http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2011/11/16/1773.html

Врачебную ошибку оценили в 1,5 миллиона

Поделиться новостью:

16 ноября 2011 в 11:00

Амурский областной суд вынес редкое для своей практики решение — «врачебная ошибка» привела к смерти молодой женщины после родов. В качестве возмещения морального вреда мужу и двум сыновьям погибшей служители Фемиды обязали медучреждение выплатить 1,5 миллиона рублей. А вот свекровь погибшей, которая бросила работу ради ухода за собственным новорожденным внуком, продолжает добиваться возмещения ей недополученных доходов и морального вреда...

Шокирующая история произошла в 2008 году. Военнослужащий из Томичей Андрей Т. вместе со своей женой Анной ждали второго ребенка. Однако мальчика медики спасли, а вот 30-летняя роженица погибла. Как потом было доказано в суде — ее можно было спасти. По вине врачей Андрей лишился жены, двое его детей — мамы, а мать Андрея, Валентина Ильинична, — невестки. Семья погибшей в суде добилась решения о возмещении морального вреда на большую сумму. Теперь больница должна будет выплатить ему и двум его сыновьям более 1,5 миллиона рублей.

Смерть при родах

Родные рассказывают, что погибшая была человеком общительным, веселым, энергичным. И в семье были совет да любовь, и в коллективе ее очень любили — Анна Т. работала в школе учительницей начальных классов. И сейчас, спустя три с половиной года после ее гибели, на ее могиле всегда свежие цветы. Сюда их приносят родные, коллеги, да и школьники не забывают любимую учительницу.
«Анна даже на главу сельской администрации баллотироваться собиралась, но тут забеременела. Решила отложить, - вспоминает свекровь. - Ребенок был желанным, все мы его ждали...»
Однако на последнем месяце беременности возникли осложнения. Женщину доставили 21 мая 2008 года в белогорскую горбольницу. Правда, в местном учреждении для оказания квалифицированной помощи не оказалось необходимого оборудования. Роженицу отправили в Амурскую областную клиническую больницу. По словам адвоката Елены Мусатовой, которая представляла в суде интересы этой семьи, в областной больнице Анне пришлось два часа просидеть в приемном покое. Даже потом, в течение первых суток, пока женщина находилась в палате, к ней никто из врачей не подходил. Роженице стало хуже, ее перевели в реанимацию. Было принято решение делать кесарево сечение. Появившийся на свет ребенок был в тяжелом состоянии - в течение восьми часов не дышал. Новорожденному пришлось делать искусственную вентиляцию легких. Тем не менее врачи спасли ребенка. А вот его мать, не приходя в сознание после операции, умерла.

Несвоевременный диагноз

Причины этой трагедии сухо, но объективно изложены в кассационном определении Амурского областного суда по гражданским делам от 17 августа 2011 года. В заключении судмедэкспертизы, проведенной московскими специалистами, сказано, что амурские врачи так и не поставили диагноз «хронический пиелонефрит» и не назначили соответствующего лечения. В результате произошло осложнение заболевания, которое и привело к смерти пациентки. При своевременной постановке диагноза и должном лечении вероятность благоприятного исхода была большой, считают специалисты «Российского центра судебно-медицинских экспертиз», входящего в структуру российского Минздрава. В амурском минздраве после проведения служебного расследования подтвердили мнение судмедэкспертов и констатировали, что смерь Анны Т. можно было предотвратить.

