно писать заявления об увольнении по собственному желанию. И датированное 17 апреля заявление Федора Федоровича воспринялось многими как раз в контексте «дела врачей».

Возраст

 Кто-то пытался найти подоплеку ухода главврача в «гендерной» политике мэрии. Дескать, Федор Борисов – уже третий главврач Благовещенска за последние несколько месяцев, кто «ушел» или… кого «ушли». Первыми двумя были руководитель детской городской больницы Анатолий Самсонов и главврач муниципальной станции скорой помощи Виталий Демьяненко. Все трое – пенсионного возраста, им – за 60.

В муниципальном здравоохранении остались несмененными еще двое руководителей муниципальных учреждений здравоохранения – Светлана Кнутова (3-я горбольница), Татьяна Медова (стоматологическая поликлиника). Кстати, обе – тоже пенсионного возраста. Видимо, их не стали трогать в силу того, что они – женщины. Правда, в мэрии не подтверждают «гендерной» версии…

 Койки и тарифы

 Еще одну причину ухода главврачей видят в тарифах на медуслуги Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМСа) и коечном фонде. Осенью прошлого года было принято решение делать отчисления в медучреждения из ФОМСа по так называемому «понижающему тарифу». К примеру, в него не было включено повышение зарплаты медиков-бюджетников. (Кстати, буквально на днях согласительная комиссия, куда входят представители департамента здравоохранения, ФомСа, «смилостивилась» над амурским здравоохранением и отменила «понижающий тариф»).

Главврачи считали недофинансирование миллионами. Так, по 1-й благовещенской больнице с численностью персонала более полутора тысяч человек ежемесячное недополучение составляло порядка шести-восьми миллионов. В год – это около ста миллионов рублей.

Чтобы вписаться в те объемы финансирования, которые спустили на больницы, требовалось чем-то пожертвовать. Для 1-й горбольницы количество госпитализаций сократили на 6500. Значит, за год больнице пришлось бы отказать как минимум 6500 пациентам. Медики стали бить тревогу, искать способы выживания, обращаться за дополнительным финансированием.

 Инсульт «по собственному желанию»

 …17 апреля главврач 1-й горбольницы Федор Борисов сам оказался на больничной койке, в неврологическом отделении. Ему не отказали в госпитализации – в таких ситуациях пациентам обычно не отказывают. После того как главврач написал заявление на увольнение «по собственному желанию», у него случился инсульт.

— Уходить с должности вы не собирались?

— Я для себя – ну, с возрастом уже – стал размышлять: уходить… Учреждение очень большое по объемам. Думал, отмечу юбилей, уйду в отпуск, потом напишу заявление об увольнении. Об этом 12 апреля сказал начальнику управления здравоохранения. Нашли, вроде, взаимопонимание…

И вдруг главный врач... увольняется. Неужто вынудили?

— Я — человек, имеющий довольно большой опыт работы. Наверное, очень сложно со мной. До меня ушли из здравоохранения два руководителя.

— Ротация?

— Какая там ротация? По Трудовому кодексу нет ограничения возраста. Работай – сколько можешь, сколько сил хватает. Думаю, поводом к этому послужило другое. В 2006 году шла работа по принятию муниципального заказа. Нам должны были на 2007 год дать количество госпитализаций, количество посещений по амбулаторным и стационарным службам. Наконец в марте от управления здравоохранения приказ получили. Согласно ему, распределили посещение по поликлиническим учреждениям. Привели в соответствие коечный фонд в стационарах. По этому приказу из работы исключалось 97 коек. У нас в стационаре было отделение дневного пребывания на 40 коек. В связи с тем, что нам на 6500 госпитализаций в год сократили, в плановом задании работы отделения дневного пребывания не было.

Я ничего в больнице не сократил, не закрыл, как оно было – так и осталось. Только распределил плановое задание (то есть муниципальный заказ) по отделениям и под тот коечный фонд, который должен его выполнять. Остальной коечный фонд остался в резерве. Кадры, штаты дневного отделения я не увольнял. Однако уже пошел негатив. 

