http://www.teleport2001.ru/amurskaya-zemlya-i-lyudi/2011/12/14/2599.html

Егорьевское «солнце»

Поделиться новостью:

14 декабря 2011 в 12:38

История жительницы села Егорьевка Благовещенского района – что сказка про Золушку. Только замуж она вышла не совсем за принца – стала и женой, и мамой своему «хозяину».

Трудяга

     Быть нужной кому-то Любовь Астрелина научилась еще будучи ребенком. Родилась Люба в поселке Херпучи Хабаровского края в 1935 году. В семье была старшей, в 1937 году родился брат Петр, через 2 года - сестра. В начале войны их было уже четверо: 2 сестры и 2 брата. Любе едва исполнилось 9, когда пришлось помогать матери - идти в няньки. У отца Василия Потапкина была военная «бронь», но в годы войны он погиб  на драге, где проработал всю жизнь. Мама Екатерина Степановна осталась одна с детьми.

   «Мама была трудяга сильная, да и все мы в семье трудяги», - вспоминает Любовь Васильевна. Она, девятилетняя «трудяга», каждый день, придя из школы, бежала к своим подопечным. Родители девочек кормили и одевали маленькую няньку. Это и было платой за ее труд. Первую настоящую зарплату Люба получила в 15 лет, устроившись после «семилетки» на стройку.

   Со временем к профессии строителя в трудовой книжке яркой, как солнце, девчонки добавились: «свинарка», «доярка», «повариха», «каменщик». Все эти специальности Люба Потапкина освоила в Оренбуржье, куда переехала с мамой в 50-х. Здесь у Екатерины Степановны жили сестры, отсюда она в 30-х с молодым мужем уехала на Дальний Восток по переселению.

   Для Любы все профессии были хороши, везде лучилась: если работала на ферме - занимала призовые места в соцсоревнованиях, если готовила для больных - так на славу. Но с особой гордостью Любовь Васильевна рассказывает о своих строительных талантах. «Я строила станцию Покснево в Башкирии и  Мелеузовский сахарный завод «Салават Юлаев». Все могу! Не умею только печки класть, топку сделаю, а дальше не могу», - смеется Любовь Васильевна.

   Ее трудовой стаж прервала тяжелая болезнь мамы. За самым близким человеком Люба ухаживала пять лет. Потом мамы не стало... Выжить в те годы помогало домашнее хозяйство: огород, коровы, овцы, прочая живность. Для молодой женщины, сызмальства привыкшей зарабатывать на кусок хлеба семье, было не в тягость вставать с «первым» солнышком и ложиться далеко за полночь.

  Не ходите, девки, замуж...

     Казалось, всем взяла Любочка - и собой хороша (одни локоны солнечные  чего стоили!), и характер золотой - все у нее спорилось, для всех находила слово доброе, ни одна компания не обходилась без ее заливистого смеха и звонких песен. Только личная жизнь не складывалась. Об этом и сегодня Любовь Васильевна вспоминать не хочет. На память о  замужестве остались звучная фамилия  Астрелина и сын Виктор. Да и тот сегодня живет в Хабаровске, изредка навещая мать.

   Причина ее горькой женской судьбы банальна и традиционна для всей России - алкоголь. «Замужем была - развелась! Алкаш был! Вспоминать не хочу. Не надо замуж, не надо. Все они алкаши»! - резко, словно отрезала, отмахнулась женщина. Больше на эту тему - ни слова.

   Пьянство - единственная «больная» тема для Любови Астрелиной. Сама не пьет и не курит,  но бед в ее семье «зеленый змий» натворил немало. Развод с пьющим мужем стал только первым тревожным звонком. Сейчас ее беспокоит судьба сестры-инвалида, которая по-прежнему живет с пьющей дочерью. Для дочери мать, у которой ампутирована нога, давно стала обузой. Однажды дочь ее избила до полусмерти, был суд, но мать простила непутевое чадо. Любовь Васильевна не раз звала сестру к себе, однако та категорически отказывалась. Так и живут сестры: одна терпит дочь-пьяницу, другая переживает за близкого человека…

   После того, как не стало мамы, Любовь Васильевна переехала к сестре в Благовещенск. «Я наотрез отказалась жить в городе. Сестра посылала меня на рынок за овощами. Ну, не могу я так жить — мне земля нужна! Чей то я буду картошку покупать, когда вон какую сама могу вырастить»! - и Любовь Васильевна с удовольствием демонстрирует свои запасы. Тут есть на что посмотреть: ровные клубни картофеля, золотистые головки лука, чеснок, какого не сыщешь в магазинах города.

   «Я и сказала сестре: ищи дом в деревне!» - командирский тон и сегодня звучит в голосе бойкой женщины. Сказано - сделано, и вскоре сестры перебрались в село Натальино Благовещенского района. С тех пор прошло лет 10. «Но жизнь не клеилась: дети у сестры пили,  - голос бабы Любы опять «горчит». - Хоть и держали огород, но хозяйкой я там не была, кормили ее детей-алкашей, живущих в городе. Помощи от них никакой».

