http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2012/03/07/5237.html

«Подсмотрели» выборы: наш корреспондент понаблюдал за ходом процесса

Поделиться новостью:

7 марта 2012 в 14:31

Корпус независимых наблюдателей (почти 500 человек), работавших 4 марта в Приамурье, подтвердил честность и прозрачность голосования на выборах главы государства. Наш корреспондент понаблюдал за ходом процесса: на избирательном участке в Благовещенске граждане целовали бюллетени напротив фамилий кандидатов, молились за кандидатов и позировали перед камерами.

Распределение произошло вечером 3 марта. После долгого изучения возможных вариантов в штабе меня определили наблюдателем на 134-й участок в Благовещенске (ул. Зейская, 297). Находился он в благовещенском клубе юных моряков «Юнга». Поставленная цель - не допустить нарушений по мере сил, дождаться вскрытия урны и получения итогового протокола.

4 марта, подъем в 6.30, окончательные сборы. С собой пришлось взять довольно много всего. Некоторые вещи могут удивить. Например, фонарь — на случай, если в процессе подсчета голосов внезапно погаснет свет (и на столе возникнут дополнительные бюллетени). Мобильник с зарядкой - для консультации и помощи более продвинутых наблюдателей-юристов из штаба кандидата. Таблица - для визуального подсчета проголосовавших. Куча подготовленных бланков жалоб, заявлений в прокуратуру, ТИК, УИК, бланк протокола (если на участке «сломается» ксерокс). Книжки, краткие описания, копировальная бумага. Ну и, конечно, сухпаек.

Тайна под контролем

На пост заступил немного с опозданием в 7.45. К этому времени ящики еще не были опечатаны, книги избирателей прошиты верно, лишних пометок не содержали.

С председателем комиссии удалось сразу договориться, где наблюдатели будут сидеть (или стоять), чтобы никому не мешать, иметь хороший обзор и не нарушать тайну голосования. Хотя со стороны председателя ограничений высказано не было. Второй наблюдатель, студент-юрист Иван, расположился на местах у входа, я ближе к урнам, дабы отслеживать и препятствовать возможным вбросам «левых» бюллетеней.

Председателем комиссии 134-го участка был Алексей Федотович — пожилой, довольно милый и вежливый человек. В помощниках у него были две девушки: заместитель Рита и секретарь Лена. Обе довольно четко знали избирательное законодательство и участвовали в выборном процессе не в первый раз.

Кстати, с тайной голосования был связан один забавный, на наш взгляд, абсурдный момент. Установив практически тотальный контроль за ходом голосования: видеокамеры, прозрачные ящики для голосования (как тут скроешь волеизъявление от «большого брата»!), члены комиссии убедительно просили избирателей кидать листки в урну в свернутом виде. При этом  «журили» тех, кто этого не делает, объясняя, что транслировать свой выбор на камеры (читай на всю Россию) не положено. Об этом граждан предупреждали и объявления, развешанные в помещении. Но камеры никого не пугали, а даже наоборот.

Правда, всякий раз, как я приближался близко к «кабинке» или урне, некоторые избиратели начинали подозрительно коситься, давая понять, на каком расстоянии начинается эта самая тайна голосования. Однако по стариковскому бормотанию иногда было понятно мнение электората о том или ином кандидате. Не обходилось и без «сантиментов»: пожилые люди целовали бюллетени напротив фамилий кандидатов (приговаривая «За тебя, родной»), молились, крестили листки и прочее.

Набеги избирателей

До открытия участка нарушений зафиксировано не было. Урны и ящики для выездного голосования опломбировались за 10 минут до открытия.  К восьми часам у дверей уже ожидали 5-6 избирателей.

Более 50% голосующих на нашем участке были люди пожилого возраста. С утра шли одни пенсионеры. С обеда и ближе к вечеру потянулась молодежь и люди среднего возраста, но перевес был все равно в сторону старшего поколения.

