http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2010-03-31/23226-reanimator-dlya-instrumentov.html

Реаниматор для инструментов

Поделиться новостью:

31 марта 2010 в 10:00

Профессия настройщика фортепиано в наше время — не редкая, а очень редкая! Этому почти нигде не учат и не выдают дипломов. Тем не менее очень трудно себе представить музыкальную жизнь без этих «врачей для инструментов». Накануне профессионального праздника настройщика — 4 апреля — мы не без труда разыскали представителя этой профессии в Благовещенске.
Город наш небольшой, но весьма музыкальный, и сколько здесь струнно-клавишных инструментов, вряд ли кто сегодня подсчитает. А вот сколько настройщиков — примерно известно. Всего два мастера! Именно столько после длительных разговоров с работниками различных культурных учреждений нам удалось обнаружить. Один из них – Юрий Захаров.
На интервью он отвел всего полчаса — очень «загруженный» график работы, особенно ее много во время детских каникул. А тут еще областной конкурс на носу. Надо в унисон настроить два рояля. Один уже готов, на работу со вторым еще два с половиной часа — и сразу бежать в детский сад. Даже если инструмент слушают малыши, которые и грамоты нотной не знают, звучать он должен отменно. И это все в субботу, в законный выходной. По-другому не получается, признается Юрий Захаров, работы очень много, нередко случаются командировки в районы.

«Доктор» для рояля

Чтобы настраивать концертные рояли, музыкальное образование не нужно, но все-таки желательно. А уникальный музыкальный слух и «золотые» руки просто необходимы. Настройщик должен уметь все: разбирать рояль, натягивать струны и менять все детали в сложном механизме. Как и во многих других профессиях, здесь тоже есть свои разряды – показатель мастерства: от шестого к двенадцатому. Юрий Иванович — мастер 12 разряда. Это профессиональный «потолок». Настройщик с таким разрядом не то что починит инструмент, он сможет настроить даже тот рояль, который, выражаясь профессиональным языком, «не строит» из-за старости лет (это значит, что струны настолько ослабли, что их очень трудно подтянуть).
Все рояли в школе искусств настраивает только один человек. Юрий Иванович работает здесь настройщиком и преподавателем по классу «гитара». Искусству настройки он научился в 1983 году, когда сразу после окончания музыкального училища поехал в г. Свободный и там перенял опыт от своего учителя — Александра Ромашова. Он тогда верно решил, что жизнь длинная, может, это ремесло и пригодится. Пригодилось, но не сразу… «Азы постиг, а работать в этом направлении было некогда. Много учеников, большая концертная деятельность. Да и недостатка в мастерах тогда не было. Знатоков этой профессии в области хватало.
«Несколько лет назад два мастера ушли из жизни, тогда я и задумался над тем, чтобы всерьез заняться этим «ремеслом», — рассказывает Юрий Захаров. — В 2007 году поехал в Москву на семинар настройщиков, там же прошел аттестацию, получил 12 разряд и вступил в Союз мастеров-настройщиков Сибири.
Вот это «ля». Вот я проверил. Потом вставляем ключ и начинаем настраивать звук рояля. Вот этот надо настроить так, чтобы совпали колебания двух инструментов, чтобы один звук получился, как одна струна — и тогда два рояля на концерте зазвучат в унисон». Общение с журналистом проходит без отрыва от любимого дела. Профессия эта редкая и сложная, и сейчас в области нет мастерских, где можно было бы этому научиться.
— Вы знаете, так трудно учить, — отмечает «доктор» для рояля, — можно научить настраивать, а мастерству надо только в условиях мастерской учить! Когда разбирается полностью инструмент, струны снимаются, ну, капитальный ремонт — тогда только «может получиться» хороший мастер!
— Зачем музыканту чему-то дополнительно учиться? — спрашиваю я. — Ведь каждый музыкант имеет хороший слух, почему он сам не может настроить инструмент? Все сводится не к тому, чтобы «подтянуть ноточку», которая расстроилась?
— Тут все гораздо сложнее, надо знать конструкцию механизма, устройство его узлов, частей. Существует камертон – исходная эталонная нотка, например, «ля» — 440 Герц. «Подтянули» ее, а дальше надо делать темперацию – уход от чистых интервалов к биению. Это, пожалуй, самое сложное.

Голыми руками инструмент не возьмешь…

Рояль нужно настраивать перед каждым концертом — на это даже у опытного музыкального мастера может уйти от 10 минут до нескольких дней, в зависимости от сложности настройки и необходимости ремонта. Чтобы звук был качественным и чистым, специальным ключом подкручивают каждую струну. А чтобы все ноты звучали равномерно, рояль разбирают и делают интонировку. Это когда мастер проверяет каждый молоточек — от него зависит, насколько ровно звучит инструмент.
Глядя на сундучок с инструментами, никогда не скажешь, что этот чемодан принадлежит обладателю такой редкой профессии. Даже инструменты, находящиеся в нем, больше похожи на инструменты стоматолога или строителя. И весит он ни много ни мало десять килограммов!
Большой вес и обилие инструментов Юрий Иванович объясняет просто: «Все многообразие инструментов приходится носить с собой всегда. Никогда не известно, чем закончится простой вызов «настроить инструмент». Частенько сначала приступаю к ремонту, только после этого настраиваю».
Чтобы избежать ремонта, обращаться к мастеру необходимо не реже двух раз в год. Должны быть оптимальные условия (температура в помещении, например, не выше 27 градусов, максимальная влажность воздуха — 60%). Немаловажен и «внешний» уход — инструмент нужно пылесосить, протирать, стараясь не приносить лишних механических повреждений. По норме настраивать надо в домашних условиях — раз в полгода или раз в год. И частота обращений совершенно не зависит от того, чьи пальцы играют по клавишам. Профессионал ты или только начинаешь овладевать нотным станом, прежде всего надо найти своего мастера для любимого инструмента. Ведь фортепиано расстраивается вовсе не от плохой игры, а от сильного натяжения струн. Даже если идеально настроить инструмент и не подходить к нему два года, результат будет тем же, если играть на нем по пять концертов в день.

***
Настроить фортепиано частным образом сейчас стоит в среднем тысячу рублей. На этом сильно не разбогатеешь: пианино дома сегодня имеют гораздо меньше семей, чем раньше, когда люди еще не слышали о синтезаторах и караоке. Но в то, что его профессия может бесследно исчезнуть, Юрий Иванович не верит: «Настоящее пианино никогда не перестанет жить! А иначе все наши звезды, лауреаты конкурсов давно бы завоевывали свои награды, играя на синтезаторах и прочих заменителях фортепиано. И профессия наша хоть и не популярная, но очень долговечная, это точно!».

 





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.