В поисках справедливости

После смерти Анны ее родным было предложено оставить новорожденного в Доме малютки до тех пор, пока ему не исполнится год. Однако в семье такой вариант даже не рассматривали. Свекровь Анны и бабушка новорожденного малыша Ильи Валентина Ильинична взяла длительный отпуск, оставила собственную квартиру и переехала жить к сыну и внукам.
«Четыре месяца буквально на цыпочках возле ребенка стояла, все заглядывала — нормальный он или нет, - рассказывает женщина. - Не приведи Господь кому-то еще пройти через такое».
В конце 2009-го семья решила искать справедливости в суде. Белогорский районный суд 7 июня 2011 года принял сторону родственников погибшей.
В ходе судебных заседаний, как видно по документам, представители ответчика порой делали довольно странные заявления. К примеру, они потребовали проведения психолого-психиатрической экспертизы в отношении мужа погибшей Андрея и свекрови Валентины Ильиничны.
-  Хотели доказательств нашего морального ущерба, хотели отправить нас с Андреем на экспертизу, - негодует Валентина Ильинична. - В общем, унижали нас в суде как только могли.
Это требование представителей обл-больницы суд отклонил. Кроме того, в ходе заседаний  представители областной больницы старались переложить часть ответственности на белогорскую горбольницу и на томичевскую участковую больницу. Однако потерпевшие  отказались от иска к этим учреждениям.

Первый случай

Дело дошло до кассационной инстанции. В конечном итоге решение о взыскании с областной больницы компенсации морального вреда в пользу Андрея и двух его сыновей было оставлено без изменений. Родственникам присудили по 500 тысяч рублей каждому (на троих 1,5 миллиона рублей), плюс компенсировали затраты на погребение в сумме 30879 рублей и судебные расходы, составившие 30 тысяч рублей.
Кроме того, Белогорский районный суд принял решение о взыскании компенсации морального вреда в пользу Валентины Т. в размере 300 тысяч рублей, а также о возмещении ей недополученных доходов в размере более 170 тысяч рублей. Кассационная инстанция эти решения отменила. При этом судьи коллегии пояснили: в этом случае возмещение морального вреда свекрови не положено, поскольку она не является родственницей погибшей. А сумму недополученных доходов следует уточнить, поскольку суд первой инстанции не учел, что Валентина Ильинична имеет первую группу инвалидности -  а значит, могла получать в связи с этим пенсию.
Оценивая итоги судебных тяжб, адвокат Елена Мусатова отмечает, что этот случай - первый на ее памяти, когда в Амурской области  присудили полтора миллиона рублей за моральный ущерб. Прежде пострадавшие морально из-за врачебных ошибок истцы отсуживали гораздо более скромные суммы. Да и доказать в суде врачебную ошибку довольно сложно.
- Наше законодательство в этом отношении достаточно несовершенно, - пояснила Елена Мусатова. - В рамках доследственной проверки, как правило, не назначается судебно-медицинская экспертиза, потому что она платная. Как правило, следственные органы на это не идут.

Свекровь — не родственница?

Хождение по судам для Валентины Ильиничны пока не закончилось. Она по-прежнему намерена отсудить компенсацию морального вреда и недополученных доходов. Хотя, признается 59-летняя мама двоих сыновей и бабушка пяти внуков, «нервы уже иссякают» в связи с беганьем по разным инстанциям.
Андрей положенные по решению суда деньги еще не получил. Дело находится на стадии исполнительного производства.
«Интересно, Андрею чиновники соцзащиты отказали в выплате «детских» на сына Илью. Посчитали, что вместе с моей пенсией и зарплатой у нас в семье получается 4800 на человека, - удивляется Валентина Ильинична. - Выходит, как отказывать в «детских», я родственницей являюсь, а как платить за моральный ущерб - я не родственница».

***
Старшему сыну Андрея и Анны Виталику уже 13 лет. Он ходит в восьмой класс и учится на одни «пятерки». Его брату Илье, который никогда не видел маму, уже три с половиной года.  Только вот в детсад пока ни одного дня не ходил.  25 мая этого года в Томичах после капремонта садик торжественно открыли, перерезав ленточку, но он до сих пор так и не заработал. Оказалось, что-то не доделали, не оформили все необходимые документы... Мы позвонили в томичевский детсад. Там нам сообщили, что на днях отправятся документы на лицензирование, и садик должен начать функционировать к концу ноября.
 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.