http://www.teleport2001.ru/inteview/2015-11-05-71123.html

«Госдума - очень серьезная школа»

Поделиться новостью:  

5 ноября 2015 в 10:44

Иван Абрамов ,
депутат Госдумы

Депутат Госдумы Иван Абрамов на выборах губернатора Амурской области стал вторым по количеству набранных голосов. Однако такие итоги не признал, требуя пересчета. Пока все без изменений. О том, как идет жизнь и работа депутата после выборов, он  рассказал в эксклюзивном интервью нашей газете.

Экономика - в приоритете

- Иван Николаевич, ваш новый законопроект касается поправок в избирательное право. В чем их суть?

- Суть очень простая: мы предлагаем, чтобы по требованию любого кандидата можно было пересчитать минимум один участок, максимум 5% участков. Сегодня, к сожалению, такой возможности у них нет. То есть формально она существует - у депутатов-единороссов: когда они хотят пересчитать, это без проблем происходит. На моей памяти ситуация, когда Зоя Тисленко проиграла нашему представителю от партии ЛДПР Денису Чубарову. Пересчитывали три раза просто по заявлению Тисленко. Мы в принципе соглашались - ну хочет человек, почему нет? А здесь (после губернаторских выборов. - Авт.) мы попросили пересчитать, но нам отказали. В связи с этим у меня и возникла идея такого закона, чтобы у кандидата была железная возможность пересчитать в случае сомнений.

- Как коллеги в Думе к этому отнеслись, какие отзывы об идее?

- Нормально, оппозиционные партии меня поддержали. Единороссы говорят: мы еще не рассматривали этот вопрос. Если мы хотим, чтобы выборы были честными, чтобы кандидаты и избиратели верили их результатам, они должны быть прозрачными. А эта норма и должна сделать их таковыми.

- Как выстраиваете работу с правительством и губернатором Амурской области?

- Взаимодействие определенное, конечно, есть. Он недавно обратился ко мне с просьбой при формировании федерального бюджета всеми силами поддержать Амурскую область. Мы продолжаем придерживаться своей позиции, что мы не признаем результаты губернаторских выборов, но жизнь на этом не заканчивается. Я же не для Александра Козлова пытаюсь эти деньги «выбить», а для людей, для области. Я делегирован от Комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока в Комитет по бюджету. Внес предложение по поводу увеличения суммы замещения коммерческих кредитов бюджетными. В большей степени регионы в эти кредиты загнали федералы  - именно Минфин, Минэконом: когда большая часть всех налогов уходит в Москву, а потом спускается  в виде субсидий на территории. Регионам деваться некуда, они начинают брать кредиты. Хотя в Амурской области что только ни делали  - и сою дотировали, и пароходы строили, и отсыпали, и засыпали. Поэтому, конечно, экономические вопросы в моей работе в приоритете. Хотя мы разные вопросы поднимаем  - и политические, и социальные.

«Мы - в оппозиции»

- Далеко не все ваши законопроекты в итоге принимают. В чем причина?

- Мы  - оппозиционная партия, у нас просто нет большинства. И даже когда мы объединяемся с другими оппозиционными партиями, нам не хватает буквально десятка голосов.

- Какая разница, кто предлагает, если идея хорошая?

- Мы поднимаем вопрос, проговариваем проблематику, добиваемся по принципу: вода камень точит. Например, в начале года проблема пошла - в том числе в Благовещенске  - муниципалитеты начали задирать цены на посещение детских садов кто во что горазд. Я разработал законопроект по этому поводу, и, как только я его внес, «партия технического большинства» увидела, что это действительно проблема, и внесла свой альтернативный. Но вопрос мы вовремя подняли - если бы сидели молча, они, быть может, и не внесли бы его никогда. Вот так и происходит. А многие законы вообще  боятся вынести - например, наш проект о капремонте. Суть предложения в том, чтобы сначала сделать капремонт, а потом за него платить, и сам принцип оплаты изменить. Сейчас люди не понимают, что они получат через 15 лет и получат ли вообще. Настаиваем, чтобы вынести на обсуждение, но пока не получается.

