http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-07-25/19964-rybokonservnyy-zavod-napolnit-reki.html

Рыбоконсервный завод наполнит реки

Поделиться новостью:

25 июля 2007 в 10:00

Вместе с переработкой камчатской рыбы в Приамурье нелишне было бы заняться и внутренними рыбными ресурсами. Ведь еще пятнадцать лет назад у нас добывали порядка 500 тонн в год – от пескарика до калуги.

Все помнят, как упрекнул губернское начальство приезжавший к нам в 1994 году Президент России Борис Ельцин: дескать, на реках живете, а в магазинах — один минтай завезенный. Тогда никто не услышал Бориса Николаевича, а зря... Раз есть вода — значит, в ней должна (даже обязана!) водиться рыба.

И вдруг от нового губернатора Николая Колесова прозвучала мысль о рыбоконсервном производстве у нас. Правда, не из собственного, амурского, сырья, а из поставляемого из Камчатки. Предполагаемая мощность будущего завода – 8,6 тысячи тонн в год.

Еще одно производство в Приамурье – идея замечательная. Тут и занятость населения, и прочие плюсы... Однако специалисты-рыбоводы считают, что вместе с камчатской рыбой на рыбоконсервном заводе можно перерабатывать и свою, амурскую, рыбу.

 То, что камчатские морепродукты будем перерабатывать, неплохо. Новосибирск, Москва гораздо дальше от Приамурья, а там упаковывают и продают под разными брендами дальневосточную красную рыбу. Чем мы-то хуже? 

Однако мы живем на огромных реках, у нас множество озер и водохранилищ, а своей рыбы — кот наплакал. Разве что замороженного сазана купить иногда можем…

 Японец лопнет

 «Нет у нас своей рыбы!» — говорят местные переработчики. Они везут камчатскую, сахалинскую, приморскую рыбу — кету, сельдь, ставриду и др. — в наши края, с Байкала, Иркутска – омуля. Солят, коптят по-холодному и по-горячему, делают консервы из рыбы под разными соусами. 

«Было б свое что, тоже бы пошло в ход. Любая рыба вкусная, если ее как надо делаешь, — сказал один из благовещенских переработчиков-пищевиков. – Было в Зейском «море» поколение щучек и прочего молодняка, которым они питаются. Ну а потом же деревья, оставленные на затопленном участке, начали «цвести». И получилось там фенольное хранилище, а не водохранилище. То же самое и с Бурейским будет. Пусти японца на такой участок, он же лопнет от обуревающих его идей! А у нас?»

 И калугу разведем

 Между тем амурские воды перспективны для рыборазведения, считают специалисты.

— У нас 132 вида рыбы, — говорит руководитель Россельхознадзора по Амурской области Иван Ряжских, который в свое время руководил рыбокомбинатом, а также охотуправлением Приамурья. — Было время, в конце 80-х-начале 90-х, у нас добывали в год до 500 тонн частиковых (вид рыбы, которая водится в Приамурье).

До 300 тонн приходилось на тепловодные хозяйства. Такое хозяйство было на Райчихинской ГРЭС, в поселке Прогресс. Рыбокомбинат круглый год выращивал там карпа, сазана, немного карася. Технология была построена на использовании горячей воды. В последние годы, в связи с введением других ГЭС, Райчихинская, по сути, перешла на режим котельной. Вода перестала быть горячей. И рыбное хозяйство резко покатилось вниз, объемы снизились в десятки раз. Хотя мощности у рыбокомбината есть, есть инкубационный цех. Его можно использовать в воспроизводстве рыбного запаса и «зарыблять» водоемы мальком. Держится маточное стадо, берется икра, оплодотворяется, инкубируется и выращивается.

