http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2012/01/11/3151.html

Металлодетектор: тест на бдительность

Поделиться новостью:

11 января 2012 в 10:30

Для реальной безопасности амурчан де-юре сделано много, де-факто — мизер. Во всяком случае, такое ощущение может сложиться у обывателя. Наш корреспондент проверил бдительность охраны и граждан в различных учреждениях Приамурья и убедился, что, несмотря на повсеместную установку металлодетекторов и прочего оборудования, антитеррористические меры в регионе «рушатся» о человеческий фактор.

Распоряжение навести порядок с безопасностью на железной дороге, причем не только в столице, но и в других регионах, дал президент нашей страны, аккурат после домодедовской трагедии. Во время инспекции одного из московских вокзалов Дмитрий Медведев не встретил милиционеров, а на входе в здание не обнаружил металлодетекторов.

Как результат — в течение 2011 года на российских вокзалах устанавливали рамки, реагирующие на металл.

До Приамурья спецоборудование «добралось» в конце ноября. Устройствами безопасности оборудовали 8 амурских железнодорожных станций. Президентскому указу вняли и в других учреждениях и ведомствах Амурской области, где бывают массовые скопления людей. В первую очередь, защитили областную культуру. В текущем году в Благовещенске металлоискатели появились в зданиях драматического и кукольного театров, в филармонии и краеведческом музее. Из областного бюджета на эти цели потратили около 600 тысяч рублей (один арочный металлодетектор стоит примерно 150 тысяч «целковых»).

На деле же складывается впечатление, что для реальной безопасности практически ничего не сделано. Рамки металлодетекторов используются больше как предмет внутреннего антуража. На сигналы и показания прибора стражи порядка должным образом не реагируют.

Металлом — по безопасности

Спортивная сумка, «напичканная» ломом черного металла (чтобы детектор сработал наверняка), послужила в нашей проверке средством для привлечения внимания. Набор автомобилиста из гаечных ключей, два разводных ключа, отвертки и прочая атрибутика мнимого «террориста» весила около трех килограммов и отдавливала плечо. Я отправился на благовещенский ж/д вокзал.

Здесь установлены три рамочных металлодетектора. По одному — на входе в главный зал ожидания со стороны улицы и на выходе из зала к платформам, еще один — в залах билетных касс и камеры хранения. За порядком с их помощью следят сотрудники частного охранного предприятия (ЧОП) и транспортная полиция.

Середина дня. В зале ожидания около 15 человек. Рамка металлоискателя на входе установлена так, что «антитеррористическое оборудование» можно обойти, чем и пользуются некоторые посетители. На дверях «красуется» табличка с просьбой в целях безопасности проходить через рамку.

Двое ЧОПовцев о чем-то увлеченно беседуют на скамейке недалеко от центрального прохода, изредка поглядывая на вновь прибывших. Передо мной в зал ожидания «прошмыгивают» мужчина и женщина. На каждого арочная конструкция издает мелодичный звук, а на дисплее возникает надпись «Тревога» и цифры «65», указывающие на процент «железяк», пронесенных сквозь аппарат.

Первая мысль: «На мне аппарат замкнет — и придется платить за ремонт!». Двигаюсь вперед. Рамка издает тревожный сигнал, аналогичный предыдущему. На дисплее высветилось «120». Но к моей персоне охрана не проявляет внимания. Удивленный, с «заминированной» сумкой иду мимо охраны и, позвякивая «железками», выхожу через второй металлоискатель на перрон. Результат тот же.

Просветят рентгеном

Возвращаюсь внутрь и подсаживаюсь к пенсионеру: «Посторожите мою сумку, а я отойду». «Оставляй», — добродушно кивает дед. «А если бы это бомба была?» — «Да брось, кому мы здесь нужны-то?!». Однако в мое отсутствие дедушка удалился, а мой багаж оставался бесхозным минуты три-четыре.

Помаячив перед охраной взад-вперед (перед ЧОПовцами я разве что не станцевал вприсядку), перебрав весь ассортимент газетного киоска, мне пришлось подойти к людям в форме самому. Представился, показал журналистское удостоверение. «А почему вы никак не отреагировали на „пиликанье“ металлодетектора? — спрашиваю охранника, показывая содержимое своей поклажи. — А вдруг у меня пистолет или того больше — гранаты?».

«Я заметил, что когда вы вошли, металлодетектор „выдал“ показания выше нормы, — ответил представитель порядка. — Когда с Тынды приезжает вагон с челноками, „рамка“ на их сумках бывает и за 200 зашкаливает. А в день свыше тысячи человек проходит: каждого же не будешь останавливать. К тому же у нас нет полномочий досматривать пассажиров, каждый раз полицию вызывать надо. Ко всему прочему, металлоискатель не определяет, что у вас в сумке: оружие или набор отверток».

По словам сотрудника частного охранного предприятия, охране предписано уделять особое внимание только тем, кто проносит свыше определенной нормы металла. Но даже при таком раскладе досмотру подвергаются далеко не все, а только лица, вызывающие подозрения.

В дирекции благовещенского железнодорожного вокзала нам пояснили, что видимое неправильно выдавать за действительное. «Есть определенные моменты, о которых известно только службе безопасности. У охраны есть четкие инструкции, согласно которым они следуют. В них прописано, как действовать и чем руководствоваться. Со стороны непосвященному человеку может показаться, что охрана не уделяет должного внимания контролю за рамками, но это не так», — говорят в дирекции.

