http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2010-08-25/24101-v-brigade-dvornikov-rabotayut-bomzhi.html

В бригаде дворников работают... бомжи

Поделиться новостью:

25 августа 2010 в 10:00

Перекресток благовещенских улиц Красноармейской и Калинина обслуживает необычная бригада дворников. Она состоит из лиц без определенного места жительства. Жители близлежащих домов относятся к таким работникам неоднозначно. Одни им приветливо улыбаются при встрече и даже здороваются, другие настороженно косятся и стараются поскорее пройти мимо. Их понять можно, ведь зачастую бомжи — источник всевозможных инфекций, в том числе таких опасных, как туберкулез. К тому же, никогда не известно, что у них на уме.

«Бомж-бригада»

Всю эту «бригаду» организовал военный пенсионер, майор в отставке, дворник РЭУ №14 Александр Примак. Наш корреспондент пообщался с Александром Федоровичем и «его людьми», как он сам называет свою рабочую команду, принципиально не используя слово «бомж».
Александр Примак рассказывает, что создание «бригады» произошло «как бы само собой». К дворнику подходили лица без определенного места жительства с одной просьбой: «Федорыч, займи на вино». В ответ на это он предлагал: «Подмети вот эту территорию — получишь сто рублей». Так в течение примерно лет восьми одни «работники» приходили, другие уходили, одни работали постоянно, другие пропадали на долгие месяцы, а потом возвращались. Сейчас у Александра Примака работают около 14 человек, из которых семеро — «постоянных». Они работают во дворах по улице Калинина, 61, Горького, 161, возле магазина, парикмахерской, а также возле четырех киосков. Почти все бомжи в возрасте от 50 до 60 лет. Самому молодому, Денису, 39 лет. По словам Александра Примака, мама Дениса — заслуженный врач России. А вот сын из-за наркотиков попал в тюрьму, после которой к нормальной жизни вернуться уже не смог.

Жизнь сломал сам

Александру с колоритным прозвищем Бурундук уже 50. Еще несколько лет назад у него было все: дом в селе Волково, две машины, жена и ребенок, два диплома — металлурга и модельера-обувщика. Все было нормально в его жизни, но сгубила тяга к алкоголю. После рождения ребенка жена устала от вечных скандалов в доме и подала на мужа в суд, упрятав его за решетку. Отсидев около полугода и освободившись досрочно, Александр не стал возвращаться домой, а поселился на улице. Нельзя сказать, что ему негде жить — в Самаре у него отец. Правда, жив он или уже нет, Бурундук не знает. Его Александр видел последний раз в 2007 году. Теоретически, вернувшись в Самару, он мог бы иметь и крышу над головой, и шанс вернуться к нормальной жизни. Однако денег на дорогу нет, и накопить — нет возможности. Все деньги, которые Бурундук зарабатывает у дворника, он проедает и пропивает, как и все остальные работники.
— Я понимаю, что сам сломал свою жизнь, что я — хронический алкоголик, — откровенничает Александр. — Я хотел умереть, но смерть меня не берет. Поэтому решил жить. Даже на несколько месяцев бросал пить и курить. Думаю, что сумею вернуться к нормальной жизни. Хотя пока не получается.
Александр в «бригаде» — человек незаменимый. Бурундук обладает богатырской силой, и он один может переворачивать тяжелые мусорные контейнеры. У самого Александра Примака, которому на днях исполнилось 69 лет, силы уже не те.

Уличный Адмирал

Другой Александр (по прозвищу Адмирал) без крыши над головой уже около 12 лет. Когда-то, по его собственным словам, он был капитаном первого ранга, ходил по Японскому морю, а теперь «обитает» на благовещенских улицах. Случилось это после того, как в городе Свободном умерла его мать, с которой он жил. В их семье было восемь братьев и сестер, и изрядно пьющего Александра выставили на улицу. С Александром Примаком Адмирал знаком уже около шести лет. Свой скромный источник дохода у него есть: кроме заработка дворника он получает пенсию по инвалидности, а теперь, отметив 60-десятый день рождения, собирается оформлять еще и пенсию по старости. Впрочем, сможет ли он дойти до нужных инстанций очень сомнительно.
В своей «прошлой жизни» и другие бомжи были вполне нормальными членами общества. К примеру, бомж Геннадий много лет проработал в автоколонне — возил пассажиров по маршруту №7. Бомж по имени Андрей спасал людям жизни, работая врачом «скорой помощи».

