http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-10-03/20183-dva-uroka-zhurnalist-vstal-k-doske.html

Два урока: журналист встал к доске

Поделиться новостью:

3 октября 2007 в 10:00

Учитель – профессия древняя и благородная. Говорят, что хорошим наставником может стать лишь тот, кто любит своих подопечных. Что испытывают они – наши школьные педагоги, когда приходят к детям доносить знания? Ответ на этот вопрос искал наш корреспондент, ставший на несколько уроков школьным учителем.

Сотрудники второй гимназии сразу предупредили, что всю подноготную работы учителя за два урока не узнаешь. Ведь помимо работы в кабинете существует еще и внеклассная деятельность, за которую необходимо регулярно отчитываться, а туда входит и заполнение различных журналов, и участие в школьных и городских мероприятиях, и многое другое. Этого испытать мне не довелось, зато самая приятная часть работы – проведение уроков – все же состоялась, во втором и девятом классах.

 «Горе от ума»

 Именно это литературное произведение мне попалось в девятом классе.

Увидев заходящих учеников, сразу вспоминаю свою школьную жизнь: молоденькие преподавательницы бегут из нашего класса в слезах к директору и отказываются вести уроки в нашем 9, а затем и 10 «А». Да, веселенькое было время...

Заходящие в кабинет девятиклассники — тоже из серии «А», подопечные Раисы Купцовой. Неужели пришел час расплаты?

В первые минуты урока в меня впиваются почти три десятка пар внимательных глаз. Девушки критично осматривают одежду, молодые люди глядят с любопытством. Чувствуешь себя стоящим на сцене артистом и пытаешься представить, как выглядишь со стороны.

Что там у нас? Александр Грибоедов «Горе от ума», второе действие.

Итак, проверяем домашнее задание. Это оказалось не таким уж и простым занятием — учитель должен быть очень внимателен, ведь ответы учеников ясно показывают, насколько они усвоили урок. Эти усвоили неплохо.

Далее. Нужно сделать анализ монологов Чацкого и Фамусова. «Ну, кто прочтет текст?» — задаю вопрос. Но никто не откликается. Недоумение вызывает у них моя просьба придумать название монологу – ученики просто молчат. «Озаглавьте его», — подсказывает учитель русского языка Татьяна Захарова, и у школьников появляются первые варианты заголовков. Оказывается, мы с ними разговаривали на разных языках…

В ходе разбора монологов сталкиваюсь еще с одной трудностью – не все дети хотят работать. На последней парте сидят молодые люди, которые вообще не следят за ходом урока, а мои призывы подключаться к работе их не впечатляют. Зато «по ходу пьесы» определяются самые заинтересованные в учебе. Они слушают меня, поднимают руки, отвечают на вопросы. Нелегко, не имея опыта, помочь детям самим сделать выводы, увидеть изюминку произведения самостоятельно. Постоянно так и хочется самому рассказать то, что нужно услышать от них. Работа с классом так увлекает, что не замечаю, как пролетает урок. Мы даже не успели дочитать по ролям третье действие. Но выводы о поколениях Фамусова и Чацкого сделали.

Главный вывод с урока был следующий: к каждому школьнику нужен свой подход. И при этом необходимо умудриться работать со всем классом, а не только с теми, кто легко вникает в суть произведений школьной программы.

 Второклашки просто класс!

 «Если девятый осилила, то с начальным звеном проблем точно не будет», — наивно полагала я, идя к классному руководителю второго «А» класса – Галине Насибуллиной. Но, услышав тему урока по русскому языку, поняла, что самой мне не помешает еще раз поучиться в школе. Желательно, во втором классе. А звучала тема так: «Написание слов с орфограммами слабых позиций. Орфограммы сильных позиций». Помнится, в моем далеком детстве мы изучали всего лишь ударные и безударные гласные… Как рассказала нам завуч второй гимназии Нина Туктарова, их детишки единственные в области учатся по системе Эльконина-Давыдова.

Малыши намного откровеннее и честнее взрослых. Второклассники, едва взглянув на новую учительницу (меня), сразу заявили – Галина Николаевна уроки ведет лучше. Но от эксперимента все же не отказались.

Итак, начинаем урок, записываем число и «Классная работа». И тут повисает неловкая тишина… Что делать – ждать, когда эти две строчки допишут все? Или начинать работу с теми, кто уже написал и ждет остальных?

Когда основная часть класса уже готова впитывать знания, обращаю их внимание на доску. Там записаны слова в транскрипции: [кот] и [каты]. Итак, вопросы: сколько лексических значений имеют эти слова? Чем они отличаются? Какие гласные здесь чередуются?

…И тут я сама начинаю путаться в вопросах и запинаться. А дети поправляют меня и чуть ли не хором дают правильные ответы! Видимо, тема им более чем интересна. На каждый мой вопрос, как по команде, малыши резко поднимают руки, трясут ими, пытаются обратить на себя внимание.

Они так хорошо усвоили тему, что весь материал, рассчитанный на урок, мы разобрали… за пятнадцать минут. Немного спасла физкультминутка, которую малыши сделали с удовольствием. А затем мы взяли еще одно задание на самостоятельный разбор. Работали все! И большинство вопросов звучали примерно следующим образом: «С красной строки писать?», «Ставить вопросительный знак?», «Переносить на новую строку предложение?».

С заданием второклассники справились очень хорошо. А когда прозвенел звонок, дети остались на своих местах дописывать упражнение. И только дописав его, пошли отдыхать.

 P.S.: Что ни говори, а общение с детьми – и маленькими, и большими — это удовольствие. После проведения уроков чувствуешь приятную усталость и удовлетворение. Теперь мне понятно, почему эти люди – учителя – с утра до вечера погружены в свою работу, участвуют в различных мероприятиях, проверяют ночами тетради, общаются с родителями… Да потому что это замечательная профессия!

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.