- Судя по стенограммам заседаний Госдумы, депутаты, кроме вас, практически не упоминают Амурскую область, не говорят о ее проблемах. Почему?

- Амурскую область формально представляют четыре депутата, но мне трудно за других депутатов говорить. Наверное, потому что они не местные. Как появляются идеи для моих законопроектов  - я езжу по районам, общаюсь с людьми, узнаю проблематику. И поэтому, когда я выступаю, говорю: в Амурской области такая ситуация. Кроме того, у нас достаточно хорошо налажена и обратная связь: приемная ЛДПР работает в Благовещенске, есть виртуальная приемная на сайте Государственной думы, есть странички в соцсетях, где мне тоже очень много пишут. Нас найти - не проблема.

- А с депутатами других партий, которые представляют наш регион, насколько налажено сотрудничество?

- С Федотом Тумусовым мы знакомы, общаемся, обсуждаем, делимся какими-то вещами. С Владимиром Поздняковым, честно скажу, меньше знакомы. С бывшим депутатом Ростиславом Гольдштейном еще меньше. А с новым депутатом, Романом Романенко, еще даже не познакомились.

Задача - работать

- В Госдуме достаточно много очень известных людей. С кем из них доводилось работать?

- Вы знаете, со всеми рабочие отношения. С Владиславом Третьяком иногда обсуждаем некоторые вопросы, с Ириной Родниной мы в рабочей командировке посещали Южную Осетию, с актрисой Марией Кожевниковой обсуждали законопроект по пальмовому маслу... Это сначала смотришь - кто-то спортсмен, кто-то из сериала, кто-то откуда-то еще, а потом уже по-другому к ним относишься. Ведь главная задача  - работать над законопроектами, парламентская деятельность, и в первую очередь интересует профессионализм как парламентария.

- Вы упомянули, что работали с Третьяком... Давайте перейдем к теме хоккея, ведь вы увлекаетесь им. В Хабаровском крае имеются арена для хоккея и команда Континентальной хоккейной лиги «Амур». В Приморье, когда сенатором от этого региона стал Вячеслав Фетисов, появились «Фетисов-Арена» и команда «Адмирал». Раз уж вы общаетесь с известными спортивными деятелями, нет  желания подобный большой спортивный проект запустить и в Амурской области?

- А вы думаете, это Фетисов лично строил арену во Владивостоке? Подобные проекты реализуются только путем софинансирования. Конечно, большую часть затрат, как правило, на себя берет федеральный бюджет, но и региону приходится вкладываться. Приморский и Хабаровский края смогли софинансировать эти ледовые дворцы. Кроме того, необходимо эти объекты содержать. Такие вопросы не спорт-смены решают, а экономисты. Если регион готов софинансировать и содержать, то объект строится. У нас обеспеченность спортивными объектами намного ниже, чем в центральной части России. У нас чуть ли не с пяти утра мама очередь занимает, чтобы своего ребенка записать в бассейн. У нас просто чиновники, которые руководят областью, боятся что-то сказать федеральным чиновникам. А кто не молчит  - Якутия, Татарстан, Калуга, Белгород,  - ставят острые вопросы, и они развиваются.

- Но у нас с футбольной инфраструктурой вроде все нормально, а футбольного клуба нет...

- Команду, как правило, содержат спонсоры, а их не могут найти. Видимо, плохо ищут. В основном в футболе по всей стране спонсоры - это энергетики, золотодобытчики, нефтяники, газовики, лесорубы, угольщики...

- Но у нас они практически все есть!

- Ну вот, вы сами ответили на свой вопрос. Они все на территории области есть, и нищих из них я никого не знаю. Может быть, действительно, одному предприятию тяжело нести такое бремя. Речь идет о десятках или даже сотнях миллионов. Но если задаться целью, то можно собрать несколько предприятий, попечительский совет.

