http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2008-03-12/20620-ya-reyder-zhadnyy-i-uzhasnyy.html

Я – рейдер, жадный и ужасный…

Поделиться новостью:

12 марта 2008 в 09:00

Амурская область не привлекательна для рейдеров из центральной части страны, а какие-либо имущественные споры носят в основном местечковый характер. Такой вывод делают в облпрокуратуре, анализируя уголовные дела за последние годы. Однако руководителям предприятий бдительность терять не стоит…

«Рейдерство» можно трактовать как «совершение действий, направленных против воли собственника на незаконное, вне пределов действия гражданского законодательства, изменение права собственности на имущество предприятия (акционерного общества), изъятие его в пользу другого лица, установление новым собственником полного контроля над этим имуществом (в юридическом и физическом смысле)».

Такой способ «приватизации» стал новой формой передела собственности, сменив криминальные разборки 90-х годов. Теперь действуют более-менее цивилизованными методами. Так, рейдеры могут организовывать публикацию заказных материалов клеветнического характера в СМИ, подачу судебных исков на компанию и ее руководство, возбуждение уголовного дела в отношении руководителя предприятия.

— Рейдерство почти невозможно без участия сотрудников регистрирующих, контролирующих и правоохранительных органов, — рассказывает заместитель прокурора области Вячеслав Логвинчук. – Наиболее часто рейдерами применяются две схемы. Первая — скупка акций для того, чтобы завладеть контрольным пакетом и навести свои порядки, сменив руководителя предприятия. Вторая — захват реестра акционеров — внесение изменений в учредительные и уставные документы и  дальнейшая  легализация этих документов в различных органах, старая документация просто уничтожается.

Рейдер создает максимальное количество проблем предприятию с целью финансово истощить его денежные ресурсы, чтобы впоследствии, за бесценок завладев им, реализовать с максимальной прибылью третьим лицам.

 Борьба за акции

 О том, что такое «рейдерство», в Приамурье еще лет пять назад многие даже не знали — и слова-то такого не слышали. А транслируемые в новостях события на крупных российских предприятиях, при которых происходила смена собственника и прежнюю власть выгоняли из кабинетов при помощи вооруженных людей в масках либо вывозили в больницу на неотложках, воспринимали не иначе как шоу. В центре, мол, все возможно.

Есть мнение, что впервые с рейдерством амурские предприниматели столкнулись в 2003 году. Тогда началась скупка акций благовещенского молокозавода. «Мы узнали, что у людей покупают наши акции, — говорит генеральный директор предприятия Надежда Анищенко, – и поняли, что хотят получить контрольный пакет. Кое-какие меры были предприняты, сегодня о тех временах стараемся не вспоминать».

В мае 2006 года на телеканалах появилось объявление о покупке акций другого крупного благовещенского предприятия – Судостроительного завода имени Октябрьской революции. Причем цена за одну акцию предлагалась почти в пять раз больше, чем сложившаяся в тот момент на местном рынке. Люди начали продавать акции. На заводе срочно собрали совет директоров и подсчитали, что располагают 30% акций, а это значило, что предприятие может перейти в чужие руки. «Мы тогда сказали, что сами готовы купить акции, и даже по большей цене, — отмечает генеральный директор завода Вячеслав Попов. - И за несколько дней набрали еще 30% акций. Контрольный пакет оказался в руках директоров и правления. Потом еще 10-15 дней боролись за каждую акцию. Сейчас держим более 75%. Нам повезло, помогли люди, которые к нам хорошо относились, хотели сохранить рабочие места. Как расправляются с имуществом завода, если завладеют пакетом, знаем — изъятие денежных средств, и пошло-поехало».

Амурское предприятие «Бурея-Кран», директор которого (теперь уже бывший) Александр Дмитрусев на протяжении двух лет пытался доказать, что борется с рейдерами, в конце концов было продано.

Александр Дмитрусев говорит, что продал «Бурея-Кран» в надежде, что новый владелец сохранит предприятие, а не то бы заинтересованные лица развалили по полной программе. «Сегодня завод жив, — отмечает он. – Когда он погибал, почти никто руку не протянул. Провокации были — гранату вешали у нас в комплексе котельном. Нам выставили 19 миллионов — неуплату налогов — и на всю страну объявили банкротами. Мы потеряли многомиллионные заказы. Нет финансов — перекрывают счета. Потом мы суд по банкротству выиграли — всего 10 тысяч просрочка была, а для банкротства минимум надо сто». Однако, даже выиграв этот суд, выбраться из сложившихся обстоятельств прежнему руководству, потеряв многих заказчиков, увязнув в долгах, уже не удалось.

