http://www.teleport2001.ru/amurskaya-zemlya-i-lyudi/2010-03-19/23153-novosele-dlinoyu-v-zhizn.html

Новоселье длиною в жизнь

Поделиться новостью:

19 марта 2010 в 09:00

55 лет ждал квартиру ветеран Великой Отечественной войны из Егорьевки.

За восемь лет здоровья и молодости, положенных на защиту Родины в 1943-55 годах, Василию Панову государство пообещало квартиру. Неделю назад, накануне 85-го дня рождения деда Василия, обещанное стало явью. Новоселья он ждал больше полувека…
Семья Пановых обосновалась в небольшом селе на окраине Благовещенского района еще в довоенное время. В Егорьевке Василий Михайлович – почетный селянин: на все село четыре ветерана. В канун юбилея Победы и бриллиантовой свадьбы четы Пановых произошло радостное событие: супруги получили сертификат на долгожданное жилье. С чем мы и отправились их поздравить.
Старожилы уже ждали нас в маленьком уютном домике по центру Егорьевки. Одетые по-домашнему, но парадно, Василий Михайлович с супругой незадолго до нашего прихода встречали делегацию с подарками. Главным стала «бумага, на которую квартиру купить можно».

Переломный 43-й

Родом с Алтайского края, в 37-м с семейством Панов приехал в Благовещенск на Амуре. Отпахав два года на тракторе совхозные поля в пригороде, Василий Михайлович нашел свою любовь — Раю. За ней уехал в Егорьевку Благовещенского района. Семейное счастье длилось недолго – началась война…
Весть о наступление краснознаменных полков на Западном фронте четко врезалась в памяти Владимира Панова. 43-й год для него ознаменовался чередой побед советских войск и уходом в армию.
— Впятером на двух соломенных матрацах спали, ждали распределения в Раздольном, — глуховатый ветеран невольно повышает голос, чтобы слышать себя. — Встанешь до ветру ночью — твое место кто-нибудь рядом лежащий сразу и займет. Так и ждешь, пока кто-нибудь другой в туалет не побежит. Иначе или стоять всю ночь, или на голый бетон ложиться придется. Все почки тогда себе поотморозил. Думал, что те три бессонные ночи никогда не закончатся...
146-й истребительный дивизион, куда отправили егорьевского хлопчика, стал вторым домом на ближайшие восемь лет. Путь от рядового красноармейца до бывалого сержанта-командира орудия казался предначертанным. К испытаниям судьбой Василий относился с легким сердцем – «за Родину!». «Пересоленная селедка, которой кормили раз в трое суток, дырявленные от пуль и окровавленные шинели, снятые с убитых товарищей, были нормой жизни в то время», — продолжает свой рассказ фронтовик.
Великая держава стонала от полученных ран, но продолжала схватку. Все мужское население от мала до велика, не скупясь, «орошало» поля собственной кровью. Матери и жены, не смыкая глаз, шили, пахали, ковали, отдавая последнее на содержание краснознаменной. Все — на фронт, всё для Победы!

