http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2012/03/14/5459.html

Кадило и крест — главное «оружие» военного священника

Поделиться новостью:

14 марта 2012 в 14:50

Российскую армию ждут «духовные» реформы. Скоро опекать души наших солдат и офицеров будут военные священники - помощники командиров частей по работе с верующими военнослужащими. Наш корреспондент узнал, как строится быт пока единственного «военного духовника» в Приамурье.

Утро в военном городке авиабазы «Украинка» в Серышево начинается с колокольного перезвона. Военные летчики и техники, отправляющиеся на боевые посты на служебном грузовике (аэродром и база находятся в 8 километрах от Серышево), говорят, что звон создает особый настрой на работу. «Когда разливается колокольный звон, – и на душе становится светлее», - признаются военные.

Отслужив заутреннюю, настоятель храма отец Иннокентий (Бондаренко) торопится на авиабазу. Здесь командование стратегической части выделило священнослужителю отдельный просторный кабинет. Помещение пока не обставлено. Из мебели только стол, несколько стульев, из утвари - подсвечник и несколько икон. К слову, даже подсвечник здесь не совсем обычный. Лунки, куда вставляются церковные свечки, сделаны из гильз от патронов. Подарок от служащих авиабазы.

Отец Иннокентий планирует, что кабинет станет не только местом для приема верующих военнослужащих, бесед с ними, но и местом, где будут совершаться молебны, таинство крещения и другие церковные ритуалы. «Ведь церковь сильна службами. Говорить о Боге и о вере, как и о пище, можно только тогда, когда ее попробуешь», - подчеркивает духовник.

Люди в погонах принимают едва ли не самое активное участие в «насыщении» не только кабинета, но и «военногарнизонного» храма. Многие иконы были привезены и подарены прихожанами - военнослужащими и членами их семей. В Серышево проживают свыше 11 тысяч человек. Из них 5,5 тысяч - жители военного городка.

Военный с крестом

В наши дни военные священники служат почти во всех армиях мира. Духовники на службе есть даже в такой коммунистической стране, как Китай. Для современной России институт военного духовенства - явление новое. Вернее, хорошо забытое старое. «Корни» союза военных и священников у нас очень давние. Во времена Российской империи и казачества церковь принимала активное участие в жизни военных. О возрождении забытого в советское время института заговорили около 20 лет назад. Работа шла очень медленно. Проводились встречи представителей Минобороны и церкви, подписывались договоренности, заключались меморандумы… Конкретные решения и действия стали делаться только два года назад, после указа президента страны. Военным священникам определили правовой статус и место в рядах военнослужащих.

Министерством обороны предусмотрено 240 штатных единиц именно под военных духовников. В настоящее время помощниками командиров по работе с верующими военнослужащими по всей стране назначены чуть более 20 священнослужителей. Это те люди, которые до настоящего момента долгие годы благословляли на ратный подвиг наших солдат и офицеров на добровольных началах. Одним из пионеров-священников на службе в армии стал отец Иннокентий (Бондаренко). Его духовные подопечные - служащие авиадивизии стратегических бомбардировщиков «Украинка», которая дислоцируется в амурском поселке Серышево. Батюшка уже долгие годы живет жизнью части и переживает за все подразделение, молится за него. Пока игумен Иннокентий является единственным в Приамурье представителем военного священника. Только в конце прошлого года его зачислили в штат.

Со знанием устава

На военную авиабазу отец Иннокентий (Бондаренко) попал неслучайно. За его плечами  богатый военный опыт. В мирской жизни он потомственный военный. Поэтому находить общий язык с людьми в погонах ему подчас проще, чем с гражданским населением. Отцу  Иннокентию не нужно объяснять, что такое воинский устав. «Кругозор священника должен быть обращен на 360 градусов, - говорит он. - Потому что паства любого священника - это люди разных профессий, разных социальных положений. К каждому нужен свой подход».

После окончания Дальневосточного военного училища (в те времена ДВОКУ) молодой офицер Бондаренко попал служить в Белоруссию - в учебную дивизию под Минском. Правда, пробыл он там недолго.

«Время было непростое. 92-й год, подписание Беловежского договора (о создании СНГ - прим.ред.), - вспоминает батюшка. - Многие офицеры, которым выпало служить за рубежом родины, оказались в затруднительном положении. Официально должны были увольнять по сокращению штатов, но на деле, чтобы не выплачивать денежные пособия, пытались увольнять по собственному желанию, или, не дай Бог, «по дискредитации». Перевестись на Дальний Восток не получалось».