«Был таким сам»

Александр Примак старается помогать людям с ночлегом, то давая им ключи от своих складов, где хранятся метлы и лопаты, то договариваясь с начальством своего РЭУ или руководством находящегося поблизости сельхозтехникума о том, чтобы для «его людей» выделили какие-нибудь каморки. Склад, находящийся во внутреннем дворе техникума, даже приспособлен под «жилье», если так можно назвать холодный бетонный блок два на два метра, несколько одеял и полку с найденными на помойке книгами.
Когда наш корреспондент вместе с Александром Примаком и двумя его подопечными прошли для беседы в один из кабинетов, на вахте техникума к этому отнеслись как к само собой разумеющемуся явлению.
— Когда начнется учебный год, то, конечно, техникум им придется покинуть, — рассказывает Александр Примак. — Здесь поблизости есть здание бывшего магазинчика, я планирую арендовать его.
Ближе к зиме дворник собирается договориться с каким-нибудь лесничеством, купить две больших палатки и переселить своих работников из города в лес — пусть трудятся там. Прежде Александр Федорович даже пытался снимать для них квартиры, однако из-за «специфического» образа жизни «квартирантов» быстро выгоняли хозяева.
Зарабатывает вся «бригада» около 30 тысяч в месяц. Один бомж получает то по четыре, то по пять, а то и вовсе семь тысяч. Александр Примак скрупулезно ведет в тетрадке учет всех «трудодней» каждого своего работника, делая по необходимости пометки «не работал», «сломал замок» и так далее.
Такое гуманное отношение к своим работникам Александр Федорович объясняет тем, что «сам был таким», то есть без крыши над головой. В 1946 году в пятилетнем возрасте лишился родителей и, будучи еще мальчишкой, беспризорничал. Так продолжалось несколько лет, пока он не попал в 1951 году в детский дом. Потом были школа, железнодорожное училище, армия, танковое училище. Ушел в отставку в звании майора, затем работал в РЭУ, в ДВОКУ, учился в БГПИ, долгие годы преподавал в школе и сельскохозяйственном техникуме.
В своих отношениях с бомжами Александр Примак придерживается нескольких правил: никогда не оскорблять их, не носить с собой слишком много денег и каждый день мыться после работы, поскольку работники могут быть источником какой-нибудь заразы.

«Соседи по подъезду»

Отношение жителей к таким работникам разное.
— С одной стороны, они убирают двор, молодцы, конечно, — прокомментировал ситуацию один из жителей дома по Калинина, 61. — Они со мной здороваются, я — с ними. Но с другой — вся эта ситуация меня немного «напрягает». Дворник, по моему мнению, должен следить за общественным порядком, а не заселять дворы лицами без определенного места жительства. Если бы у меня были маленькие дети, то я, наверное, относился бы к этим «дворникам» еще хуже.
Другой житель дома был более категоричен:
— Почему я должен наблюдать, как они «отработав», напиваются прямо во дворе и там же засыпают? Может быть, они заразные, может быть, им в голову что-нибудь взбредет и они нападут на ребенка? Хорошо еще, что я живу в крайнем подъезде, и мне не приходится проходить мимо их «пиршества». Но уже надоело — выхожу утром из дома, а они тут как тут. Они уже как соседи по подъезду стали.
В то же время, как сообщил нам Александр Примак, никто из жителей домов в милицию по поводу его «бригады» никогда не обращался, а его работники никогда никого не обижали. Напротив, недавно на Бурундука напали какие-то подростки с ножом.
В милиции нам также сообщили, что жалобы на эту «бомж-бригаду» от жителей к ним не поступали. И отметили, что если жильцов действительно «напрягает» соседство с бомжами, то они могут обратиться в свое РЭУ или к участковому.
Как относиться к такому необычному общественному начинанию — непонятно. Как говорится — «от сумы и от тюрьмы не зарекайся». Любой, даже самый успешный человек, может в какой-то момент «сломаться», пустить свою жизнь под откос. Каждый из них имеет право на шанс подняться снова. С этой точки зрения деятельность Александра Примака заслуживает уважения. Ведь мало кто помогает таким людям по собственной инициативе и с такой самоотверженностью. А действующих центров социальной реабилитации лиц без определенного места жительства, как сообщили нам в областном министерстве социальной защиты населения, в Приамурье нет.
Но с другой стороны, особенных шагов к возвращению в нормальную жизнь подопечные Александра Примака не предпринимают. Попутно подвергая опасности здоровье окружающих. Да и не каждому такое соседство по душе. Такое вот «добро на грани риска».

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.