http://www.teleport2001.ru/amurskaya-zemlya-i-lyudi/2012/03/14/5425.html

65-летняя жительница Михайловки еще помнит суровые казачьи законы

Поделиться новостью:

14 марта 2012 в 10:30

Немного живых свидетелей истории казачьего прошлого Благовещенского района можно встретить в селе сегодня. Однако корреспонденту газеты «Амурская земля и люди» удалось найти хранителя, а вернее, хранительницу времени. Она, женщина с мужскими профессиями, помнит суровые казачьи законы, никогда не дает слабинку себе, но бесконечно добра к окружающим. А еще Наталья Анатольевна разговаривает с речкой! «Казачка!» - говорят вслед Фартусовой…

Отчий дом

Разговор с Натальей Фартусовой начался со знакомства с компанией ее хвостатых домочадцев: завидев гостей, лохматый пес Малыш заливисто лает, а кошка Муся (она же Сонечка, она же Люсечка), громко мурлыча, трется у ног хозяйки.   

- Она у меня подброшенка, два месяца как живет здесь. А Малыша я восемь лет назад забрала из благовещенского приюта, - представляет своих любимцев Наталья Анатольевна. - Привезла его совсем больным и по сей день ухаживаю за ним. Он для меня — все…

Для знакомства с третьим питомцем, Мурзиком, пришлось пройти в хозяйскую спальню. Там, вальяжно развалившись на кровати, дремал котяра солидных размеров. При нашем появлении он даже ухом не повел, мол, не царское это дело, гостей встречать. «Гляньте-ка, какой красавец! - делая ударение на последнем слоге, расхваливает лежебоку хозяйка. - Второй год живет, тоже приемыш. Очень любит, когда усы ему гладят, а стоит мне прилечь, как тут же пристроится у меня на груди. Вообще, любовь к животным — это у меня от отца. Я очень им горжусь, у меня папа был золото».

Практически все воспоминания Натальи Фартусовой связаны с отцом - потомственным казаком Анатолием Игнатовым.  

- Родилась я в 1946-м в поселке Ушумун Магдагачинского района, здесь родился и мой отец, здесь и женился. Папа называл меня Талька, Талечка, - вспоминает Наталья Анатольевна. - Нас, детей, было семеро. Я, как старшая в семье, всегда оставалась за родителей. К труду нас приучали с пятилетнего возраста. Дисциплина была железная - в родительском доме на видном месте висела казачья плетка. Доставалось нам частенько: было больно, но мы понимали — за дело. Зато когда отец приходил домой выпивший, у нас был праздник - мы все на головах ходили! Но стоило появиться в дверях матери - руки в боки, мы как крысы на корабле — врассыпную.

Нас так приучали: стариков надо уважать, придет время - и ты будешь на этой ноге.  В особом почете были учителя. Папа всегда говорил: «Дети, никогда на учителя не показывайте пальцем и не огрызайтесь. Если он повысил на вас голос, значит, вы сами виноваты. Для нас учитель - как бог. Без учителя не было бы ни докторов наук, ни врачей... А сейчас ни стариков, ни учителей не уважают…

Как рассказывает Наталья Фартусова, суровые казачьи нравы распространялись не только на детей, но и на женщин, которых за провинность пороли плеткой. Решение о наказании принимал казачий сход. Этот и другие обычаи казаки перенесли на амурскую землю, куда еще в позапрошлом веке бежали с Дона от произвола помещиков. Несмотря на жесткие порядки, казачки отличались очень властным характером.

Что такое любовь

- Мне было 10, когда из Ушумуна наша семья переехала на станцию Хор Хабаровского края, - рассказывает Наталья Фартусова. - Для смены места жительства была серьезная причина. Однажды женщины пришли к отцу и предъявили ультиматум: «Не увезешь жену - убьем!» Папа женился в 26, маме было 18. Но отец взял ее из бедной корякской семьи, потому что была работящая, чистоплотная, у нее этого и правда было не отнять. Свою страсть к любовным похождениям мать объясняла так: «Я ничего в жизни не видела и хочу сейчас все познать». При отце она неоднократно выходила замуж, но потом  возвращалась к нам. Несмотря ни на что, мама была у нас власть, всему научила. Мы все по хозяйству делали сами: от гвоздя до стирки. Когда мама заболела, мы ухаживали за ней и похоронили по-человечески.