 Расплывчатое понятие

 Рейдерство является сложнодоказуемым видом преступления, комментирует Вячеслав Логвинчук. Проблема заключается в том, что это понятие законодательно никак не закреплено. Многие следователи и прокуроры в связи с тем, что нет четкого понятия, «плавают» в этом вопросе и не могут четко определиться. Кроме того, основной проблемой следователей является отсутствие профессионального опыта, а также практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел этой категории.

С незаконным захватом предприятий может быть связана система уголовно-наказуемых деяний. Таких, как мошенничество, вымогательство, принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения, незаконное получение коммерческой информации, неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство, злоупотребление должностными полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, коммерческий подкуп, подделка официальных документов, самоуправство и другие.

  Сначала сливки, потом — молоко

 Сегодня в Приамурье таких уголовных дел, чтобы можно было утверждать: «Рейдерство чистой воды!» — нет. Но есть дела, в которых присутствуют элементы рейдерства. Так, учредитель и директор одного предприятия, используя подложный протокол внеочередного собрания участников общества, лишили права собственности законных учредителей. Затем учредитель, использовавший подложный протокол, незаконно стал единственным учредителем общества и распорядился имуществом предприятия, причинив ущерб четырем другим учредителям на сумму более 11 млн. руб. Идет следствие.

В ходе расследования другого уголовного дела установлено, что главный бухгалтер и учредитель одного из предприятий, используя подложные документы, лишила права собственности двух учредителей, незаконно освободила от должности директора. Женщине предъявлено обвинение по статье «Мошенничество» — то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в особо крупном размере, уголовное дело направлено в суд.

Оба уголовных дела носят сугубо местечковый характер. Ни о каком целенаправленно спланированном захвате предприятий рейдерами из центра речи не идет. Впрочем, в период 2004-2006 годов на территории всего Дальневосточного округа не выявлено фактов незаконного захвата предприятий компаниями, зарегистрированными в Москве и Московской области, иностранными компаниями с использованием «силовых» структур.

«Возможно, рейдерские атаки и есть, но находятся в скрытом состоянии, потому что правоохранительные органы пока не в силах увидеть эти преступления, — предполагает Вячеслав Логвинчук. – Скорее всего, пока рейдерам не интересен регион, не привлекательна Амурская область. Как говорится, сначала соберут сливки, потом возьмутся за молоко. В любом случае, какой бы спокойной ни казалась обстановка, руководителям предприятий не стоит терять бдительность».

— Конечно, если кто-то зайдет с большим мешком денег, люди сломаются, продадут акции, — рассуждает генеральный директор судостроительного завода Вячеслав Попов. И дает совет: «Нужно в условиях, когда предприятие не может выжить самостоятельно, концентрацию капитала делать в руках совета директоров или правления или ответственных преданных людей. У нас такие люди были – ни за какие деньги не продадут».

 

В тему:

Коррумпированность российских чиновников — благодатная почва для проведения рейдерских атак. Купить можно любую услугу, любой документ. Об этом свидетельствует исследование Национального антикоррупционного комитета (НАК) и группы компаний «Фоэникс».

«Мы оценили преступления, которые сопутствуют рейдерам», — рассказывает председатель НАК Кирилл Кабанов. В частности, по московским расценкам изъятие правоохранительными органами оригиналов документов с последующей их заменой на подделанные копии в архивах ФНС, ФРС и Федеральной службы по финансовым рынкам стоит от 30 тыс. дол., распределение дел в суде первой инстанции (чтобы попасть к «нужному» судье) — от 7 тыс. дол., объединение исковых производств — от 20 тыс. дол., покупка информации по учредителям из архива ФРС — от 5 тыс. дол., организация проверки от Роспотребнадзора — от 5 тыс. дол., нарушение штрафных санкций — от 5 тыс. дол. Сама рейдерская атака, например, в Москве, стоит 100-150 тыс. дол. Авторы исследования полагают, что рейдерский рынок сейчас развивается очень быстрыми темпами. И главная причина этого роста — коррумпированность чиновников.





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.