http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-09-19/26582-priamurskaya-kadril-lyubvi-vse-vozrasty-pokorny.html

«Приамурская кадриль»: любви все возрасты покорны!

Поделиться новостью:

19 сентября 2007 в 10:00

Что имеем – не храним, потерявши — плачем, причем плачем сквозь смех. Премьерный спектакль уже 124-го по счету сезона Амурского драмтеатра именно об этом. Порой мы не замечаем, что счастье рядом, пока не потеряем его. Вот и герои «Приамурской кадрили» — обыкновенные деревенские старики – смогли понять это только после серьезных и между тем до смеха курьезных перестановок в своей жизни.

Режиссеру, народному артисту России Владимиру Матвееву пьеса иркутянина Владимира Гуркина «Прибайкальская кадриль» приглянулась по одной простой, но очень веской причине: слишком много у нас в театре играется иностранных постановок и слишком мало ставится пьес о простых деревенских русских людях, с их богатыми характерами, интересными историями.

— Хочется сделать подарок нашей амурской деревне, — объясняет Владимир Матвеев, сам очень любящий деревню, выросший в ней.

Видимо, поэтому режиссер и остановился на пьесе Гуркина – тоже очень большого поклонника деревни, автора другого, более известного и любимого многими россиянами, произведения «Любовь и голуби». Примечательно, что в 70-х годах прошлого века Владимир Гуркин, будучи молодым актером, играл в нашем драмтеатре и именно здесь – на Амурской земле – написал своих «Голубей». Правда, в амурском театре ставить пьесу отказались – посчитали неинтересной. Потом, спустя некоторое время, постановки прошли по всей стране, а затем и вышел такой любимый сегодня фильм. «Прибайкальская кадриль» (а на наш лад – «Приамурская») о том же – о простой деревенской жизни, преданности и любви.

— Главной задачей было, чтобы артисты не играли какие-то характеры деревенские, а жили на сцене, — объясняет режиссер Владимир Матвеев. – Я сказал: ребята, играйте все лично от себя, как будто вы сами попали в эту ситуацию. Ведь для режиссера эта пьеса не такая простая, она очень коварная – легко уйти на клоунаду. А задача стоит — показать просто жизнь.

Герои пьесы – пожилые деревенские люди, две семейные пары – шумные Лидия и Николай Звягинцевы и тихони Валя и Санька Арефьевы, живущие друг с другом по соседству, разозлившись, в один прекрасный день решают поменяться супругами (прямо как в кадрили – где тоже меняются партнерами!). Вернее, решение такое принимают обозленные на своих мужей жены. У каждой – вагон поводов и причин: один — пьяный весельчак, другой, наоборот, — трезвенник-тихоня. Может быть, еще долго жены копили бы свое недовольство, если бы не злосчастные кирпичи, хранящиеся на дворе у Звягинцевых, и не таскающая их тайком одинокая сельчанка Макеевна. Если б утром Николай и Санька не застукали ее за этим делом, а она потом не откупилась бы от них бутылкой «беленькой», скандала, устроенного женами, могло бы и не случиться. И Санька бы, еле ворочающий языком, не оправдывался перед Валей, показывая пустую авоську: «Пошел за хлебом. Белого не было. Пришлось купить бутылку черного». Если бы да кабы… В общем, обмен состоялся.

Вновь образованные пары разошлись по домам. И тут шумная Лидка, обычно не балующая мужа, стала предлагать некурящему и непьющему Саньке сигареты и бражку, а тихоня Валя шутить вместе с балагуром Николаем. Правда, новое семейное счастье в обеих парах оказалось недолгим. Теперь новые мужья и жены стали думать, как бы насолить старым. И понеслось… И смех, и грех! Макеевна, узнав про эту историю (и успев в нее вляпаться), не может удержаться от доброго смеха. И как намек на то, что супруги, хоть и рассорившиеся, — все равно счастливые люди, так как уже много лет живут со своей второй половинкой, звучат ее слова: «Одинокая я, ни мужа, ни детей».

Хорошо, что под конец спектакля старики понимают свое счастье и, словно молодые, признаются друг другу в любви. И уже кажется пустяками, что Колька — любитель поддать, а Лидка, по словам ее мужа, «памятник из себя выведет». Любви все возрасты покорны! И герои этой доброй лирической комедии пускаются в пляс. «Эх, жить будем, гулять будем, а смерть придет — помирать будем!».

Богатый, настоящий деревенский язык, который, кстати, по признанию режиссера, давался поначалу актерам нелегко веселые шутки яркие реалистичные декорации – деревянные домики, занавески на окнах кастрюли, сушащиеся на заборе лай собаки (зовут которую, кстати, Амур), кукареканье петухов – все это настраивает зрителя на правильное восприятие лирической комедии.

Именно такой жанр определил режиссер «Кадрили» Владимир Матвеев. И думается, зритель на такую добрую постановку в Амурский драмтеатр будет приходить не раз – так же, как с неподдельной заинтересованностью мы в очередной (который уже?) раз смотрим фильм «Любовь и голуби». Кстати, 12 октября на премьеру амурской постановки своей пьесы, возможно, приедет и сам Владимир Гуркин.


 





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.