http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2011-08-10/26786-beremennoy-zhenshchine-ugrozhali-prikryvayas-imenem-gubernatora.html

Беременной женщине угрожали, прикрываясь именем губернатора

Поделиться новостью:

10 августа 2011 в 10:00

На одном из предприятий в Благовещенске пытались лишить работы беременную женщину. При этом ей грозили испортить жизнь, «замарать» посредством возбуждения уголовных дел. И все это делал человек, якобы представляющий интересы губернатора Приамурья и амурского министерства здравоохранения. При этом бросался такими фразами, как: «Мне дана команда поставить на ваше место другого человека», «Мне никогда не хочется никого убивать». В результате женщина, получив нервное перенапряжение, попала в больницу. Немногим раньше на больничную койку слег и ее директор, которого также «потеснили» с должности. Впрочем, по порядку.

Пролог: отойдите в сторону

Завязка нелицеприятной истории началась в мае этого года, когда на ГУП «Медтехника» на должность заместителя директора пришел некий Рафаэль Шаипов. Как рассказал нам директор «Медтехники» (то ли действующий, то ли бывший — пока не понятно) Олег Кязимов, в мае его вызвали в амурское министерство здравоохранения и сообщили, что приедет человек, который займется вопросами модернизации здравоохранения, и его надо взять на работу в качестве зама. Человек приехал, директор его трудоустроил. А вскоре Кязимову и вовсе приказали уступить место своему новому заму.
— Тут же последовало распоряжение о возложении на Шаипова функций директора, — отметил Олег Кязимов. — Я не понял: у меня был заключен трехсторонний договор с министерством имущественных отношений и министерством здравоохранения. Получается, со мной не расторгли трудовой договор — и тут же назначили другого. Я ждал конкретики, задавал вопросы, я же должен был оформить акт передачи, в том числе и материальных ценностей. Ничего этого не последовало. Сказали, чтобы ушел в сторону.
Олег Кязимов на этой почве получил сердечный приступ и слег в больницу. Тогда начались нападки на главного бухгалтера Евгению Копылову, которая осенью готовилась уйти в декретный отпуск. При этом в сторону были «отодвинуты» те факты, что она работает на предприятии уже три года, пользуется в коллективе уважением, поскольку человек ответственный и профессионал в своем деле, что вместе с коллективом за эти самые три года вывела «Медтехнику» из кризиса, превратив убыточное предприятие в прибыльное. Такой специалист вдруг стал неугоден. «С меня стали требовать заявление об увольнении по собственному желанию, обосновывая это тем, что, дескать, на предприятии теперь будут прогоняться огромные деньги, и для совершения финансовых операций нужны свои люди, — рассказала нам Евгения Копылова, — я уйти отказалась». По словам главного бухгалтера, тут же начались конфликты, недовольство ее работой, «исчезновение» с ее стола документов. Проще говоря, женщину вынуждали покинуть рабочее место.
Для Евгении Копыловой должность главного бухгалтера в «Медтехнике» — на сегодняшний день единственная и любимая работа. Других источников заработка нет.
— Я за время работы в «Медтехнике» больше потеряла, чем заработала, — отметила Евгения Николаевна. — До этого вела несколько частных фирм, где было минимум работы и ответственности и неплохой заработок. А тут огромная ответственность: помимо бухгалтерской отчетности, каждый квартал — балансовая комиссия, в состав которой входят представители разных министерств, здесь планы и большой объем работы. Квартиру я не заработала, машины у меня нет. Снимаю комнату в общежитии. И когда мне в моем положении предложили освободить место, это означало потерять единственный источник к существованию. Так что мне терять нечего — решила бороться. Было до слез обидно. Я в «Медтехнику» пришла в декабре 2008 года, а первую зарплату получила, как и все сотрудники, в мае 2009-го. Предприятие было в кризисе. Все альтруисты собрались, позвали бывших работников, вкалывали на энтузиазме. В 2010 году вырулили, долгов не стало, дали прибыль, а в 2011 году, когда уже получили все лицензии и предприятие начало полноценно работать, оно сразу всем стало нужно.