Как сообщили нам в службе корпоративных коммуникаций Забайкальской ж/д, схема взаимодействия транспортной полиции и сотрудников частных охранных предприятий не проработана. Законодательство запрещает частной охране проводить досмотр пассажиров до прибытия полицейских, что затрудняет работу обеих структур. Что касается технических средств обеспечения безопасности вокзалов, то металлодетекторами дело не ограничится.

«В будущем пункты досмотра на вокзале хотят оснастить рентгено-телевизионной аппаратурой, и, как в аэропортах, будут досконально досматривать багаж пассажиров. Каждый охранник, помимо этого, будет иметь портативный металлодетектор», — сообщили в ЗабЖД.

Подконтрольный «писк»

Перед тем, как попасть на спектакль в Амурский театр драмы или в областной театр Актера и Куклы, зрители должны пройти через «рамку». Мимо не проскользнешь — возможные обходные маневры «пресекают» ограждения по краям. В день представления аппарат без умолку «пищит» на каждом госте, раздражая сотрудников учреждения культуры и вызывая плач у маленьких детей. С виду кажется, до показаний прибора никому дела нет.

«Металлодетектор, конечно, „пищит“ противно на каждого человека, но когда идет превышение нормы, на его дисплее загорается определенное количество звездочек. Это означает, что прошедший человек или содержимое его сумки представляет малую или большую угрозу. Только тогда этого человека проверяют. Кроме того, если вы успели заметить, в холле постоянно присутствует администратор, который встречает посетителей театра. Что касается остальных мер безопасности, то здание кукольного тетатр внутри и снаружи находится под видеонаблюдением», — разъясняет меры безопасности директор областного театра Актера и Куклы Виктория Горжей.

В драматическом театре металлоискатель также расположен у входных дверей. Однако любители театрального искусства говорят, что периодически рамка то работает, то стоит выключенной. А бывает и так: часть потока зрителей попадает в здание через рамку, остальные — мимо нее. И тех, и других встречают и провожают в гардероб отнюдь не люди в форме, а пара контролеров-женщин.

По словам руководителя драматического театра Татьяны Бединой, войти в здание, минуя металлодетектор, нельзя. Он стоит на месте и не отодвигается. Вмонтирован в пол.

«На новогодние утренники металлодетектор мы не включали, это правда, — признается Татьяна Федоровна. — Все потому, что в эти дни у нас был огромный поток детей. Их, как правило, привозят в последние минуты перед началом представления. Из-за металлодетектора возникают „пробки“. С заторами в проходе мы сталкиваемся и на спектаклях для взрослых.

Но это бывает редко. Металлодетектор работает постоянно. Он настроен. Показания видно четко. Сотрудникам разъяснен порядок работы с аппаратурой».

Но, что самое главное, говорит директор драмтеатра, система видеонаблюдения фиксирует все помещения театра, а также следит за ситуацией снаружи. Девять камер выведены на один монитор. За камерами постоянно наблюдает специалист охраны.

Местный надзор

В областной филармонии спецоборудование и вовсе стоит в стороне от входа, «подпирая собой» стену.

«Молодой человек, вы кто и к кому?» — услышал я, едва шагнув внутрь здания филармонии. Это ко мне обратились две женщины — гардеробщица и охранница. «Кто, я?» — опешил я от такого пристального внимания. «Да-да, вы не из наших будете! Мы своих всех в лицо знаем! Куда направляетесь?». От такого допроса «на пороге» пришлось «сдаться без боя».

«Почему у вас рамка стоит не по уставу?» — спрашиваю, объясняя цель визита. «Мы ее выставляем, когда крупные концерты проводятся, кода звезды приезжают. Здесь и милиция дежурит в это время. А в будни незнакомцы мимо нас не пройдут», — в один голос вторят представительницы прекрасного пола.

«А когда амурские коллективы выступают, рамка работает?» — продолжаю распрос. Ответ «Нет, а зачем, местный зритель — спокойный» лично меня поверг в шок. Неужели безопасность столичных артистов превыше безопасности своих же земляков?!

Выходит, что наша безопасность — только в наших руках? В этом плане отчеты чиновников об усилении антитеррористических мер вызывают недоумение.

Как пояснил нам директор Амурской областной филармонии Сергей Шифманович, арочный металлодетектор временно не используется в силу того, что у прибора сбились настройки. И заверил нашего корреспондента, что спецоборудование вернется на свое место в ближайшее время.

***

От возможных терактов в Амурской области тщательно охраняют чиновников и судей.

Кому хоть раз приходилось бывать в суде — знает, что процедура досмотра на проходной по скрупулезности не уступает досмотру в аэропорту. Здесь проверяют карманы, содержимое сумки и каждый раз «прогоняют» через металлодетектор.

Однажды мне не удалось попасть в аэропорт. В те дни прилетал какой-то важный человек из российского Правительства. Все подступы к аэровокзалу были перекрыты. Ни пройти, ни проехать было нельзя — ни на автомобиле, ни конным, ни пешим. Гаишники без объяснений разворачивали машины одну за другой. В здании областной администрации, где проводил совещание федеральный чиновник, посетителей в верхней одежде не пропускали.

«Если бы половину таких усилий тратить на безопасность простых людей, беспокоиться было бы не о чем», — признает один мой знакомый эксперт-взрывотехник, прошедший несколько «горячих точек» в Афганистане и Чечне.

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.