http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2011-03-09/25514-registraturno-talonnyy-krizis.html

Регистратурно-талонный кризис

Поделиться новостью:

9 марта 2011 в 09:00

Амурская область получила два миллиарда федеральных денег на реализацию программы «Модернизация здравоохранения Амурской области на 2011–2012 годы». Основная часть денег пойдет на закупку медоборудования, ремонт больниц и достройку незаконченных объектов здравоохранения. А еще деньги направят на модернизацию, что позволит избавиться от неэффективных коечных мест. В планах и реорганизация малообеспеченных участковых больниц.

Когда нам радостно сообщают о реформе в здравоохранении, о выделении на его развитие немалых средств, это, конечно, здорово. Однако доля сомнений в том, что все станет лучше, все же присутствует. Особенно после неудачных визитов в медучреждения.

Пролог

Внезапно появившиеся слабость и боль в области сердца начали «вносить дискомфорт» в трудовые будни. Друзья и знакомые советовали поколоть витамины, попить лимонник и пустырник. Но врачи рекомендуют не заниматься самолечением. Решила обследоваться. Признаюсь, что давно предпочитаю обращаться за помощью в платные клиники. Однако в этот раз почему-то потянуло в «родную» благовещенскую поликлинику. Может быть, вера в то, что с момента моего последнего визита в это медучреждение что-то изменилось. Человеку свойственно ошибаться.
Для начала пошла к кардиологу. Выслушав получасовую лекцию, поняла, что попала не по адресу. Не назначив ни одного обследования (хотя бы банальную кардиограмму), не прописав курс капельниц (предыдущий врач говорил о необходимости этой процедуры раз в год), кардиолог сказал, что я полностью здорова и, кроме физнагрузки, мне ничего не нужно. Ну, не нужно так не нужно. Поверила. Врач все-таки. Возможно, произошло чудесное исцеление. А может, предыдущий врач что-то не так диагностировал.
Но с каждой неделей становилось хуже. Слабость стала невыносимой. После двух полуобмороков решила, что надо попробовать еще.

День первый

Очередь в регистратуру была зигзагообразно выстроена от входной двери. За талоном пришлось отстоять порядочно среди кашляющих, сморкающихся пациентов (в период разгара простуды). На этом все — придете, карту возьмете перед приемом.

День второй

Пришла за картой за десять минут до приема. Очередь, казалось, никуда не расходилась на ночь. Протянула в окошко регистратуры полис. «В очередь!», — скомандовала женщина по ту сторону стекла. Первый аргумент, что я вчера уже отстояла одну очередь за талоном, не подействовал. И второй, что у меня через десять минут прием и отстоять просто не успею — не попаду к врачу, тоже «разбился» о разделявшее нас стекло. Из окошка вылетело: «Надо раньше приходить!». Выждала минуты три и попросила другую женщину выдать мне карту, ожидая худшего. Но, на удивление, она выполнила просьбу. Повезло. Хотя к терапевту торопилась зря. По времени, указанном в талоне, должна была идти я, но по номеру очереди передо мной оказалось еще трое. Пришлось подождать еще больше получаса.

День третий

Так как терапевт направила к невропатологу и эндокринологу, опять понадобились талоны. В регистратуре снова была очередь, только меньше, чем раньше. Минут десять — и я оказалась у заветного окошка, где была та же женщина, которая усердно отправляла меня в очередь за картой. Интуитивно почувствовала, что это не к добру. И точно. Оказалось, что к невропатологу попасть в ближайшие дни невозможно. Талонов нет! И добавочных тоже нет! И даже если в обморок упасть на месте — все равно нет! На логичный вопрос «Что делать?» последовал, с моей точки зрения, не очень логичный ответ: «Звоните и записывайтесь на прием по журналу!». Поинтересовалась, почему нельзя записаться сразу — сейчас. Ведь очередь-то отстояла. Ответ опять показался нелогичным: «Потому что нужно по телефону». Вывести из себя меня трудно, но, ощущая, что пульс ускоряется, продолжаю: «По телефону — можно, а через окошко — нельзя. Вы понимаете, что это абсурд?» То ли слово показалось женщине незнакомым, то ли ругательным, выпучив глаза, она спросила: «Чего вы от меня хотите?». Лично от нее я ничего не хотела. Хотела получить в муниципальной поликлинике медицинскую помощь, имея на руках страховой полис. Потому продолжила настаивать, чтобы меня записали в журнал. В ответ: «Звоните!». Возникло дикое желание набрать номер регистратуры по сотовому телефону, не отходя от окошка, и попросить записать в журнал. Но подошла другая женщина (та же, что в прошлый раз выручила с картой), сказала коллеге, что сама разберется, вежливо все уточнила и записала к врачу. Прием, правда, был возможен только через две недели. Зато к эндокринологу всего через несколько дней.

