http://www.teleport2001.ru/amurskaya-zemlya-i-lyudi/2012/08/15/12535.html

Пенсионерка терроризирует жильцов многоквартирного дома, «минируя» все вокруг человеческими отходами

Поделиться новостью:

15 августа 2012 в 09:00

За несколько лет образцовый подъезд дома в одном из сел Благовещенского района превратился в выгребную яму. По стечению обстоятельств здесь появилась новая жилица. И понеслось… Дверь в ее квартире – всегда нараспашку, повсюду человеческие испражнения. Боясь местных алкашей, она не спит, карауля непрошенных гостей с ножом в руках. Соседи опасаются за собственную жизнь, жизнь своих детей и внуков.

Не для слабонервных

У подъезда со злосчастной квартирой нас встретили звонившие в редакцию женщины. В руках у них – медицинские маски. Грешным делом подумали, что соседка – старушка с тяжелой формой инфекционного заболевания, лежачая. Оказалось, в помещении нечем дышать. От запаха мочи и фекалий вперемешку с хлоркой выедает глаза! Вонь пробирает до мозга и костей, выворачивая наизнанку содержимое желудка.

Хорошая даже по городским меркам, почти пустая благоустроенная «двушка» - скорее, туалет, чем жилье. Повсюду – тазики и ведра с человеческими отходами, грязь, мухи. Впрочем, как пояснили женщины, они уже выбелили зал, выгребли несколько тележек испражнений. Даже мебель старую выкинули – все пропиталось «ароматами» жизнедеятельности. По словам соседок, вымывали квартиру из шланга. Кое-как удалось отмыть и хозяйку жилья, не мывшуюся около двух лет. 

- Мужики к ней ходят – алкаши местные, - рассказывает одна из соседок. – Сперва пьют, потом сношаются средь бела дня прямо на лестничной площадке. Внучка прибегает и говорит: баба, иди смотри «концерт». Бегу – а тут светопреставление! Несколько мужиков на ней! Сколько раз стаскивали…

На кухне – чернеющий зев затхлого холодильника, несуразно прислонившийся к стенке замызганный стол, остов водопроводного крана. Света нет – отключили за многолетний долг почти в 150 тысяч рублей. В туалет и ванную комнату не рискуем даже дверь открыть. Осторожно заглядываем в спальню, где по нашему разумению и находится бабушка. Там – неприкаянная кроватишка с кучей того, что называется постельным бельем. В углу – очередное ведро с фекалиями. На вопрос о местонахождении несчастной бабушки, сквозь группу соседок протискивается вполне моложавая загорелая женщина в халатике: «Анькой меня все зовут»…

Сюда женщина (бабушкой назвать язык не поворачивается, да и возраст – всего 62 года) заселилась около 5 лет назад. Жила в Благовещенске, работала на муниципальном предприятии. По нашим сведениям, попросили оттуда тогда еще трудоспособную женщину за дружбу с алкоголем. Были родители, муж, два сына. Сын и свез из городского жилья в село, а сам уехал в один из районов Приамурья свою жизнь налаживать, внучка есть.

Помогал, но пару лет, как не общаются. Куда пропал, мать не знает. Вроде бы, как говорят местные, в места не столь отдаленные угодил. В полиции нам подтвердили только то, что в биографии 40-летнего амурчанина есть многочисленные факты проблем с законом, в том числе – лишение водительских прав. По словам соседок, в квартире проживали две женщины – получив трехкомнатную квартиру за вторую родительницу, сын с супругой ее тоже привезли в село Благовещенского района. Померла бабушка среди пьянки и фекалий скоро. Одинокая пенсионерка завела сожителя – того самого обворовывающего ее «насильника», местного мужика на два десятка лет ее моложе.

Слова соседок о существовании своем «городская» не отрицает, называя ломающего дверь и насилующего ее местного пьяницу не иначе, как «чмо». Охотно рассказывает о том, что ноги очень болят и голова – «операцию даже делали, какая-то мозговая грыжа». Только на вопрос об испражнениях мотает головой: «Что я, собака какая – вон и унитаз есть». Откуда берутся «кучи» ответить затрудняется. Зато не скрывает, что покушать берет себе на пенсиюшку тушенку, фрукты и водочку.

Сын пока был – держал в ежовых рукавицах, не давал пить «горькую». А начала выпивать, как схоронила почти всех близких: мужа, второго сына, родителей.

Сострадание как наказание?

По закону человечности, запутавшуюся в жизни женщину, бесспорно, жалко. Из чувства сострадания соседки убирают у нее в квартире, подкармливают, одевают. Добрые люди дали известки – ремонт вот затеяли. Починили и раскуроченный кран. Об этом мы узнали из очередного звонка соседок, которых жилица сразу же в ночь затопила.

Выясняющиеся подробности заставили задуматься нас о том, кого же нужно пожалеть и спасать? Пьющую женщину, которую по сути выбросил собственный сын, или соседей, уставших от антисанитарии, пьяных разборок и страха за жизни близких. «Два года назад уже была ситуация: мальчик больной, ходили к нему местные алкаши, пенсию пропивали, убил отца в итоге. Мы боимся!» - делятся соседки.