Основной наплыв избирателей на участок был приблизительно с 10 до 16 часов. Пришлось изрядно попотеть. То, что творилось в помещении, можно было сравнивать с набегами «татаро-монголов». Необъяснимо, но факт: избиратели подтягивались к участку не поодиночке, а группами по 5-7 человек. Одна компания тут же сменяла другую. Быстро обежав территорию вокруг участка, пришел к выводу, что подвоза избирателей не было. Похоже, люди, как по воле случая, шли голосовать в одно и то же время.

Больше всего пришедших на участок забавлял факт видеонаблюдения. Первый же вопрос вновь прибывших касался местонахождения видеокамер. Некоторые горожане позировали перед «большим братом», передавали приветы (запись велась со звуком) и махали руками в объектив.

В моменты затишья на камеры сетовали члены комиссии. Пристальный взгляд объектива мешал женщинам в комиссии заняться личными делами: одна из них рассказывала, что в период думской кампании связала шапку. Однако на текущих выборах вместо вязания в ход шли сканворды, а также обсуждение хронических заболеваний и обмен рецептами лекарств.

Без грубостей

Удивительно, но 12 часов работы избирательного участка, за которые мы, наблюдатели,  старались проверять все, чему нас инструктировали в штабах, пролетели быстро. Наблюдатели не сводили глаз с урны, по возможности контролировали работу со списками. Параллельно вели подсчет количества проголосовавших. В общем находились при деле.

Периодически наблюдателям присылались сообщения из штабов о всякой «жути», махинациях и нарушениях, которые творятся на соседних участках. Впрочем, на нашем участке  голосование шло довольно честно и четко. Были некоторые инциденты. Например, в списках не оказалось нескольких домов, которые перенесли на соседний участок: часть жителей оказалась недовольна. Иногда кабинки были заняты, и горожанам приходилось ставить галочки в открытую. К вечеру обнаружилось, что за одного из молодых людей, пришедших исполнить свой гражданский долг, уже проголосовали. Ошибка члена комиссии была устранена тут же.

600 раз «Путин»

Итак, дело подошло к закрытию. Процесс подсчета бюллетеней начался сразу же после закрытия участка, в 20 часов.

С введением видеонаблюдения сортировка и подсчет бюллетеней «обросли» новым правилом. Теперь каждый бюллетень необходимо было перекладывать под взором объектива, при этом  вслух оглашать имя кандидата, за которого проставлена отметка. Вы пробовали 600 раз произнести слово «Путин»? А «Жириновский»? - у сортирующего уже на пятом десятке заплетался язык. А у находящихся рядом членов комиссии и наблюдателей от обилия повторений начинала кружиться голова.

Еще до момента вскрытия ящика с бюллетенями обнаружилось очень серьезное несоответствие, хотя все остальное, по моему мнению, шло в рамках закона. Речь о том, что итоговое количество насчитанных нами избирателей не совпало с тем числом проголосовавших, которых комиссия считала по записям в книгах избирателей. Причем предел ошибки нельзя назвать разумным (для участка численностью в почти 2400 избирателей). По визуальным подсчетам наблюдателей, за весь день проголосовало около 1200 человек. Тем не менее, по данным участковой комиссии, на руки гражданам было выдана 1301 бюллетень. Столько же бюллетеней оказалось в урне. Лично я считал ровно, редко отвлекался. Во время отсутствия счет продолжал вести Иван и наоборот.

По словам бывалых надзирателей за выборами, разброс в данных комиссии и данных наблюдателей не существенен, если не превышает пару десятков человек. Наблюдатель мог отвлечься и прочее. Но, если количество визуально выданных бюллетеней оказывается существенно меньше официального числа проголосовавших избирателей, значит, мы могли «прозевать» «вброс», а также махинации в самой книге избирателей. Как нам пояснили, делу уже не поможешь. Поэтому жалобу на имя председателя писать не стали. Наверное, еще и потому, что никто из нас толком не знал, как именно надо действовать.

***

Когда мы вышли с участка, в первом часу ночи, было очень тягостное ощущение. У тебя, дорогой читатель, такого чувства не будет – смотреть новости это одно, а видеть все вживую, толкаясь на участке 20 часов без отдыха, - совсем другое.
 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.