http://www.teleport2001.ru/news/2015-11-11/71379-detskie-doma-vskore-ischeznut-v-priamure.html

Детские дома вскоре исчезнут в Приамурье

Поделиться новостью:

11 ноября 2015 в 13:34

Им на смену придут центры содействия семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей. Это не прихоть руководства области, а требования Постановления Правительства РФ  «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Как было

В казенных домах дети проживали в условиях, далеких от домашних. Подъем и отбой по расписанию -  так же, как и прогулка, обед, досуг. Никакой индивидуальности - совместные «походы» в душ, туалет, столовую, общая спальня, общая игровая. Единственное разделение по половому признаку - девочки и мальчики отдельно. Иногда доходило до того, что разлучали родных братьев и сестер из-за возраста. В одних детских домах проживали дошкольники и иногда младшие школьники, в других находились ребята постарше. Если и попадали родственники все вместе в один казенный дом, то и здесь им приходилось редко встречаться. Группы формировались строго по одному возрасту.

Вырастая, такие дети редко воспринимали себя как индивидуальную личность. Они привыкали всегда быть частью общности - коллектива. Ведь их никогда не спрашивали, чего хотят именно они.  Их не учили ходить в магазин за продуктами, ездить на общественном транспорте. Они не всегда умели принимать самостоятельные решения и преодолевать жизненные неурядицы. Им готовили пищу, за них стирали одежду. В детском доме вообще почти все делалось за них. Взрослые рядом с ними постоянно менялись. Сначала приходили одни воспитатели, нянечки, медсестры и так далее. Потом они увольнялись, им на смену заступали другие люди. Случалось, детей переводили неоднократно из одного казенного дома в другой. Там их ждали такие же чужие взрослые. Привязанности рвались, а с возрастом вообще исчезали. И, по сути, редко кто по-родственному любил этих детей. Поэтому потом им самим сложно было кого-то полюбить.

С одной из воспитанниц детских домов, Аленой, автора статьи когда-то столкнули служебные обязанности. Девушка обратилась в редакцию издания, в котором на тот момент работал автор, за помощью. Просительнице исполнилось 19 лет, на руках у нее был годовалый ребенок. Алена снимала комнату в общежитии и платила за нее из пенсии по утере кормильца и скромной стипендии. После рождения ребенка она бросила учебу в училище и вышла замуж за отца малыша. Выплаты сразу прекратились (требование закона). Парень, как выяснилось, жил с ней из-за денег, нигде не работал. Как только источник иссяк, он ушел, оставив девчонку без средств к существованию.  Разговаривая с растерянной Аленой, которая никак не могла осознать случившегося, автор не знал, как ей объяснить, что не всем людям можно доверять, что надо было продолжить учебу, подождать с рождением детей, устроиться на работу, получить положенное ей жилье по госпрограмме. Она бы просто не поняла. Она и к  постороннему человеку потянулась лишь в поисках тепла и заботы. И деньгами с ним делилась, как привыкла в детдоме - все всегда делить на всех. Такие беседы и встречи случались в жизни автора не раз, и во многом они были похожи - не умеющие жить растерянные мальчишки и девчонки, запутавшиеся в проблемах и не видящие выхода. Для тех, кто нашел путь в редакцию, помощь нашлась, а сколько из них пропало, из-за того что им просто не  к кому было пойти - нет родственников, а вокруг все те же чужие люди.

Поэтому к созданию нового закона привлекли массу заинтересованных специалистов, не только чиновников, но и психологов, педагогов, руководителей общественных организаций, волонтеров.

- Сейчас в детских домах все должно поменяться кардинально, - делится мнением социальный работник одного из детских домов области Инесса. - Мы все очень надеемся, что этот закон не окажется очередной бумажкой для архива, а пойдет на пользу нашим детям. Они должны, конечно, воспитываться в семьях. И мы все очень хотим, чтобы для каждого ребенка нашлись любящие приемные родители, которые научат их жить в обществе. Но, если такой возможности по каким-то причинам нет, тепло домашнего очага надо создавать в стенах детского дома.  И здесь давать основные навыки самостоятельной жизни. Еще один плюс - создание центров постинтернатного сопровождения. Нашим выпускникам теперь помогают обустроиться после выхода из стен детского дома.

Как станет

Согласно нормам, прописанным в новом законе, детей не будут размещать в больших одновозрастных группах. Условия должны быть максимально приближены к домашним. Сегодня группы составляют из восьми разновозрастных детей, проживающих по двое в одной комнате. Воспитателей переводят на круглосуточное посменное пребывание с «семьей». Менять их запрещено, на протяжении всей жизни ребенка в центре или детдоме с ним обязаны находиться одни и те же взрослые. Братьев и сестер нельзя разлучать. Причем не только в детдомах и временных центрах, но и в приемных семьях. В пределах «семьи» мальчиков и девочек будут учить готовить, стирать, ходить в магазин, планировать расходы. Одним словом, социализировать их всеми разумными способами. Учиться «казенные» дети будут на общих основаниях в обычных либо коррекционных школах, чтобы они росли и развивались среди «домашних» сверстников.

В Приамурье уже есть положительный опыт исполнения законодательных рекомендаций. К примеру, в Семиозерском детском доме сегодня осталось всего 24 ребенка из 60. Остальных раздали в семьи. Ребятишки живут в блоках по восемь человек. Спальни пока общие - отдельно девочки и мальчики. За ними присматривают два воспитателя. Перепланировка в учреждении намечена на 2019 год.

