http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2009-07-15/22077-samogonshchiki-ili-zhidkaya-valyuta-na-derevne.html

Самогонщики, или «Жидкая валюта» на деревне

Поделиться новостью:

15 июля 2009 в 10:00

Самогонщиков на деревне не пугают выросшие при помощи амурских законодателей до пяти тысяч рублей штрафы за продажу самопального спиртного. А чего бояться-то? Не продают его мастера самогоноварения, а используют вместо денег. Проще говоря, самогон – это средство выживания, «жидкая валюта», которая в сельской местности всегда в ходу: можно за услуги рассчитаться и выменять на что-нибудь нужное для хозяйства.
Как живут сегодня деревенские самогонщики, узнавала главный редактор Наталья Слукина, отправившись в Ивановский район. Была поставлена задача — окунуться в процесс самогоноварения с головой и без продукции не возвращаться.
…При слове «самогонщики» в памяти невольно всплывают кадры из кинофильма с участием Вицина, Моргунова и Никулина. Булькающий аппарат, мешки сахара, многочисленные бутыли с «самогонкой». Как выяснилось, сегодня такое производство вряд ли встретишь в глубинке. В жизни все гораздо проще и грустнее, нежели в кинокомедии.

Русская традиция

Редакционная машина едет по Ивановке – районному центру. День рабочий – на улицах редкие прохожие. Припекает солнышко. На травке нежатся козы, гуси, собаки. На обочине — изрядно выпивший мужчина, еле перебирающий ногами. Чуть дальше — корова с печальным взглядом. Жарко! А вот и местная милиция. В кабинете начальника службы участковых Юрия АТАМАШКИНА прохладно. Знакомимся, задаю вопросы. А фамилия-то начальнику к лицу! Бойкий, разговорчивый, веселый.
В службе участковых Юрий Александрович уже 26 лет. Самогонщиков за это время прилично насмотрелся. Говорит, наверное, можно было бы полный состав поезда укомплектовать, если бы погрузить вместе все аппараты, которые у них изымал.
— Самогонные аппараты — это были творения ума и разума! – вспоминает Юрий Атамашкин. — Целые агрегаты, подпольные мини-заводы. С различными кнопками и датчиками – давления, температуры и прочего. Проблема самогоноварения была всегда. Все от наших отцов-дедов пошло: варили брагу, делали самогон – это русская традиция. От нее никуда не уйти. Вот вы знаете, откуда выражение пошло «выпить на посошок»?
— Откуда же..?
— Раньше дома закрывались на палку. В этой палке было углубление, куда помещалось сто граммов. И когда хозяин провожал гостей, наливал в углубление выпивку. Люди выпивали на посошок в благодарность хозяину и расходились, после чего он закрывал дверь на палку. Так что традиция выпивать у нас давняя. И сухого закона нет.
— А есть разница между нынешним самогоноварением и тем, что было раньше?
— Когда Андропов объявил о борьбе с алкоголизмом, в магазинах пропала водка. Ее отпускали по талонам – одна бутылка в руки. Спекулянты зарабатывали на талонах, а самогоноварение процветало с ужасной силой. Бывало, мы за один рейс изымали по тонне браги и столько же самогона. Село Среднебелое буквально «тонуло» в самогоне.
Сегодня этого, конечно, не увидишь – проблема не такая острая. Себестоимость самогона выросла. Сахар, дрожжи подорожали. Бутылка «самогонки» 70-100 рублей стоит, а в магазине водка по такой же цене, и выбор широкий. Дешевые спиртные напитки составляют конкуренцию самогону. Есть у нас самогонщики, но, за исключением редких случаев, варят самогон они не на продажу, а для собственных нужд. Самогон – это так называемая «жидкая валюта» на деревне.
— Как это?
— Нужно дрова привезти, поколоть и сложить, уголь перекидать или огород вскопать, прополоть, окучить — накрываешь стол, зовешь соседа, ставишь бутылочку — и работа сделана. Самогон – это средство оплаты за тот труд, который нанимают. В основном старики одинокие нуждаются в помощи. Поэтому и варят самогон. Если бы пенсии наших бабушек и дедушек позволяли бы им жить в достатке, ни самогона, ни бражки они не делали бы. Самогон им нужен, чтобы выживать.
— Но ведь кто-то же продает?
— Редко. За торговлю сегодня штрафы выросли, так что люди не хотят рисковать. Если выявляем такое, направляем самогон на экспертизу. Если окажется, что он опасен для жизни и здоровья, будет возбуждено уголовное дело, но пока, сколько изымали, ни одного заключения, что он опасен, мы не получили.
— Юрий Александрович, а случаи, связанные с самогоном, веселые были?
— Много. Но один особо запомнился. В Среднебелом. Бабушка пожаловалась, что у нее из вентиляции в ванной идет устойчивый запах браги – мол, соседи снизу виноваты. Она уже и вентиляцию закрыла – несет брагой, и все тут. Мы приехали под благовидным предлогом. Тогда участковый обязан был проверить проживающих в квартире, электрооборудование. Запах браги есть, а найти не можем. Ванную открыли — чугунная ванна стоит, полная грязного белья. Вроде, все прошли. А бабулька «ядовитая» такая была – нет, не уходите, есть у них брага. Я ногой поддел грязное белье, а под ним что-то твердое. Оказалось, что это фанера, вырезанная как крышка на ванную. Поднимаем – полная ванна браги. Я с таким удовольствием дернул за цепочку пробочку — «бульк». И как давай хозяйка нырять в эту ванну, сама тонет, но руками слив закрывает — брагу спасает. Вся жидкость утекла, мы смыли остатки и пошли. Нам потом хозяйка в спину так «благодарна» была…

