http://www.teleport2001.ru/news/2015-10-12/69953-sud-soglasilsya-s-trudovoy-inspekciey-v-tom-chto-za-smert-rabotnika-na-proizvodstve-neset.html

Суд согласился с трудовой инспекцией в том, что за смерть работника на производстве несет ответственность ОАО «Коммунальные системы БАМа»

Поделиться новостью:

12 октября 2015 в 09:55

Как сообщает Благовещенский городской суд Амурской области, с исковым заявлением обратилось ОАО «Коммунальные системы БАМа». Оно просило признать постановление Государственной инспекции труда Амурской области предписания не связанным с производством несчастного случая. Речь идет о том, что в августе 2013 года при осуществлении аварийно-восстановительных работ участка водоотведения г. Тында погиб один из работников организации. Как постановила Госинспекция труда, ответственность за гибель несет работодатель, поскольку были нарушены требования безопасности перед началом и во время работы в канализационных колодцах.

Как следует из материалов дела, в том числе из заключения государственного инспектора труда по групповому несчастному случаю, слесари (четверо работников) при работах в канализационном колодце получили отравление неизвестным газом. 

Бригадой, работающей на прочистке канализационных колодцев, руководил мастер участка С.А. Около 16 часов 00 минут местного времени бригада прибыла на ул. Вторая Лесная, где требовалось устранить аварийную ситуацию - засор на участке канализационного (подземного) трубопровода. Для выполнения этой работы следовало спуститься в канализационный колодец. Прибыв на место работы, мастер С.А. самоустранился от контроля за подчиненными, не распределил обязанности членов бригады, допустил к работе нетрезвых слесарей. Работники бригады, воспользовались бесконтрольностью со стороны С.А. и допустили ряд нарушений требований безопасности перед началом и во время работы в канализационных колодцах: не установили ограждение на месте производства работ (проезжей части улицы); не проверили колодец на загазованность воздушной среды с помощью газоанализатора (газосигнализатора); не произвели естественное (или принудительное) вентилирования колодца.

После открытия люка слесарь Б. без предохранительного пояса со страховочным канатом (веревкой) спустился в канализационный колодец и, вдохнув находящегося там неизвестного газа, потерял сознание. На помощь Б. в колодец без применения средств индивидуальной защиты спустился Х., который также потерял сознание. На помощь Б., Х. в колодец без применения средств индивидуальной защиты спустился С., который, теряя сознание от неизвестного газа, сумел выбраться из колодца на поверхность земли. На крики присутствовавших на месте происшествия водителя дежурного автомобиля ГУАЗ-909 З. и водителя поливомоечной машины ЗИЛ-130 ПМ6 Я. к колодцу подошел мастер С.А. и выдал задание слесарю АВР С.Г. спуститься в канализационный колодец, чтобы обвязать находящегося там Х. для подъема его из колодца. С.Г, спустился в колодец без применения средств индивидуальной защиты и от неизвестного газа потерял сознание.

З. и Я. вызвали сотрудников МЧС и 2 бригады «Скорой медицинской помощи». Прибывшие на место происшествия сотрудники МЧС, одетые в специальное снаряжение, извлекли из колодца пострадавших Б., Х., С.Г.

Бригада «Скорой медицинской помощи» констатировала смерть Б.

Как следует из заключения эксперта ГБУЗ АО «Амурское бюро судебно-Медицинской экспертизы»,  смерть слесаря наступила от отравления Н-бутиновым спиртом. На момент смерти в крови трупа Б. обнаружен этиловый спирт в концентрации 3,09 %, что у живых лиц при обычной толерантности к алкоголю соответствует тяжелому отравлению алкоголем. При исследовании крови, печени и почки наличие какого-либо газа не обнаружено. При исследовании каких-либо телесных повреждений не обнаружено.

Исследовав обстоятельства несчастного случая, суд соглашается с выводами государственного инспектора труда о квалификации группового несчастного случая как связанного с производством, поскольку несчастный случай произошел с пострадавшими, в том числе Б. на рабочем месте. Работник действовал по заданию работодателя и в интересах работодателя, то есть находился при исполнении трудовых обязанностей, при этом суд учитывает, что Б., находящийся в состоянии алкогольного опьянения, работодатель не отстранил от выполнения работы, следовательно, имел место недостаточный контроль со стороны должностных лиц за соблюдением трудовой и производственной дисциплины работников, учитывая все обстоятельства несчастного случая в совокупности, анализируя обстоятельства алкогольного отравления Б., суд приходит к выводу, что  произошедший несчастный случай находится, в том числе, в причинно-следственной связи с неудовлетворительной организацией производства работ и неприменение работниками средств индивидуальной защиты в следствии не обеспеченности ими работодателем.

Поскольку основной причиной группового несчастного случая явилось неудовлетворительная организация производства работ и неприменение работниками средств индивидуальной защиты вследствие не обеспечения ими работодателем, а действия пострадавших, в том числе и Б., в момент несчастного случая были обусловлены трудовыми отношениями с работодателем, а также участием в его производственной деятельности, данный несчастный случай в соответствии со ст. 227 Трудового кодекса РФ, п. 3 Положения подлежит квалификации, как несчастный случай на производстве.

При указанных обстоятельствах оспариваемое истцом предписание следует признать законным и обоснованным.

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.