- Блоки разделим на двухместные комнаты. Дети из одной семьи обязательно будут проживать вместе. Оборудуем отдельные душевые и туалеты. Общими останутся досуговая и буфетная, - рассказывает заместитель директора Раиса Перцевая. - Питание тоже сохранится централизованное - шестиразовое (завтрак, второй завтрак, обед, полдник, паужин,

ужин). Потому что нормы СанПИНа не допускают самостоятельного приготовления сложных блюд вне кухонного блока. Мы отвечаем за жизнь и здоровье детей. Проконтролировать процесс приготовления пищи воспитателем сложно. При этом в условиях буфетной дети вместе с наставником смогут готовить ограниченный список блюд. К примеру, бутерброды, салаты. (Продукты обязательно выписываются с общей кухни. Мы и сейчас практикуем обучение кулинарии в специально оборудованной бытовой комнате.) Там же они будут проводить совместные чаепития вечерами или по торжественным поводам. В каждом блоке разместят раковину, вытяжку, кухонный шкаф, электроплиту. Возможно, и холодильники поставим при наличии денег.

Что касается обучения навыкам личной гигиены. Дети и сегодня стирают самостоятельно нижнее белье и носки. Большие стирки практикуют у старших девочек - они могут прийти в прачечную и воспользоваться стиральной машиной. В планах руководства детдома - поставить в каждый блок стиральную машину, но это вопрос времени и денег. Тем не менее,  даже если он решится положительно, постельное белье, скорее всего, все равно будет сдаваться в общую прачечную.

Стоит отметить, что реорганизация Семиозерского детского дома практически не затронула персонал. Люди переживали, что предстоят сокращения, а работы в селе другой нет. Но опасения были напрасны, коллектив сохранился. Единственное, снизилась нагрузка на воспитателя. Но это только плюс -  педагог теперь уделяет подопечным больше внимания.

Что касается перепрофилирования детских домов в центры временного пребывания детей, то в области статус сменили четыре учреждения. Так, появились Центры содействия семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей, подготовки и сопровождения замещающих семей в Белогорске («СемьЯ», «Радуга»), Райчихинске («Шанс»), Пояркове («Доверие»). В них организована работа отделений по подготовке и сопровождению замещающих семей, постинтернатного сопровождения и социальной адаптации выпускников детских домов, а также стационарные отделения для временного проживания детей, оставшихся без попечения родителей.

Стоит отметить, что, несмотря на статус «временного», ребенок будет проживать в центре до устройства его в замещающую семью. И еще один факт, оставшийся без попечения родителей ребенок направляется в любую организацию для детей-сирот, будь то детский дом (еще не перепрофилированный) или центр содействия семейному устройству. Главное условие: максимальная территориальная близость учреждения к месту проживания родственников ребенка (бабушки/дедушки, тети/дяди, совершеннолетних братьев/сестер), если таковые есть. Таким образом, детям и их родственникам не только дают возможность чаще видеться, но и возрастает вероятность усыновления ребенка кровными родными.

Детей в семью

Ликвидация детских домов, где проживали дети-сироты (в том числе и при живых родителях) началась не вчера, и даже не год назад.  Планомерная политика возвращения детей в родные семьи или передачи их приемным родителям (в первую очередь) россиянам продолжается почти пятнадцать лет. Сначала российские законотворцы «придумали» «Национальную стратегию действий в интересах детей до 2017 года». Потом появился «закон Димы Яковлева» (вступил в силу 1 января 2013 года), фактически запретивший усыновлять российских детей гражданам США.

С тех пор количеств детских домов в России сокращается в геометрической прогрессии. Только в нашей области в течение 2014 - 2015 годов были закрыты Зейский детский дом, Крестовоздвиженский детский дом, Константиновский детский дом, Ивановский детский дом. Просто потому, что в них стало некому проживать. Сегодня на территории области действуют десять организаций для детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, в том числе 4 детских дома (Свободненский специальный коррекционный детский дом, Благовещенский детский дом, Семиозерский детский дом, Дмитриевский детский дом), 1 центр социальной помощи семье и детям (село Ивановка), 4 центра содействия семейному устройству детей и 1 центр постинтернатной адаптации выпускников детских домов (поселок Новорайчихинск). В них живет 421 ребенок. В марте 2014 года в казенных домах находилось 1118 детей. За полтора года в замещающие семьи передали 697 ребят, из них 570 только за 10 месяцев текущего года. Четырех детей усыновили, из них двоих взяли в семью итальянцы.  Двадцать семь ребят отданы под опеку жителям других регионов России.

Значит ли это, что сиротство, в том числе социальное, в Приамурье исчезает. Маловероятно.

- Сегодня мы стараемся не забирать детей из родных семей, даже если там не все благополучно. Нам вменяется «перевоспитывать» родителей, ориентировать их на возвращение к нормальной жизни, - рассказывает на условиях анонимности сотрудник одного из областных отделов опеки и попечительства. -  В самых крайних случаях, когда возникает серьезная угроза жизни и здоровью ребенка, мы временно помещаем его в социальную палату местной больницы. Потом решаем вопрос о необходимости лишения отца и матери родительских прав. Но такая мера сегодня применяется все реже и реже - когда с семьей уже не один год отработали все службы, включая правоохранительные органы. Ведь к какой-либо серьезной ответственности нерадивых родителей не привлечешь. Максимум штраф в 500 рублей за неисполнение родительских обязанностей по уходу за ребенком. Труд у нас в стране тоже добровольный. Случаются в нашей практике маленькие победы, когда мать и отец каждые полгода кодируются от алкоголизма и худо-бедно работают. А в основном наша реальность - ежедневные визиты в проблемные семьи, особенно в те, где дети-груднички или ясельники.

Благими начинаниями выстлана дорога, сами знаете, куда... Главное, чтобы превращение детских домов (и их полное исчезновение) в центры содействия семейному устройству действительно помогло «казенным» детям стать «домашними».

Фото: detdom19.ucoz.ru





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.