Империалисты по кустам

Первое знакомство с «японским дружелюбием» сержанта из Егорьевки состоялось под залпы артиллерийских орудий.
— Предупредить нападение японцев нас отправили в Сесин, — словно какую-то невероятную — страшную — сказку начал рассказывать ветеран. — Сорок лет стоящая под игом японцев Корея затрепетала от яростного напора своих завоевателей. Советский Союз не допустил грабительского разгрома соседней страны. Наши отправили войска, чтоб приструнить милитаристов.
Силы Красной Армии к 45-му году воедино собрали дальневосточные войска и выставили широкий огненный щит вдоль восточной границы. Часть красноармейцев направили к братьям по несчастью — северокорейцам. Среди них оказался и наш амурчанин — Василий Михайлович Панов.
— Нам подогнали 120-тонный пароход, названия уже не вспомню, — с долей волнения повествует бывший красноармеец. — Палуб громадного корабля и видно не было. Целый дивизион грузился весь день — таскали пушки, технику, винтовки. Под конец, когда уже поднимались на судно, палубы сравнялись с пристанью…
Встретила корейская земля солдат под глухие залпы японской артиллерии. «С сопок бабахали пушки, когда мы с корабля начали выгружаться», — грозно размахивая руками, продолжает Василий Михайлович.
Разбившись по позициям, в течение нескольких месяцев несли свою службу красноармейцы.
Не отходя ни на шаг от орудий, защитники были в боевой готовности ежеминутно. «Даже на метр к орешнику подойти запрещали — вдруг атаку пропустим, — говорит ветеран. — Боевые вахты продолжались день и ночь – империалист таился чуть ли не под каждым кустом».
Японцы так и не осмелились вступить в бой. Валившиеся прямо на пушки от усталости после круглосуточного дозора, наши солдаты повернули к «своим берегам».
— Как начали войска выводить, так и я пошел. Наши лучшие винтовки отдали корейцам, танки оставили им, — с сожалением вздыхает артиллерист. — Забрали только «120-миллиметровки». С винтовками за спиной и пушками в трюме мы «помахали» корейской земле.
Именно переправа на русский берег стала знаменательным событием в жизни нашего героя. Получив команду сопровождать русские корпуса из Кореи в Россию, Василий Михайлович несколько бессонных ночей провел на палубе в дозоре за врагом. Японцы так и не появились, переброска войск прошла без единого выстрела. Проявивший стойкость и мужество, Василий Панов был награжден медалью «За отвагу» – своей первой медалью. Затем последовала медаль за войну с Японией, именная Жукова и еще 11 наград.
— Медаль «За отвагу»..., — оглядывая парадный костюм, бережно перебирает белесыми глазами свое богатство Василий Михайлович. — Была где-то… Она у меня в книге лежала, раньше костюмов-то не было. Наверное, ребятишки куда задевали… У меня еще за Японию медаль! Колодочки нету, она себе в ящичке и лежит.

Не положено

Долгожданный дембель пришел, как подарок — под Новый год 55-го.
— Восемь лет отдал на благо Родины, — ветеран смахнул предательскую слезу. — На Западе неспокойно было — капиталисты постоянно поднимали волну против России. Японец на Дальнем Востоке, не переставая, шухорился.
Великая держава пере-живала нелегкие времена. Большая часть мужского населения полегла на фронтах. Оставшиеся, не смыкая глаз, пахали и строили — восстанавливали былую мощь Отечества.
Все силы были брошены на возрождение Союза. Бравый сержант Красной Армии с уймой наград Панов, как и многие, встал за станок — на спичфабрике «соломку стругать». «Запал к работе» потух, как спичка. Не оценили по достоинству участника японского фронта и завцех, и завкад.
— Строительство жилья в городе тогда шло, кругом квартиры раздавали. Пришла очередь и к нашей фабрике, — командный голос Василия Михайловича поник. — Посулили раз квартиру — не дали, второй — отдали моему напарнику. Так «квадраты» и не получил. «Не надо тебе квартиры, детей ведь нет», — убеждал начальник. Давали машины — а мне что... Ни прав, ни гаража – не нужен, значит, транспорт.
Просил Панов на фабрике холодильник. И того не дали – «не положено».
— Обидно стало, — подслеповатые глаза деда Василия наполнились грустью, но сетовать на судьбу красноармеец не привык. — Плюнул на завод и завербовался в Якутию стройкой заниматься.
С «северов» Василий Михайлович вернулся, как «белый человек» — с большими деньгами, но вот долгожданной жилплощади так и не досталось. Так всю жизнь и ютились с супругой в стареньком домишке. Все проходило мимо Панова. Наградой за годы войны стала дочка Люба. Не забывает стариков, внучата радуют. Все бы хорошо в этой мирной жизни у Пановых, да только с домом на земле управляться уже не по силам.

***
Спустя 65 лет страна смогла отблагодарить тех, кто верой и правдой защищал ее рубежи – к юбилею Великой Победы ветеранам дает сертификаты на жилье. Василий Панов из Егорьевки, что на окраине Благовещенского района, свою «благодарность» ждал 55 лет. Панов бережно протягивает важный документ. На глазах старика слезы: «За всю жизнь ни разу громкого «спасибо» не услышал. Вот только сейчас приехали, сертификат привезли»…

 





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.