   Не выдержав испытания пьющими родственниками, Любовь Васильевна обратилась в районную соцзащиту с просьбой найти для нее пожилого человека или семью, которым требуется дополнительный уход. Такая семья нашлась в селе Егорьевка уже родного Благовещенского района.

  Из домработницы - в жены

     Пенсионерам Федору Степановичу и Прасковье Филипповне Великим нужна была помощь:    бабушке требовался уход, ее супругу, инвалиду Великой Отечественной, поднимать хозяйство в одиночку не под силу. Единственный приемный сын Великих погиб в армии. И трудолюбивая помощница пришлась пожилой паре ко двору. «Когда я к ним в 2000 году приехала с одной сумкой, бабушка мне так и сказала: хочешь жить - переезжай совсем, что я и сделала», - вспоминает Любовь Васильевна.

   «Варила, убирала, стирала, белила. В огороде у меня практически все растет. Там все делаю сама: сажаю, поливаю, полю все руками, тяпку - на фиг, сама и картошку выкапываю. Он только мне воды накачает», - выдает скороговоркой Любовь Васильевна, не привыкшая сидеть без дела.

   Так в повседневных заботах прошли годы. Пять лет назад не стало Прасковьи Филипповны. Перед смертью она наказала обоим: «Федя, Любу не обидь! Смотри, Люба, я умру, а вы будете жить»!  Так и случилось. Через год Федор Степанович и Любовь Васильевна расписались. Правда, Великой она все же не стала. «Чего фамилию менять - это ж надо все документы переделывать, - комментирует Любовь Васильевна. - Когда расписались, выпили в сельсовете шампанского». «Вишь, как получилось, сперва - домработница, потом - жена. Я бы один не смог, вдвоем веселее», - присоединяется к разговору о своем «солнышке» хозяин дома, 86-летний Федор Степанович.

   Штамп в паспорте практически не сказался на жизни «молодых». Она по-прежнему хлопочет по хозяйству. «Много чего сажаю в огороде. Излишки - на трассу, продаем на местном базаре у дороги. У меня в погребе чего только нет! Только варенья - 72 банки. Покупаем лишь мясо и молоко. А если все покупать, так штаны снимешь! Он говорит: давай наймем кого-нибудь тебе в помощь. Нет! Мне никто не нужен, я сама, как пчелка», - последнюю фразу Любовь Васильевна произносит тоном, не терпящим возражений.

   И все же Федор Степанович купил супруге «помощницу» - стиральную машинку. Но хозяйка наотрез отказалась от помощи: «Всю жизнь стираю на руках, машинки не признаю!». Не сидит без дела и муж Любови Васильевны. На нем – печь, пусть небольшое, но хозяйство - десяток кур да дворовый пес по кличке Мальчик. В свои неполные 90 ветеран не выглядит немощным стариком. «Он кушает - во! И сил у него - во! - хвастает «молодуха». - Так и живем - не горюем: у него пенсия неплохая, я на огороде хорошо зарабатываю. В том году весной меня прооперировали, чуть полегчало - сразу в огород картошку сажать. Чего на болезни внимание обращать!».

  Автостопом до главы

     Природа наделила Любовь Васильевну не только заводным характером, но и прекрасным голосом. «Люблю петь», - говорит женщина и, прервав беседу, вдруг начинает выводить высоким, хорошо поставленным голосом: «У церкви стояла карета...». Прервав песню так же неожиданно, как и начала, Любовь Васильевна «переключается» на руслановские «Валенки». Следом звучит «Ой, рябина кудрявая».

   Прослушав попурри на тему русских народных песен, поинтересовалась, как часто в доме звучат песни. «Пою только по праздникам, в компании. Я и «Цыганочку» с выходом могу! Занималась бы в художественной самодеятельности, но, к сожалению, клуба у нас нет», - разводит руками селянка. Для супруга Любовь Васильевна не поет, зато читает стихи. «Вот осень наступила, высохли цветы», - по-школьному старательно декламирует женщина. 

   Легкая, как солнышко, на подъем Любовь Астрелина с удовольствием путешествует по району… автостопом!  «А что в этом такого? - искренне удивляется собеседница. - Вышла на дорогу да проголосовала, всегда подвезут, да еще и бесплатно!  Я с молодости люблю путешествовать. Бывала в Кисловодске, Пятигорске, Белокурихе, под Самарой, в Сад-городе,  Москве. Сейчас только некогда по дальним разъезжать». А «по близким» - так к главе района на прием. Именно автостопом добралась баба Люба на встречу с Сергеем Адаменко из Егорьевки в Новопетровку, где мы с ней и познакомились.

   Отдыхают Любовь Васильевна с Федором Степановичем вечером перед голубым экраном. «Люблю «Субботний вечер», он - «Давай поженимся», обязательно смотрим новости, - перечисляет  любимые телепередачи Любовь Васильевна и тут же переходит на шепот: - Я так поняла, теперь Басков, не иначе, с Волочковой будет! Знаю - я политически мал-мала тоже... Спроси меня, я и артистов всех знаю!». Ну до всего и всех бабе Любе есть дело! Словно от весеннего солнца мое лицо озаряет улыбка…
 





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.