Вместе с руководителем горздрава я пришел к заместителю мэра Надежде Терещенко. Показал приказы: свой и горздрава (своим приказом я просто продублировал гор-здравовский). Потом написал объяснение, как распланирована госпитализация, что оставили форму дневного стационара при поликлиниках и перинатальном центре. Сказал, дескать, если выделите дополнительные объемы – дневной стационар будет работать в прежнем режиме. Нет – «уменьшаем» дополнительно круглосуточные койки и передаем объемы дневному стационару. На следующий день написал приказ о перемещении муниципального заказа с круглосуточных коек на 30 коек дневного пребывания. Три письма отправлял, что необходимо решить вопрос о дополнительных средствах. Увеличивайте объем платных услуг, говорят. А за счет чего? Главные врачи оказались заложниками этой ситуации! 

 Опоздали!

 — Трудовую книжку и расчет мне не предоставили 17 числа, — говорит Федор Федорович. — Несмотря на то, что я был уже на больничной койке, 18 числа пришла начальник горздрава и стала предлагать мне расписаться в ее приказе. Расписываться не стал – сказал, что нарушаются конституционные права. Потом были визиты в больницу и кадровиков. 

7 мая, когда Федор Борисов стал чувствовать себя лучше, написал заявление об отзыве собственного заявления. Однако ему пришел письменный ответ: 17 апреля издан приказ об увольнении. Мол, опоздали!

10 мая Федор Федорович отправил заявление в трудовую инспекцию. 11 мая появилось обращение в суд с просьбой признать увольнение незаконным, поскольку «работодатель лишил права отзыва заявления». 17 мая появился приказ начальника горздрава об отмене собственного приказа, которым был уволен главврач 1-й горбольницы.

Начальник управления здравоохранения администрации Благовещенска Наталья Бурлакова (работала заместителем главврача 1-й горбольницы около 15 лет, была подчиненной Федора Борисова) всячески уходила от комментариев. Сначала откладывала разговор на щекотливую тему, потом перестала отвечать на звонки. После официального запроса «Телепорта» в пресс-службу Наталья Устиновна уполномочила ответить на вопросы журналистов своего заместителя Ольгу Борисову. По поводу увольнения главврача 1-й Ольга Михайловна сказала:

— Этот вопрос не в моей компетенции. Могу сказать лишь то, что он написал заявление и находится на больничной койке.

— Уменьшился ли коечный фонд городских больниц?

— Общий фонд оставался неизменным, а внутри него – перераспределение под те объемы, которые проплачивались ФОМСом. Дневные стационары в городе у нас доведены до нормы, даже чуть больше. И койки там работали в две смены. В прошлом году было перевыполнение – на 130%. Но коль суммы финансирования подведены под конкретные объемы, рассматривали вопрос: либо оставить работать в две смены в поликлиниках койки дневного стационара, либо перевести койки дневного стационара на платную основу. Рассмотрев все варианты, решили, что дневной стационар при стационаре также востребован. Поэтому все койки оставили, только их часть перевели на платную основу. 

Рассматривается вопрос и о переводе части коек дневного стационара 3-й больницы на платную основу.

 «В мою бытность такого не было»

 Экс-начальник управления здравоохранения администрации Благовещенска Людмила Семыкина сказала много добрых слов в адрес Федора Борисова: 

— Это руководитель с большим опытом, умелый организатор. Лично меня как руководителя, который на первоначальном этапе имел меньше опыта, чем он, многому научил, много помогал.

Первая больница была авангардом – занимала первые места не только по городу, но и по области по итогам работы. Если Федору Федоровичу что-то поручалось, это 100%-но было сделано.

Можно было достаточно корректно расстаться с человеком. Тем более что Федор Федорович собирался уже завершить карьеру главного врача.

Конечно, для всех хорошим не будешь. Но коллектив в целом его уважал.

Корректный человек, он не позволял себе унизить кого-то, повысить голос, что встречается очень редко. Некоторые руководители считают допустимым общаться с подчиненными, как с холопами какими-то. Слава богу, в мою бытность такого не было. 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.