http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2011/12/07/2399.html

В деле о смерти подполковника много вопросов

Поделиться новостью:

7 декабря 2011 в 16:00

Полковник Валерий Снигур, выступающий свидетелем в деле о гибели преподавателя ДВВКУ Александра Ярового, не согласен с выводами следствия. Оно трактует действия обвиняемого как причинение смерти по неосторожности, а Валерия Снигура, который получил побои, относит к категории свидетелей.

«Позитив», закончившийся трагедией

Напомним, преподаватель ДВВКУ подполковник Александр Яровой погиб в ночь на 6 марта возле одного из благовещенских кафе. Серьезно пострадал и его друг — преподаватель московского военного вуза полковник Валерий Снигур. Как мы уже сообщали, недавно следственное управление СК России по Амурской области завершило расследование этого дела и отправило материалы в суд. По версии следствия, Александр Яровой вместе с Валерием Снигуром отдыхали в ночь на 6 марта в кафе, как и Александр Олиферов с Иваном Блохиным. Ранее знакомы они не были, да и в кафе не «пересекались». Возле гардероба произошла словесная перепалка, возникла ссора. Далее, как рассказал нам старший помощник руководителя следственного управления СК по Амурской области Алексей Лубинский, на улице словесная перепалка возобновилась. Между Александром Яровым и Иваном Блохиным произошла драка. Подполковник упал, ударившись головой о кирпичную стену здания, после чего встал. После этого к нему подошел Александр Олиферов и нанес два удара по голове. Александр Яровой упал, ударился о тротуарную плитку и больше не встал...

В результате драки подполковник Яровой погиб, а Валерий Снигур с открытой черепно-мозговой травмой был доставлен в реанимацию. Сотруднику службы судебных приставов Александру Олиферову предъявляется обвинение в причинении смерти по неосторожности и нанесении побоев. Его товарищ проходит по делу как свидетель.

Версия Валерия Снигура

На днях Валерий Снигур прилетал в Благовещенск из Москвы для того, чтобы выразить свое несогласие с выводами следствия. Он рассказал свою версию событий. По его словам, весной он прилетал в Благовещенск по делам. В конце своего визита решил посетить со своим старым другом, Александром Яровым, кафе. 6 марта Валерий Иванович должен был улетать в Москву — уже был куплен билет. В кафе Александр Яровой неоднократно отлучался покурить или пообщаться со знакомыми, которые также были в кафе, поэтому он не всегда был в поле зрения своего московского товарища. По словам Валерия Снигура, беды ничего не предвещало, вечер прошел на «позитиве». Никаких конфликтов или ссор Александра Ярового с другими посетителями кафе он не видел. Рассказал нашему корреспонденту, что впервые Александра Олиферова и Ивана Блохина увидел уже позже, на видеозаписях. Когда решили возвращаться домой (это было уже в четвертом часу ночи), Валерий Снигур оделся и вышел на улицу первым. Немного подождав товарища, он поднялся к гардеробу, убедился, что Александр Яровой тоже готовится к выходу, и снова пошел вниз.

«Когда вышел на улицу, услышал, что кто-то меня окликнул, — вспоминает Валерий Снигур события трагической ночи. — Повернулся... И больше ничего не помню — очнулся через восемь или девять часов в больнице».

На второй день нахождения Валерия Ивановича в реанимации к нему пришел следователь, от которого он и узнал о гибели друга...

Валерий Снигур сомневается, что драка как таковая вообще была, поэтому он сомневается в версии, изложенной в обвинительном заключении.

«Во время драки люди наносят друг другу удары, у них остаются синяки, ссадины какие-то, — рассуждает Валерий Снигур. — А у меня ни одного повреждения на теле, только черепно-мозговая травма. У Саши то же самое. Только у него не менее трех ударов по черепу».

Видео

В нашем распоряжении оказались записи камер наблюдения кафе — одной, установленной возле гардероба, и одной, установленной недалеко от выхода из заведения. По первой видно, что возле гардероба у офицеров никаких конфликтов ни с кем не было. На записи с камеры, установленной у выхода, видно, как Валерий Снигур (на записи он сам себя опознал), спускается с лестницы к выходу в первый раз. Когда он возвращался, то навстречу ему прошли двое молодых людей, с которыми он мирно и благополучно разминулся (как прокомментировал нашему корреспонденту Валерий Снигур, на них он просто не обратил внимания). Они ненадолго скрылись из поля зрения камеры, отправившись в сторону выхода, после чего вернулись и встали у стены возле лестницы, достав мобильные телефоны. Когда Валерий Снигур спустился снова, они явно оживились, и один из них спустя несколько секунд пошел вверх по лестнице. Вскоре он вернулся, что-то сказал товарищу, и они сразу же пошли на улицу. Следом за ними, буквально в двух шагах, вышел Александр Яровой. В таком порядке — Валерий Снигур, за ним двое молодых людей и последним — Александр Яровой, — все четверо и вышли на улицу. Судя по таймеру на записи, это произошло в 3.50 ночи. По словам адвоката семьи Яровых Любови Татарец, смерть подполковника наступила, согласно данным судмедэкспертизы, примерно в 3.50. Значит, жить Александру Яровому после выхода из кафе оставалось считанные минуты, если не секунды...

По словам старшего помощника руководителя следственного управления СК по Амурской области Алексея Лубинского, данные видеозаписи к делу приобщены в качестве доказательств, они были изучены наряду с показаниями обвиняемого и свидетелей, которых оказалось более 30 человек. На здании также установлена камера, которая снимает происходящее на улице. Но, к сожалению, тот участок улицы, где произошла трагедия, в поле ее обзора не попал.

Дело не возбуждают

Сейчас Валерий Снигур намерен добиваться получения статуса потерпевшего, а не свидетеля. Согласно медицинским документам, он поступил в военный госпиталь с открытой черепно-мозговой травмой, ушибом мозга. На лечении и обследовании он находился с 6 по 28 марта — довольно длительный срок, по которому можно судить о степени вреда, нанесенного его здоровью. Как он может быть при этом всего лишь свидетелем, он не понимает. Валерий Снигур передал нам два документа из благовещенской прокуратуры. Из них видно, что уголовное дело по факту причинения Валерию Снигуру телесных повреждений средней степени тяжести было возбуждено отдельно от дела о гибели Александра Ярового благовещенской полицией только 15 ноября. И буквально на следующий день благовещенской прокуратурой постановление о возбуждении дела было отменено как незаконное, а материалы были направлены в полицию для дополнительной проверки. Среди ближайших планов Валерия Снигура — добиться проведения независимой судебно-медицинской экспертизы в отношении самого себя, чтобы установить степень нанесенных ему повреждений. Кроме того, он собирается инициировать экспертизу процессуальных действий следствия.

Точку в этой сложной и запутанной истории поставит суд. Пока же Валерий Снигур намерен сделать все возможное, чтобы выводы правоохранительных органов были пересмотрены.

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.