День четвертый

Наступил долгожданный день визита к невропатологу. Все было еще интересней. Отстояла-таки очередь за картой и талоном (его, записав меня в журнал, сказали забрать в день приема). Девушка в окошке спросила, к какому именно невропатологу у меня должен быть талон. Я ответила, что при записи мне этого не доложили. И, вспоминая, как трудно попасть к врачу, поинтересовалась: «А что, у вас много невропатологов?». «У нас их три!», — буркнула девушка и начала копошиться в конвертиках с талонами.
Итог поисков — моего талона не оказалось. Настояла, чтобы поискали еще. «Нет на вас талона!», — каменным голосом произнесла девушка и, игнорируя меня, начала спрашивать цель визита у следующего пациента.
Следом шла пенсионерка. К гастроэнтерологу она записалась накануне — по телефону. Но врач вообще оказался на больничном. Женщина в растерянности убеждала девушку в регистратуре: «Мне очень надо. Я добиралась долго — далеко живу». Та сухо ответила: «Ничем не могу помочь». «Дайте тогда хоть талончик к терапевту», — просила бабушка. Но ей отказали. Пенсионерка, вздыхая, пошла к выходу. Почему-то подумалось, что в таком возрасте и от инфаркта загнуться недолго на почве отсутствия врача. Грубо, простите. Но как есть.
Я решила, что буду «капать на мозги» девушке в регистратуре, пока не попаду к врачу. И заставила-таки открыть журнал и найти мою фамилию. Талон дали. Но на этом нервотрепка не закончилась. Выяснилось, что моей карты тоже нет. Пока искали, к невропатологу по записи по телефону пришел пенсионер. Вопрос, к какому именно невропатологу он пришел, явно произвел на него такой же эффект, как на меня. И его талончик также принялись искать по разным конвертам.
Мою карту так и не нашли. Порекомендовали пойти поискать ее к врачу, у которого была на приеме в прошлый раз. Почти бегом следую рекомендациям. Ведь я уже рискую опоздать по талону — очередь потом вряд ли пропустит.
Карту нашла. Успела. С момента вставания в очередь до момента захода в кабинет потрачено чуть меньше часа. А я не на больничном — с работы отпросилась.
Потом опять пришлось брать талоны к эндокринологу и терапевту. И, как можно догадаться, стоять в очереди (и опять на прием можно было попасть только через несколько дней). На все про все «вылетело» почти два часа. Сколько за это время «погибло» нервных клеток, которые, как говорят, не восстанавливаются, вряд ли можно подсчитать.

День пятый

Опять регистратура — нужна карта. Взяла. Попасть к врачу по времени, указанному в талоне, — мечта, разбившаяся о дверь кабинета, возле которого стояла огромная очередь. Устрашающая для человека, отпросившегося с работы. Возникало впечатление, что на работу вернуться уже не получится. Но оказалось, что это не одна очередь, а две. Первая — к терапевту, вторая — в кабинет напротив, к заведующей. Пока сидела в очереди, наслушалась ужасов про отечественную медицину. Эх, жалею, что номер телефона женщины не взяла, которая стоит на онкологическом учете. Вот где хождение по мукам...
— А когда заведующая придет? — то и дело выкрикивали из соседней очереди, обращаясь к проходящим мимо людям в белых халатах.
— Она на конференции, — многозначительно говорили те и шли дальше.
И все выглядело так, как будто это норма. Ушла заведующая на конференцию — люди должны стоять под дверью и ждать. Заменить ее, видимо, некому. И они стоят, как стадо. Злые и угрюмые. А выбора-то нет. Психануть и уйти — легче от этого им точно не станет. В общем, в этот день я «убила» еще больше часа времени, часть нервных клеток и хватанула приличную порцию негатива.

Наболевшее

Во время визитов в поликлинику чувствовала себя не гражданином с правом на бесплатную медицинскую помощь, а человеком, которого пытаются воспринимать как часть серой массы, что ли. Но со мной это трудно. Помнится, как-то на одной из скандальных партийных конференций местный политик, когда в его адрес пронеслось «Уберите массу!», отреагировал: «Я не масса — я депутат!». Вот и я — не масса. А гражданин, налогоплательщик, которого, как и тысячи других, система ставит в положение просящего милостыню. Молодежи, может, где-то проще пережить эти моменты. А каково пенсионерам?! Они всю жизнь пахали на страну в ожидании светлого будущего. Вот оно и наступило...

Выводы

Самый простой способ пройти обследование быстро — довести себя до обморока и вызвать «скорую». И в больницу доставят, и анализы сразу возьмут, и врач посмотрит. Правда, к тому времени, когда упадешь в обморок, болячка, ставшая причиной этого, может приобрести хроническую форму. А у нас же постулат — болезнь лучше предупредить, чем лечить. Ага, с таким подходом много мы «предупредим». Если театр начинается с вешалки, то поликлиника — с регистратуры. Компьютеризация, реформы здравоохранения, смена руководителей. Все это кажется пшиком после неудачных визитов в медучреждение. Все меняется, система остается. И регистратурно-талонный кризис здесь — первый показатель. Если уж с этим справиться не можем, то как проблемы со здоровьем решать?

Итог

Прошла всех врачей, куда направили, сдала все анализы. Кардиограмму, кстати, так никто и не назначил. И даже не предложил. Никто не смог конкретно сказать, отчего моя слабость и боль в области сердца. Уже не по советам знакомых, а по рекомендациям врача проколола витамины, пью лимонник и элеутерококк. Чего ходила-то? Нервы мотала, время тратила. Мой выбор теперь очевиден — схожу в платную клинику — сравню результаты.

P.S.: не скажу, что везде все так плохо и все плохие. В прошлом году дважды лежала в благовещенских больницах. Кроме слов благодарности врачам и персоналу — ничего сказать не могу. Все чаще соглашаюсь с утверждением: «Рыба гниет с головы». Возможно, в моей поликлинике дела обстоят так сугубо из-за человеческого фактора. Поэтому учреждение, куда мы идем за помощью в надежде поправить здоровье, превращается в «нервомотальню». «Ничем не могу помочь!» — летит из окошка регистратуры. А слово, как гласит народная мудрость, может как исцелить, так и убить...


(подписываюсь псевдонимом, поскольку не люблю говорить о своих личных проблемах, тем более со здоровьем, однако если чиновники захотят поговорить на заданную тему, гарантирую общение с автором)
 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.