Аппарат из подполья

При слове «самогонщики» в памяти невольно всплывают кадры из кинофильма с участием Вицина, Моргунова и Никулина. Булькающий аппарат, мешки сахара, многочисленные бутыли с «самогонкой». Как выяснилось, сегодня такое производство вряд ли встретишь в глубинке. В жизни все гораздо проще и грустнее, нежели в кинокомедии.
…Уже с порога в нос бьет специфический запах — кисло-сладкий, как от подкисшего варенья. Хозяин, увидев в окно милицию да незнакомую «гражданочку», видимо, здорово перепугался, спрятал самогонный аппарат от греха подальше. Объясняем, что не изымать приехали, а с процессом производства ознакомиться. Верит: достает из подполья бидон со спиралью внутри, ставит на табурет, ловко соединяет его шлангом с другим бидоном, который находится на печке. Аппарат готов! Процесс изготовления прост. В верхнем бидоне – том, что на печи, – «закваска»: вода, сахар и дрожжи. Топится печка, задается нужный температурный режим, жидкость выпаривается и по шлангу стекает в нижний бидон, откуда капает из краника сбоку. «Тут надо чувствовать, какую температуру сделать, — хлопочет у аппарата хозяин, — а то выкипит или испортится. Это все со временем начинаешь понимать — с опытом».
Опыт самогоноварения у Сергея немаленький — десять лет. Профессионал посвящает нас в тонкости дела: «Для улучшения качеств можно очищать самогон «марганцовкой» или молоком: добавляешь, отстаиваешь и сливаешь — шлаки и запах — все убивает».
Времена, когда самогон нельзя было варить даже для себя, Сергей помнит хорошо. «Раньше сильнее гоняли, — отмечает, — все гнали самогон подпольно. Но все равно самогонщиков было много. Да и сейчас хватает. Самогон всегда в ходу. Вместо денег. У меня машины нет – приходится им рассчитываться. Накрывай стол – и пожалуйста: вчера вот посидели со знакомым, так он мне огород вспахал».
По обстановке в доме видно, что достаток здесь намного ниже среднего. Голый пол, старенькая мебель, потрепанные накидки на диванах. На стене – фото двоих ребятишек. Сергей воспитывает детей один. Нелегко – зарплата на деревне не велика.
— Но как бы ни было трудно, будет торговать самогоном, привлечем однозначно, — отмечает Юрий Атамашкин. — Раньше уже наказывали: продал бутылку самогонки — и потом еще раз.
— Так давно уже было, — встрепенулся Сергей, — 800 рублей штрафа заплатил.
— Давно, — соглашается начальник службы участковых, — нынче «сигналов» нет.
…На посошок не выпивали. Но на дорогу хозяин дома «презентовал» нам бутылочку самогона и попросил «подкинуть» его до магазина. Ну что ж, «жидкая валюта» есть «жидкая валюта» – довезли, конечно.

Надо поколение сберечь

Глава Ивановки Георгий УС утверждает, что никогда в своей жизни не курил и не выпивал. Ни в молодости, ни сейчас. Принципиально, даже пиво не пробует. Трезвенник!
— В 60-х самогон у нас не гнали, — вспоминает он. — Водка в магазине была, но такой большой пьянки не было. Потом пошли переселения с западных областей. Там самогоноварение развито, и это стало появляться и на Амуре. В те времена был закон, и самогонщики прятались. Помню, приехали переселенцы с Тамбовской области. Один в подполье сделал печь и увел через дымовую трубу — через основную печь, и гнал, пока не добрались до него. Сегодня закон разрешает варить для себя. Круговая порука получается — все пьют, и никто не покупает. Нельзя! Законодательство должно работать! Надо искоренять плохие традиции. А искоренить не получается: пили, пьем и будем пить. Сегодня мы теряем молодежь. Как больно смотреть на это! Беда! Нужно серьезно думать и спасать. Надо поколение сберечь!

 

P.S.: вопреки поговорке «Было бы выпить, а повод всегда найдется», самогон в редакции пока не пробовали. Стоит бутылочка на столе. То ли настроения, то ли повода нет. Да и не хочется что-то. Перевожу взгляд на «жидкую валюту». Становится грустно и горько. Дожила деревня — без самогона не выжить! Вспоминается мужчина на обочине дороге, еле перебирающий ногами. И пробовать самогон почему-то уже совсем не хочется.





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.