http://www.teleport2001.ru/news/2015-12-23/73125-atake-lzhedruzey-iz-za-rubezha-podverglis-amurchane-v-socsetyah.html

Атаке «лжедрузей» из-за рубежа подверглись амурчане в соцсетях

Поделиться новостью:

23 декабря 2015 в 10:40

Сотни, если не тысячи, амурчан подверглись в социальных сетях в Интернете атаке «лжедрузей» из-за рубежа. Незнакомые люди по неизвестным причинам оказываются во «френдленте» и как минимум получают возможность следить за вашими действиями, смотреть ваши записи и фотографии в соцсети.

Период в мировой политике сейчас непростой, как и ситуация вокруг России. Уже известны случаи вербовки россиян в так называемое Исламское государство (запрещенное в России). Активно вербовщики используют и социальные сети. Недавно в России выпустили брошюру «Страшная сказка ИГИЛ». Ее подготовили Общественная палата России и Антитеррористический центр СНГ. В пособии рассказывается о том, как выявлять вербовщиков и тех, кто подвергся их влиянию.

Отметим, что религиозные «фанатики» и всевозможные вербовщики могут быть среди представителей самых разных конфессий. А исходящие из соцсетей опасности могут быть связаны не только с терроризмом или религией (или терроризмом, замешанном на религии), и могут исходить как от иностранцев, так и россиян. В конце концов, «банальное» мошенничество, с которым можно столкнуться в Интернете, тоже малоприятная вещь. В любом случае следует быть внимательным и следить, кого вы добавляете в друзья, с кем общаетесь, какой информацией делитесь, выставляете на всеобщее обозрение. Мы не призываем быть излишне подозрительными, но обыкновенный здравый смысл еще никто не отменял.

Мохаммед

На днях корреспондент «Телепорта» в «Фейсбуке» обнаружил среди своих друзей совершенно нового человека. Зовут его Мохаммед (фамилию называть не будем) и, судя по всему, он араб. Его наш корреспондент никогда не добавлял в друзья. В то же время «Фейсбук» указывает, что интернет-дружба с Мохаммедом продолжается аж с 17 апреля этого года. Даже если бы случайно «зафрендил» и потом забыл, то заметил бы раньше, потому что статусы во «френдленте», написанные арабской вязью, давно обратили бы на себя внимание. Аккаунт, судя по всему, не новый, потому как записи идут с 2010 года.

В общем, удивительный и непонятный случай, поэтому журналист решил присмотреться к незнакомому «другу» повнимательней.

Согласно указанным на страничке Мохаммеда данным, проживает он в Москве, учился в МГУ имени Ломоносова на архитектора и в прошлом трудился по той же специальности в одной турецкой строительной фирме (работающей в том числе и на российском рынке), вроде как даже в хабаровском ее филиале. Может, именно поэтому его имя и фамилия записаны не арабским письмом, а латиницей и продублированы кириллицей - чтобы было удобнее европейским и российским пользователям. Что вполне логично, если он действительно живет в Москве. Правда, в комментариях к его статусам и фотографиям россиян, вроде бы, не наблюдается. Почти все по-арабски, хотя есть и единичные англоязычные «комменты».

И самое интересное - у нашего корреспондента с Мохаммедом было 12 общих друзей (хотя некоторые впоследствии удалили его из списка и на момент написания материала осталось 9), и все - амурчане. Опросил некоторых - вдруг кто-то с ним знаком. Все ответили одно и то же - знать его не знаю и, как он оказался среди «френдов», не ведаю. Один знакомый, кстати, отметил, что у него с этим таинственным незнакомцем вообще 80 общих друзей. Аккаунт Мохаммеда настроен так, что всех его друзей не посмотришь, только общих знакомых, поэтому круг его общения установить не так просто.

Возникло ничем не подтвержденное пока предположение: а вдруг страничка Мохаммеда «поглотила» страничку какого-то реально знакомого (и корреспонденту «Телепорта», и прочим амурским сотоварищам Мохаммеда) человека, которого действительно когда-то добавлял в друзья. Правда, кого именно, уже и не вспомнить, не вычислить. Либо вследствие какого-то технического сбоя, либо умышленно. Если подумать, то довольно легко, получив доступ к чужому аккаунту почти в любой соцсети, изменить его до неузнаваемости. Поменять имя и биографические данные. Удалить старые фотографии и загрузить новые. Отредактировать прежние статусы и записи и написать вместо них новые, чтобы казалось, что страничка под этим именем существует давно. Пожалуй, довольно хлопотно организовать правдоподобные комментарии и «лайки» с других аккаунтов, но, наверное, и это тоже возможно. Кстати, если учесть, что и в соцсетях люди общаются в основном со своими земляками, то по «лайкам» и «комментам» к записям Мохаммеда можно предположить, что он из Палестины, города Хеврона. Про это косвенно говорит и номер сотового телефона, который привязан к аккаунту и виден на страничке - он может принадлежать человеку, живущему в Палестине или Израиле. Что касается личных фотографий и статусов, то ничего подозрительного в них не обнаружилось - просто обычный арабский парень.