…В 17 лет Наталья уехала в Благовещенск к бабушке Александре Николаевне Рябовой, та устроила внучку на кондитерскую фабрику. «Взяли рабочей, все мое образование - семь классов. На работу, почти через весь город, от Литейной до Ленина, ходила пешком», - свой первый трудовой маршрут Наталья Анатольевна помнит до сих пор.

С Благовещенском связаны и воспоминания о первой любви: «Мне шел 20-й год, когда бабушка заставила меня выйти замуж. «Выходи замуж, - сказала она. - Отцу будет легче». А у нас так: раз старшие сказали, любишь-не любишь - выходи. Я не понимала, что такое любовь. Вышла замуж за Александра Михайловича. В 1965-м родилась дочь Лена, но не прошло и года, как мы развелись  -  в отношения вмешалась свекровь. Не ко двору я ей почему-то пришлась, хотя никогда против слова не сказала. Нас так воспитали, папа всегда говорил: «Вышла замуж, свекор — папа, свекровь — мама. Они такие же родители, как и мы».

«Есть же люди на свете…»

После развода с 8-месячной дочкой на руках Наталья Анатольевна уехала в Хабаровский край. Там, на станции Мухен, устроилась в леспромхоз. Работала слесарем-пилоправом, пилототчиком.

- У меня была хорошая наставница - тетя Уля Клюева. Я ее очень любила, уважала, - с благодарностью вспоминает женщина. – Правда, работу в леспромхозе пришлось оставить по состоянию здоровья - пошла комендантом в общежитие. Здесь часто проходили суды, где я была народным заседателем. Приходилось общаться с заключенными, но никогда не называла их «зэками». Если слышала это от других, делала замечание: «Какой он «зэк»! Его наказал закон, а вы не имеете права так называть человека. Сегодня он «зэк», завтра вы будете на его месте. Оступиться - это недолго». Мне всегда говорил отец: «Никогда не делай людям плохо. Прежде чем что-то сделать, встань на его место и подумай, как тебе будет — так будет и этому человеку».

За то, что не забыла отцовские уроки, судьба отплатила Наталье необыкновенной встречей.

- Возвращалась я как-то с работы с внуком. Мы жили тогда в Биробиджане, - рассказывает Наталья Анатольевна. - Вдруг меня окликнул по имени-отчеству прохожий: «Вы меня не узнаете? Нет? А помните, как вы меня защитили на суде, указав на того, кто был действительно виновен. Благодаря вам меня освободили через полгода. Вернувшись, сказал жене: «Есть же люди на свете, которые понимают нас, хоть мы и зэки. Свою дочь я назвал Наташей в честь вас». И только тогда я вспомнила этого человека, его имя, ведь после того случая прошло больше 20 лет.

Ах, Одесса…

В одессе Наталья Фартусова прожила 15 лет. Сюда она приехала с новым мужем и дочкой.Освоила новую профессию слесаря-сборщика радиоаппаратуры.  Получила полное среднее образование, окончив в 1980 году «при примерном поведении», курс заочной средней школы Киевского района города Одессы. По всем точным наукам в ее аттестате стоят «четверки», по-украински - «добре». Рассказывая о жизни в Одессе, Наталья Анатольевна демонстрирует незаурядный талант пародиста, удивительно точно передавая говор коренных жителей города, в котором пишет анекдоты сама жизнь.