Действо: надо двигаться по течению

В один из дней в кабинет директора предприятия незнакомый человек, который назвался Вадимом Сергеевичем — представителем интересов губернатора Амурской области и министерства здравоохранения, — пригласил Евгению Копылову для разговора. Женщина, предполагая, в каком русле будет протекать беседа и пытаясь хоть как-то себя обезопасить, получив необходимые для защиты своих прав доказательства, взяла с собой записывающее устройство. Мы отсмотрели видеозапись беседы. Решили ее не пересказывать, а изложить почти дословно (опустили лишь некоторые слова и фразы, поскольку они либо повторяются, либо не имеют принципиального значения в общем контексте).
Вадим Сергеевич (далее В.С.): «В общем, принципиальная позиция губернатора — навести здесь порядок. Порядок — понятие относительное, то есть сменить всю команду. Понятно, что на вашем месте он хотел бы видеть другого человека».
Евгения Николаевна (далее Е. Н.): «Я понимаю».
В. С.: «Уволить нам вас, так скажем, не хотелось бы. Скандалы... и еще не понятно, чем это закончится. Ваша позиция сильна — вопросов нет. Особых претензий к вам по работе не возникало. Пока, во всяком случае. Поэтому есть предложение добровольно расстаться.
В ближайшие две недели. Если это возможно, если на то будет ваша добрая воля. Если нет, то, сами понимаете, «раскручивается» уголовное дело. Да просто «замарают» вас. Не привлекут к уголовной ответственности — не буду пустыми словами бросаться, — но отстранят от должности. Я — как человек — просто не желаю вам зла».
Е. Н: «А где вы работаете?»
В. С.: «Я работаю в аппарате губернатора».
Е. Н.: «В аппарате? А кем?»
В. С.: «А какая вам разница? Юрист».
Е. Н.: «Вы представляете интересы губернатора?».
В. С.: «По сути, да».
Е. Н.: «По сути или по факту?»
В. С.: «По факту и по сути — это одно и то же. Вы будете наводить справки — наводите, ради Бога. Для меня важно — либо мы с вами воюем, чего не хотелось бы, либо расстаемся на замечательных, как бы, условиях. Хотите, мы вам рекомендацию нормальную дадим?»
Е. Н.: «Куда рекомендацию?»
В. С.: «Ну, не рекомендацию, характеристику отличную».
Е. Н.: «И куда с этой характеристикой я пойду? Я не помню ни одного предприятия, где требуют характеристику».
В. С.: «Сейчас на многих коммерческих предприятиях требуют характеристику».
Е. Н.: «А к чему такая срочность?»
В. С.: «Ну, вот есть такая срочность, и все. Есть. Мне дана команда поставить на ваше место другого человека. Этот другой человек уже приехал. Поэтому и срочность. Если да, то мы ее заводим — и она принимает у вас дела. Если нет — не хотелось бы. Ну, против ветра мочиться...»
Е. Н.: «Если нет, то что?»
В. С.: «Если нет, то в понедельник решится вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении Кязимова. С вас снимут обвинения через полгода».
Е. Н.: «А какие там основания?»
В. С.: «Статьи 201 и 159. 201 — злоупотребление полномочиями и мошенничество».
Е. Н.: «В особо крупных?»
В. С.: «Почему? Нет. А че тут в особо крупных? Просто в крупных».
Е. Н.: «Понятно».
В. С.: «Ну, я — человек. Мне никогда не хочется никого убивать, портить карьеру. Вы молодая сильная образованная девушка. Вам оно надо? Ну, мне бы, например, не надо было. Есть масса других вариантов, сами прекрасно знаете. Взять уволить вас за утрату доверия. По виновной статье уволить. Вы выиграете суд. Вам напишут, что эту запись считать недействительной, но какой нормальный работодатель потом возьмет вас с этой записью?»
Е. Н.: «Сейчас вы мне угрожаете: либо я пишу по собственному...»
В. С.: «Нет-нет-нет. Я вам не угрожаю ни в коем случае. Я же юрист».
Е. Н.: «Либо я по собственному ухожу, либо вы меня привлечете по уголовной статье».
В. С.: «Значит, объясняю. Уголовное дело все-равно будет. Но если мы с вами находим общий язык, вы оказываете содействие следствию. Вопрос в том, будете ли вы к этому причастны или будете давать нормальные показания: ничего не знали, ничего не видели, ничего не слышали. Если нет, то будете соучастницей, потому что не могли не знать о финансовых махинациях».
Е. Н.: «Если нет никаких финансовых махинаций, о чем я должна говорить?»
В. С.: «Я не склоняю вас к тому, чтобы вы взяли и рассказали мне о финансовых махинациях».
Е. Н.: «Предприятие вытянули за уши. Там столько денег в это вложено! Я веду бухгалтерию, у нас все чисто. У нас нет финансовых махинаций, это не то предприятие...»
В. С.: «Найдут, не переживайте».
Е. Н.: «То есть вы мне ставите два варианта: либо я увольняюсь по собственному, либо вы меня посадите».
В. С.: «Никто вас садить не собирается. Просто «замарают» — и все. Но если мы найдем общий язык, выходное пособие вы получите — и все. Мы понимаем, что не правы, но будет только так. Я еще раз говорю, я не желаю вам зла. Я желаю поменьше работать, как и все. Просто, если мы не находим с вами общий язык, побольше побегать придется. Хотите — пожалуйста. Но, я думаю, вы с Кязимовым будете встречаться. Не верьте его каким-то подвязкам, пожалуйста, уверениям, что все будет хорошо. Я бы на вашем месте не верил. Я вам не враг, поймите правильно, я просто расписываю варианты. Я — человек, такой же, как и вы. И даже, может, в большей степени, чем вы, подневольный. Мне нужно семью кормить, я работаю, получаю зарплату, премиальные. Передо мной поставили четкую задачу — решить этот вопрос. Ну как я должен его решить? Убить вас? Глупо. Испортить вам жизнь? Это можно. Но зачем? Скажите! Это грех. Ну что ж поделать — придется грешить. Поймите, я не всесильный, но за моим шефом куча народу стоит. А за простым человеком — нет. Подумайте хорошенько».
Е. Н.: «За шефом — это за кем?»
В. С.: «За губернатором. Подумайте хорошенько. Я вас прошу принять правильное решение. Надо двигаться по течению в данном случае».
Евгения Николаевна после этого разговора была напугана, долго приходила в себя в своем кабинете, потом пошла домой и слегла, а через пару дней ее, в связи с ухудшением самочувствия, положили в больницу на сохранение. Но и там женщину не оставили в покое — звонки с предложениями об увольнении продолжались и прекратились только тогда, когда она отправила заявления, изложив в них свою историю, на имя президента РФ и его полномочного представителя в Амурской области, а также в правоохранительные органы. Заявление заканчивалось словами: «Я нахожусь на пятом месяце беременности. Мне страшно. Пожалуйста, защитите меня и примите предусмотренные законом меры к виновным лицам».
После того, как начались проверки, предложения об увольнении больше не поступали. «Но было еще два случая проникновения в мой кабинет, — отметила Евгения Копылова. — Искали какие-то документы. Меня спрашивают, что там они могли искать? Я отвечаю, что, наверное, свою совесть, которой в моих сейфах точно нет. Когда второй раз начали вскрывать мой сейф, пришлось обратиться в правительство Амурской области. Буквально за 20 минут приехал представитель губернатора, попросил выйти из кабинета и его опечатал. Теперь назначена комплексная проверка бухгалтерии».