- Жительницы дома обращались к нам с жалобами, неоднократно был участковый, глава занимается ситуацией, насколько это позволяют полномочия. Даже лично разбирался с асоциальными товарищами, собирающимися в данной квартире, - рассказывает главный специалист сельской администрации Ольга Игошева. – Если честно, мы не знаем, где искать выход. Обращались в больницу – женщину забрали, обследовали, вернули. В тот же день. Предписание: нуждается в уходе и наблюдении у психиатра по месту жительства. В ближайшей больнице такого специалиста нет, а в центральную районную она не едет. В дом престарелых – очередь. На сегодня у нас в сельсовете двое таких. Пьют, отсюда и проблемы.

- Так выход Вы как представитель власти какой-то видите?

- В больницу на обследование. Но опять же вернут…

Вопрос адекватности

По идее, женщине нужна медицинская помощь. Разве может человек, находясь в здравом уме, добровольно над собой так издеваться? Проводив нас на улицу, пенсионерка пошла по своим делам. По пути что-то обронила, но на «потерю» не среагировала – даже шаг не сбавила. Как шла – так и опорожнила кишечник. Не стесняясь ни взрослых, ни детей, ни своих, ни чужих…    

- В начале лета к нам поступил сигнал от граждан, что проживает женщина, возможно, она недееспособна. Проводился выезд бригады врачей Чигиринской поликлиники, в том числе психиатра. Медицинских показаний для изоляции установлено не было, - комментирует ситуацию заместитель главы администрации Благовещенского района по социальной политике Андрей Корниенко.

Андрей Викторович по образованию врач, возглавлял санэпидемслужбу в одном из районов Приамурья, до недавнего времени руководил отделом здравоохранения Благовещенского района. Мы откровенно задали вопрос «в лоб»: нормальна ли пенсионерка, «минирующая» все и вся фекалиями? Специалист рассказал удивительные для обывателя вещи.

Доставляли гражданку на обследование в наркодиспансер. Она полностью дееспособна, отвечает за свои поступки, понимает все. Нет показаний к принудительной госпитализации даже частичных на фоне злоупотребления алкоголем. Человек просто ведет такой образ жизни, какой ведет. Осознанно. Для нас не адекватно поведение пьющей и испражняющейся на коврик соседям пенсионерки, а для нее, может быть, ненормально наше стремление изменить ее жизнь. Все относительно…

Вполне вероятно, что испражнения - некий социальный протест или способ привлечения к себе внимания. Был в практике Андрея Викторовича подобный пациент. Подобрав по доброте душевной замерзающего в сугробе одинокого инвалида, медперсонал столкнулся с тем, что он обворовывал в больнице тумбочки у пациентов. Быстро смекнул, как обратить дерьмо в свою пользу: обгадишься – санитарка помоет, а значит касание женских рук доставит сексуальное удовольствие.

- Понимаете, в чем загвоздка, - говорит Андрей Викторович, - мы не можем принудительно отправлять таких «террористов» в специализированные учреждения на лечение, проживание или на работу против их воли – таков закон. Нельзя и обязать ухаживать за опустившейся матерью взрослого сына – нет закона. Для того чтобы оказать помощь, тоже нужны основания. Законодательная база, может быть, недостаточно проработана. Но самое убийственное, что сами граждане не идут навстречу. Когда оказывается помощь, мы - может быть, будет сказано грубо, зато отражает действительность - плодим паразитов, которые не прикладывают никаких усилий, чтобы выбраться из этой выгребной ямы, в которую угодили в большинстве случаев по собственной воле.

- То есть, получается, что откровенно асоциальных граждан мы законодательно защищаем в ущерб социальным? Какой-то гуманизм наоборот…

- Получается, так. Мы стараемся реагировать на такие сигналы, но, к сожалению, рычагов воздействия на сегодняшний день нет. Самое страшное, что проблема разрастается и не имеет границ – ни по возрасту, ни по месту жительства, ни по статусу. Мы боремся за человека до победного, пытаясь «реанимировать» желание жить полноценной жизнью. Одинокой выпивающей пенсионерке предложим пройти лечение в наркодиспансере, еще раз обследуем. Параллельно – работа на переселение в соцучреждение области. Других законных методов мы не видим. Может быть, все-таки одумается…

***

Пока мы в надежде разрешить вопрос обивали пороги различных ведомств,  проблема самоустранилась. Будем надеяться,  временно - человек все-таки. Пенсионерка уехала в неизвестном направлении. Ее нет почти три недели. Об исчезновении женщины тревогу забили соседки. Они и написали заявление о пропаже человека в правоохранительные органы, приезжали следователи. Между тем, нашелся сын пенсионерки – родственники звонят,  интересуются - нашлась ли. В нехорошей квартире гуляет ветер – как ушла женщина, так остались окна и двери нараспашку. Закрыли бы их соседки,  да по закону без хозяйки не имеют права «проникать на чужую территорию». Чего доброго, того и гляди - за вмешательство в личную жизнь из человеческого сострадания не пришлось бы перед законом отвечать…





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.