— Чтоб рыба водилась, следует заниматься ее воспроизводством, — убежден Иван Ряжских. — Надо ставить заводы, которые будут выращивать малька (или молодь) всех видов рыб, вплоть до калуги. Хабаровск растит, а мы почему не можем? 15 лет мы занимались омулем в Зейском водохранилище. Привозили туда личинку, рыбокомбинат подращивал ее, выпускал в Зейское «море». Сегодня омуль нередко становится добычей рыболова, создается промысловое стадо. В водохранилища (закрытые водоемы, из которых рыба никуда не уйдет, в тот же Китай) мы должны постоянно высыпать молодь. Тогда резко увеличится улов. Год-два — сможем активно получать продукцию. В озера тоже надо запускать 30-граммовых рыб, а потом вылавливать 300-500-граммовых. Растут на естественных кормах — дешево.

Кстати, мальки из Амурской области пользуются спросом у рыбоводов Краснодара, Ростова и даже Китая.

 Икра — щучья

 «Рыбная» квота на путинный лов у нас составляет порядка 150 тонн в год. И то осваивается не полностью. Наловил рыбак сомов, щук, а сдать особо некуда. Коль будет рыбоконсервный комбинат, наверняка наладится и прием «хвостатой» продукции от местного населения. 

На магазинных полках мы видим, как правило, морскую консервированную рыбу. Однако из речной тоже можно делать консервы. Существуют технологии, они уже отработаны. Росрыбхоз над этим работает давно. И предприятия уже выпускают такие консервы.

Есть консервы из сазана, из окуня. Деликатес под названием «Щучья икра» завезли недавно в один из супермаркетов Благовещенска. Кто пробовал, говорят, очень аппетитно и вкусно. Появилась у нас и икра судака.

Из морских консервов особой популярностью пользуется демократичная по цене сайра в собственном соку и в масле, из более дорогих – тунец в собственном соку. 

Среди копченостей пальму первенства держат сельдь и кета.

 Собственника дайте

 В агропромышленном секторе правительства Амурской области пока не комментируют идею губернатора насчет рыбоконсервного завода. Мол, это пока свежая мысль, и нет ничего конкретного. Однако там не сомневаются, что если на консервном заводе возьмутся вместе с морской рыбой перерабатывать и нашу речную и озерную, увеличатся объемы добычи в Приамурье.

— У нас приличные запасы водных биологических ресурсов, — говорят чиновники от сельского хозяйства. — С развитием гидростроительства возникают водохранилища, которые представляют ценные рыбохозяйственные водоемы. Единственное — в них надо запускать молодь, чтобы компенсировать ущерб, наносимый ихтио-фауне рек. Бурейская ГЭС, правда, этим не занимается. Когда гидростроители делали проектно-сметную документацию, ГЭС была между двух хозяев – Приамурьем и Хабаровском. Упустили этот вопрос. С другими ГЭС, которые будут возводиться в Приамурье, это не пройдет. Хоть и замерзают (за исключением Райчихинского) водохранилища, но объем в них большой, большая глубина, и кислорода должно хватать для рыбы.

У нас 50 водохранилищ по югу, и все бесхозные. Собственники появятся – будет толк. Правда, особо желающих ими стать нет, потому что мероприятия по ГО и ЧС проводить придется, земельный налог платить, рыбу разводить.

 И еще про рыбу

 — Во всем цивилизованном мире, где строят гидроэлектростанции, для рыбы монтируют специальные рыбопропускники, чтобы рыба не замечала вмешательства человека в ее жизнь, спокойно могла спускаться до истоков, чтобы там нереститься, метать икру.

— Самая крупная из всех имеющихся рыб в Приамурье – калуга. Ученые говорят, что эта рыбка живет 25-30 лет. Когда не было Зейской ГЭС, Приамурье считалось средой ее обитания. В верховьях была хорошая кормовая база. А зимовала калуга в низовьях (Хабаровский край). Было время, что калуга пропала, ушла в Хабаровский край. А сейчас снова, говорят рыбаки, попадается. То там видели ее, то там. Скорее всего, из-за того, что в Сунгари сброс ядохимикатов был. И рыба стала искать, где чище.





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.