http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2011-07-20/26520-o-tom-kak-prihodilos-vyprashivat-svidaniya-s-muzhem-kak-ih-rebenku-ne-vydali-putevku-v-detskiy-sad-i.html

О том, как приходилось выпрашивать свидания с мужем, как их ребенку не выдали путевку в детский сад и о многом другом рассказала супруга Олега Габы

Поделиться новостью:

20 июля 2011 в 10:00

После того, как в отношении экс-зама мэра Благовещенска Олега Габы возбудили уголовное дело, жизнь его семьи сильно изменилась. О том, как приходилось выпрашивать свидания с мужем, как их ребенку не выдали путевку в детский сад и
о многом другом нам рассказала супруга Олега Габы. Ее рассказ заставляет воспринимать провозглашенную в стране презумпцию невиновности, скорее, как некое абстрактное понятие, нежели практику. На деле получается, что человек еще не признан виновным, а его семья уже в опале.

К уголовному делу бывшего зама мэра Благовещенска Олега Габы приковано внимание общественности. Еще бы — не каждый день под следствием оказывается одно из бывших первых лиц города. Единства во мнениях, виноват или не виноват бывший чиновник в злоупотреблении властью, нет: кто-то в это свято верит, кто-то считает его порядочным человеком. Так что решения суда будут ждать многие — знакомые, бывшие коллеги, друзья, враги, злопыхатели, СМИ, обычные горожане. Но самым важным, помимо самого подсудимого, оно, безусловно, будет для его семьи.
На днях мы встретились с женой Олега Габы — Еленой Юрьевной. В Благовещенск на место жительства она приехала вслед за мужем и здесь уже семь лет. У супругов двое детей — дочке 24 года, сыну — три. С осени прошлого года, когда в отношении Олега Габы было возбуждено уголовное дело, жизнь семьи сильно изменилась.
О начале следствия супруги узнали, когда были в отпуске у родителей на Украине.
— Мы всегда уезжаем в конце лета к родителям, — объяснила Елена Юрьевна. — Олег ездил со мной на две недели, больший отпуск себе не позволял, а я с детьми оставалась на два-три месяца. В прошлом отпуске мы узнали из Интернета, что возбуждено уголовное дело. Муж сам прервал отдых и поехал в Благовещенск. Я осталась с детьми и в октябре, как и планировала, приехала в Москву. Потом стало известно, что мужа взяли под стражу. От него требовали дать показания на бывшего мэра, было сильное давление, и адвокаты посоветовали мне не возвращаться в Благовещенск, так как обстановка была напряженной. Это подтверждалось странными звонками: некие «доброжелатели» предлагали мне приехать за их счет, чтобы увидеться с мужем. Поэтому я прислушалась к совету адвокатов.
— Когда вы все же вернулись в Благовещенск?
— В апреле этого года, когда страсти вокруг уголовного дела немного улеглись. Пришла в суд, где решался вопрос о том, чтобы продлить Олегу содержание под стражей. Адвокат заявил, что в зале суда находится жена обвиняемого, что она вместе с ребенком была в отъезде, но теперь проживает в городе. И объяснил, почему мы столько времени находились за пределами области. Однако это заявление проигнорировали. Сыграли на нашем отсутствии в течение нескольких месяцев, сказав, что я и мой ребенок фактически проживаем на Украине. В итоге следствие привело основание для продления срока содержания под стражей, что Олег Габа может скрыться, не имея социальных связей в Благовещенске. После суда я попросила следствие о свидании с мужем. Мне по закону положено два свидания в месяц, и так как апрель был на исходе, я хотела использовать все. Но со мной сразу начали «торговать» моими свиданиями.
— Что значит «торговать»? По сто рублей?
— Хочу — дам, хочу — не дам, это, мол, на усмотрение следователя... и как поощрение за что-то. Я спросила, почему со мной так разговаривают, я ж не домой к ним пришла, а в учреждение, где должны соблюдать закон. Дошло до того, что я была вынуждена обратиться к руководству, и мне свидание дали. И это постоянно у нас со следствием были такие непонятные отношения. Я не знаю, может быть приносило удовольствие, что я приходила — и начиналось унижение, чтобы каждое свидание выпрашивать, как милостыню. Я прекрасно понимаю, что надо делать свою работу, но в любом случае можно оставаться людьми.
— Елена Юрьевна, дети как реагируют на ситуацию?
— Дочка работает в суде. Она юрист — видит, что происходит. С детства мечтала стать судьей. Переоценка произошла очень большая. Сын каждый день спрашивает, где папа. Говорю, что в командировке. Олегу удовлетворили ходатайство на звонок домой, нам сообщили, когда он состоится. Я сыну сказала, что папа позвонит, он очень обрадовался. Мы долго сидели у телефона, но звонка не было. Мне уже так все это надоело, что сил никаких нет. Очень тяжело все это, но тяжелее всего от того, что ты прекрасно осознаешь, в каком мире живешь. И что в такой ситуации может оказаться любой. Правда, на днях нам поменяли следователя. Новый тактично себя ведет, вежливый, разрешил свидание без каких-либо «торгов». Не все так плохо.
— После того, как муж попал в следственный изолятор, отношение окружающих к вашей семье поменялось?
— Есть, конечно, люди, которые отвернулись: не звонят, «потерялись», стараются сделать вид, что не заметили меня на улице. Нам даже в путевке в детский садик отказали, когда произошла смена власти. Мы, как только родился сын, сразу — на следующий день — встали в очередь. И когда в прошлом году пришли за путевкой, зная, что те, кто становились в очередь вместе с нами, ее уже получили, нам сказали, что путевки для нас нет. И все же 80% — это люди, которые не отвернулись. Они звонят, интересуются, сожалеют, предлагают помощь, поддерживают морально. Они думающие, грамотные — и реально понимают, что за всем этим стоит. А я продолжаю верить в то, что наша семья воссоединится, и все наладится.

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.