«Я стал мудрее»

- Насколько тяжело вам разрываться между Москвой и Амурской областью? Тем более, что у вас четверо детей, младший из которых родился в этом году. Насколько удается заниматься воспитанием?

- Самый младший пока нуждается не столько во мне, сколько в маме. А вот старшие дети действительно тянутся ко мне. Я, когда есть свободное время, пытаюсь с ними спортом позаниматься, на лыжах покататься.  В эту зиму хотим поставить на лыжи и среднего сына, которому пять лет. Десятилетний уже катается. Постоянно, даже когда я в командировках, созваниваемся, узнаю, как у них дела, как успехи в школе, что дома происходит. Я не отстраняюсь от воспитания, и у меня доверительные отношения со всеми своими детьми.

- Когда вы шли на выборы губернатора, вашими кандидатами в Совет Федерации были известные и уважаемые политики, которые тем не менее никогда не состояли в ЛДПР  - Александр Колядин и Сергей Левицкий. Стоит ли ожидать, что они будут работать с ЛДПР и на предстоящих выборах в Госдуму, в областное Заксобрание, в Благовещенскую гордуму?

- Не исключено. Мы, если честно, это не обсуждали. Контактов что с Александром Михайловичем (буквально на днях с ним обсуждали вопрос по ЖКХ), что с Сергеем Владимировичем (с ним тоже общались недели, может быть, три назад) не прерываем, созваниваемся, общаемся.

- Ваши полномочия депутата заканчиваются меньше чем через год. Есть ли у вас проекты, которые надо бы держать под контролем и год, и два?

- Проект по капремонту. Я, как экономист, четко понимаю последствия этого законопроекта. Также сейчас мы занялись проблемой субсидирования дальневосточных авиаперелетов. В этом году дали 3,5 миллиарда, но исполнение на 1 сентября - 800 миллионов. Представляете? Деньги остаются. А в правительстве рассуждают: раз деньги остаются, значит, их не нужно столько. Но в летний период этих субсидированных билетов людям не хватает, и ко мне по этому поводу обращались. Нужно увеличить количество направлений. Не только Благовещенск - Москва, но и других. Например, из Хабаровска за 1800 рублей можно слетать во Владивосток. У нас что, за 2000 рублей не нашлось бы желающих слетать во Владивосток? А субсидии остаются невыбранными... Это не дело, когда в бюджете закладываются средства, а дальневосточники их не используют. Я просто не верю, что они не хотят летать. Неосвоение  - это итог плохого взаимодействия правительства и перевозчиков.

- Над какими законопроектами вы сейчас работаете?

- Когда я ездил по районам, по селам, было много обращений по поводу того, что закрываются ФАПы, библиотеки, клубы, садики, школы. «И что нам теперь делать, живем как в лесу, никому не нужные, всеми брошенные», - говорят люди. Поэтому сейчас я разрабатываю законопроект по поводу порядка закрытия подобных учреждений. Если коротко  - все делают чиновники, различные комиссии. Там нигде не прослеживается человек, простой житель. Я считаю, что решения должны приниматься людьми. Должно быть что-то вроде какого-то референдума, сбора подписей  - в какой форме это должно происходить, пока думаем.

- Иван Николаевич, как вы лично изменились за годы работы в Госдуме?

- Сначала я очень многие вопросы воспринимал в штыки, многое хотел решить сразу. Сейчас я стал мудрее. Работа в Госдуме  - это опыт колоссальный. Здесь каждый день происходят события, которые по определению не могут происходить в другом месте. И ты приобретаешь навыки, у тебя уже другие поступки, другие выводы, по-другому построена работа. Госдума - это очень серьезная школа.

 




Комментировать

Текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Each email address will be obfuscated in a human readable fashion or, if JavaScript is enabled, replaced with a spam resistent clickable link. Email addresses will get the default web form unless specified. If replacement text (a persons name) is required a webform is also required. Separate each part with the "|" pipe symbol. Replace spaces in names with "_".
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений

Введите символы, которые показаны на картинке.


Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.