- Я жила в Одессе на квартире у хозяйки. Она как-то говорит: «Наталочка, хочешь посмотреть, как хохлуха торгуется з еврейкою? Пошлы на привиз!»  Пришли, видим: полная хохлушечка стоит в красивом переднике. Подходит к ней щупленькая женщина: «Хозяйка, сколько стоит ваша кохорочка (курочка)? – Наталья Анатольевна «переключается» с одного  образа на другой. -  Та назвала цену, еврейка давай торговаться: «Ой, хозяйка, уступите мне 10 копеек». Та: «А шо тоби эти десять копиек дадут, мне — полбулки хлиба купить и курку накормить!» Тогда еврейка взяла тушку, раздвинула лапы и нюхает: «Ой, хозяйка, вы знаете, как у нее пахнет между ногами!» Украинка: «А если тоби пиднять кверху нохамы и понюхать твою «курку», так она будет вонять хуже, чем моя!» Торговались долго, но все же «курка» перекочевала в кошелку покупательницы.

Жить будет!

Вернуться из солнечной Одессы на Дальний Восток Наталью заставили проблемы со здоровьем:  «Я сильно болела, из-за этого ушла с завода, устроилась в больнице раздатчицей. Сама к тому времени перенесла 7 операций. После самой тяжелой врач мне сказала: «Хочешь жить - уезжай на родину, там поднимешься». В 1987-м переехала в Хабаровск, потом в Биробиджан. С мужем к тому времени мы расстались».

Держать удары судьбы Наталье Анатольевне помогает казачий характер и унаследованная отцовская мудрость.

- Папа взял с меня клятву, что я не останусь одна. «Жить одинокому человеку сложно, тем более в возрасте, - говорил он мне. - Не будешь любить человека, сойдись с ним, если уважаешь его». Когда отца не стало, я сошлась с человеком и уехала в Поруновку Серышевского района, - продолжает откровения Наталья Фартусова. - Вместе прожили больше пяти лет, но я вновь заболела, стала ему не нужна, и мы разошлись. Уходя, сказала: «Запомни: до гробовой доски я – женщина!» С тем и ушла. Тогда работала в поярковской школе-интернате помощником воспитателя, ночной дежурной. Уйдя на пенсию, переехала в Михайловку. Как и обещала отцу, уже не работала.

Я по жизни — и баба, и мужик: и дрова пилить, и забор загородить — все могу, лишь бы здоровье позволяло. У меня было 9 операций, в 60 лет тяжело заболела менингитом, впала в кому. Несколько недель пролежала в реанимации. Врачи знают: в таких случаях помогает близкий человек, которого больной давно не видел. Вызвали из Одессы дочь, она лишь коснулась моей руки, я открыла глаза. В ушах до сих пор стоит радостный возглас медсестры: «Очнулась! Жить будет! Жить будет!»

Сегодня живет Наталья Фартусова, как и обещала отцу, не одна — с ней Малыш, Муся и Мурзик, а этажом выше живет сестра Галя. «Я среди людей, родные не забывают, - улыбается собеседница. - Шью, вяжу, люблю рыбачить на речке Тунсарке – это для меня первое хобби, на рыбалку ходила с отцом с пяти лет. Один рыбак научил ритуалу: прежде чем заброшу удочку, подхожу к речке и говорю: «Здравствуй, моя Тунсарочка, здравствуй, моя дорогая!» Притронусь к воде, обмоюсь, и только тогда рыбачу. Всегда с уловом! Иногда мужчины  удивляются: «Баба ловит, а у нас не клюет!» Ребятишкам  ни в чем не отказываю: крючком ли поделиться, леской, поплавком, наживкой. Уходя, благодарю: «Спасибо, речка, за рыбку! Я накормлю животных, и мне будет. До свидания». Рыбки всем хватает: и соседей угощаю, и «ребяток» своих кормлю.

…Жизнеописания Натальи Анатольевны хватит на несколько судеб. Но это все – о ней. «Всяко было в жизни — и плохо, и хорошо, - подытоживает казачка. - Что есть, то есть, - тем и радуюсь».





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.