Журналист «Телепорта» попытался выйти на связь с этим Мохаммедом. Сначала написал по-русски (ну раз человек указал, что живет в Москве, то должен понять). Спросил, откуда тот взялся в списке друзей. Сообщение было прочитано, ответа не последовало. Затем по-английски: «Говорите ли вы по-русски или по-английски?» Тоже просмотрено и проигнорировано. Наконец, с помощью онлайн-переводчика составил письмо по-арабски. Оно за несколько дней даже не было прочитано (хотя это ни о чем не говорит - может, человеку было не до соцсетей).

Тенденция

Мохаммед - не первый взявшийся из ниоткуда друг. С помощью хроники добавления и удаления «френдов» журналист «Телепорта» вспомнил еще двоих. В прошлом году среди друзей обнаружился некий алжирец по имени Фарид. Судя по оставленным им биографическим данным и по фотографиям, певец. Его страничка до сих пор живет нормальной жизнью и, судя по всему, этот аккаунт принадлежит реальному человеку. А летом этого года из друзей был удален некто по имени Адам Исмаил, судя по заполненным контактным данным, - житель израильского города Рамлы. У этого персонажа есть кое-что общее с Мохаммедом. Во-первых, так совпало, что у них одинаковая фамилия. Хотя это ни о чем не говорит. Во-вторых, имя написано не по-арабски, а кириллицей. В-третьих - у журналиста «Телепорта» с ним с десяток общих друзей-амурчан. Правда, страничка Адама Исмаила, судя по всему, давно заброшена. Никаких фотографий, а в хронике почти никаких записей, кроме одной англоязычной. В списке у него - более 500 друзей, из них несколько десятков амурчан. В тех двух случаях выяснением, откуда взялись таинственные незнакомцы, журналист не занимался - просто удалял из друзей.

Отметим, что никто из этих троих людей ничего плохого нашему корреспонденту не сделал - никуда не вербовал, не писал каких-то угроз, да и вообще никак себя не проявлял. Просто все трое неожиданно, словно из ниоткуда, появились в списке друзей. А значит, получили возможность следить за статусами, фотографиями и тому подобным. Разумеется, в рамках установленных настроек конфиденциальности того пользователя, к которому они «зафрендились».

О сложившейся ситуации было написано письмо в службу поддержки социальной сети с просьбой разъяснить, почему в списке друзей оказываются совершенно незнакомые люди. Три случая - это уже тенденция. Может быть, это чей-то умысел. Может быть -  техническая ошибка. В общем, ждем ответа.

Турция

После того как Турция сбила российский военный самолет, отношения между странами осложнились. Многие амурчане прежде любили отдыхать в этой стране, у многих там друзья и знакомые, с которыми поддерживается связь через социальные сети. К примеру, как рассказывает благовещенка Ольга, подавляющая часть ее турецких друзей к России и россиянам относится по-прежнему хорошо. Они ждут наших соотечественников в свою страну и надеются, что политики поскорее между собой договорятся и помирятся. Но не все. Среди многочисленных друзей-турок нашелся один, который сразу после трагедии с Су-24 начал публиковать антироссийские статусы, картинки, «демотиваторы» (особый жанр интернет-творчества, представляющий собой фотографию или картинку с надписью, своеобразный плакат) - как насмешливые, так и довольно агрессивные. «Хорошо, что остальные мои друзья из Турции его точку зрения не разделяют», - говорит Ольга.

Принять ислам

Настоятель благовещенского храма мученицы Лукии Сиракузской иерей Святослав Шевченко имеет большой опыт общения, причем не всегда конструктивного, с людьми, убеждающими перейти его, православного священника, в ислам. Среди них как иностранцы, так и россияне.

-  Одно время была настоящая волна. Они начали мне проповедовать ислам, - рассказывает священник Святослав. - Я им объясняю, что я православный христианин, а они пытаются меня перековать, указывать мне на «пробелы» христианства... Люди, как правило, подкованные. Думаю, это не духовенство, но люди, возможно, получившие религиозное образование... Самый недавний случай - на меня вышел некий человек. Завязалась беседа на ломаном русском. Он мне объяснил, что учится в исламском университете в Египте, он египтянин, мусульманин, изучает русскую литературу и культуру.  Сразу начал устанавливать контакты, в навязчивой форме начал узнавать, кто я, где я живу, чем занимаюсь, кем работаю.

Святослав отметил, что хотя, возможно, его собеседник-египтянин ничего плохого и не хотел, однако его назойливая любознательность заставила священника быстро свернуть беседу.

Фото автора.





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.