В поисках места

После «принудительной» отставки лейтенант Бондаренко пробовал «закрепиться на «гражданке». В поиске своего места даже пытался заниматься «челночеством» - торговлей с Китаем. Дорога на пути к священству началась с посещения единственного на тот момент прихода в Благовещенске, что на пересечении улиц Горького и 50 лет Октября. Со временем прошел пасторские курсы, был рукоположен в священники. Специализацию «военного духовника» получил практически сразу. На решение руководства епрахии повлияло военное образование отца Иннокентия. Первый опыт сотрудничества с людьми в погонах был с речными пограничниками. Игумен Иннокентий освящал боевые катера, проводил службы. Позже был направлен служить в Серышево, где по инициативе и на пожертвования летчиков авиадивизии «Украинка» начали строить единственный на Дальнем Востоке воинский православный храм.

Храм «выше неба»

Часть неба на земле – так сегодня в Серышево называют святыню. Храм, который строили почти 10 лет, возвышается на въезде в военный городок. Возводили, как водится, всем миром. К слову, сооружение стало одним из самых высоких культовых зданий в Амурской области после Благовещенского и Тындинского кафедральных соборов. Летчики любят высоту. Купол для храма, напоминающий шлем русского воина, транспортировали по воздуху - военным вертолетом из Белогорска. «Для военных это едва ли не единственное прибежище и утешение», - проводя экскурсию, приговаривает отец Иннокентий.

Об особом назначении храма свидетельствует не только архитектурная форма строения, но и внутреннее наполнение обители. Среди святых, чьи образы отражены на иконах в храме: преподобный Илья Пророк - покровитель дальней авиации, Федор Ушаков - причисленный к лику святых полководец, Дмитрий Донской, также покровитель земли Русской преподобный Илья Муромец. Для летчиков-«дальников» образ последнего особенно значим, ведь первый российский бомбардировщик носил имя этого былинного героя.

На защите рубежей

По просьбе отцов-командиров, когда молодое пополнение принимает присягу, в этот же день батюшка совершает таинство крещения над желающими новобранцами.

- У нас уже наработан опыт правильного толкования шестой заповеди - «не убий», - рассказывает игумен Иннокентий. - У Иоанна Богослова сказано, что нет лучшей участи, чем погибнуть, защищая «други своя». Еще в Ветхом завете сказано, что нельзя нарушать межи, то есть границы соседа своего. Иными словами, нам чужих территорий не надо, но и своего не отдадим. Церковь всегда благословляет воинов на священную защиту рубежей Родины.

Все боевые самолеты на аэродроме освящены. Традиционно перед проверками, длительными и сложными перелетами батюшка Иннокентий служит молебен. «Даже командующий заметил, что когда перед боевыми пусками служится молебен, все проходит удачно, - говорит священнослужитель. - Техника есть техника. Сбой всегда возможен, да и человеческий фактор никто не отменял».

В планах у настоятеля серышевского храма - провести не совсем обычный крестный ход: на боевом самолете провезти икону Ильи Муромского, облететь территорию Приамурья, совершить круг по воздуху. Наподобие того, что был сделан во времена Великой Отечественной войны. Все будет зависеть от того, как отреагирует военное и епархиальное руководство.

«Батюшка - не замполит!»

Первый понедельник каждого месяца («командирский день») батюшка присутствует на совещании при руководстве авиабазы. «На каждую проверку являюсь, докладываю!» - говорит духовник.

Здесь батюшка отметил, что, несмотря на то, что официально ему платит зарплату государство, это не означает, что он должен информировать командование части о ситуации.

- Не нужно путать священников, замполитов и штатных психологов. У духовных лиц совсем другие задачи, - отмечает игумен Иннокентий (Бондаренко). - По штату, на авиабазе 4 психолога. Несмотря на то, что мы в одной структуре работаем (управление по работе с личным составом), их деятельности я не касаюсь. Отличие в том, что есть моменты, о которых военно-служащие не могут рассказать ни офицеру, ни даже психологу. Священник совершает богослужение, исповедь, причастие, общается с солдатами, с их семьями. Солдат идет к батюшке поделиться сокровенным, зная, что дальше его признания не пойдут. Все остается на уровне таинства исповеди. Тем не менее с психологами мы общаемся - иногда спрашиваем друг у друга совета.

«А держать оружие священник может, в случае чего?» - спросил наш корреспондент отца Иннокентия напоследок.

«Нет! Наше «оружие» - кадило и крест. Будучи военным, конечно, держал в руках оружие. В армии занимался военным троеборьем (стрельба, плавание, бег). В одно из упражнений входила стрельба из автомата Калашникова. Так что за свою жизнь настрелялся! Тем не менее советы новобранцам в плане оружия, как чистить, как хранить, даю. Прежде всего я - священник, поэтому оружие в руки не беру и не имею права проливать чужую кровь. Геройски себя вести на войне можно и без автомата - поддерживать тех, кому тяжелее всего», - подвел итог нашего разговора отец Иннокентий (Бондаренко).

 

 

 

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.