Эпилог: ведутся разбирательства

Поговаривают, что видеозапись с участием Вадима Сергеевича дошла до губернатора Приамурья Олега Кожемяко, и всем имеющим отношение к данным событиям мало не показалось.
Сам Олег Кожемяко сейчас находится за пределами Амурской области, поэтому пообщаться с ним пока возможности нет. Но информацию о том, что он действительно просматривал видеозапись, подтвердил пресс-секретарь губернатора Антон Ивлев. Он также отметил, что никаких распоряжений в направлении увольнения сотрудника «Медтехники», тем более незаконного, губернатор не давал и давать в принципе не мог, так же, как и по любой другой ситуации, поскольку все его действия регламентируются правовым управлением. Поэтому речи о том, чтобы он давал распоряжения, которые противоречат занону, быть не может. Видеозапись, где, прикрываясь интересами губернатора, пытаются уволить беременную женщину, вызвала, по словам пресс-секретаря, у Олега Николаевича бурю гнева.
— Губернатор вообще не знает человека, который на видеозаписи, — отметил Антон Ивлев. — И, безусловно, подобные вещи не должны оставаться безнаказанными. Видеозапись попала в правоохранительные органы. И они теперь должны разобраться, есть ли у подобных дел правовые последствия, уголовные ли, административные ли. Поэтому губернатор будет интересоваться результатами проверок.
...Скандал в «Медтехнике» повлиял таким образом, что главный бухгалтер сохранила свое место. А вот исполняющего функции директора Рафаэля Шаипова уже вторую неделю на предприятии не видно. Его кабинет, так же, как и кабинет главного бухгалтера, опечатан.
Восьмого августа, после продолжительного больничного, уведомив министерство здравоохранения, на должность директора вернулся Олег Кязимов. Пока лежал в больнице, он время не терял — подал заявление в суд, где попросил подтвердить его полномочия. Первое разбирательство, правда, прошло не в пользу заявителя, однако Олег Кязимов уже обратился в кассационную инстанцию.
По выходе на работу его удивила новость. В «Медтехнику» распоряжением минздрава назначен... новый директор — девушка 26 лет, на предприятии работает около двух месяцев.Пришла, как можно догадаться, при Шаипове.
Так какой же директор все-таки легитимный, и, вообще, что же происходит с ГУП «Медтехника», какие назначены проверки и почему — ответы на эти вопросы мы хотели получить, конечно-же, в министерстве здравоохранения. Однако специалистов на местах застать не получилось — все в делах, на выездах. Мы даже номер своего телефона в приемной оставили с просьбой перезвонить. Но, увы...

***
Почему же на предприятии стали неугодны две ключевые фигуры — директор Кязимов и главный бухгалтер Копылова? Повторимся, это люди, при которых «Медтехника» из убыточного предприятия превратилась в прибыльное. Мы постараемся найти ответы на вопросы, кому и почему, для каких-таких финансовых операций здесь потребовались «свои» люди.


 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.