http://www.teleport2001.ru/news/2018-03-21/100818-komediyu-tartyuf-gotovyat-k-premere-v-amurskom-oblastnom-teatre-dramy.html

Комедию «Тартюф» готовят к премьере в Амурском областном театре драмы

Поделиться новостью:

21 марта в 14:43

Постановку бессмертной классики с оригинальной оркестровой музыкой, написанной лично режиссером во время подготовки спектакля, предстоит увидеть амурским зрителям. Комедийное представление в двух действиях «Тартюф» (16+) покажут в Амурском областном театре драмы.

Виртуальный оркестр

Премьера состоится 23 марта. Плюс к тому только до конца месяца спектакль по произведению знаменитого французского драматурга Мольера покажут трижды - 24, 25 и 31 марта, а потом еще в апреле три раза. «Тартюфа» на амурской сцене ставит режиссер Павел Рукавицын, начавший сотрудничество с амурским драмтеатром в прошлом театральном сезоне со спектакля «Брачный договор».

По признанию Павла Рукавицына, учился он много: в Харьковском государственном университете искусств имени Котляревского сначала получил композиторское образование, потом - режиссерское. А задолго до того окончил Воронежский государственный университет как филолог, специа-лист по иностранным языкам. Все это разностороннее образование помогает и при постановке «Тартюфа» - Павел Рукавицын и Мольера начал читать на французском, и сам пишет музыку к спектаклю. Она будет оригинальная, эксклюзивная, сочиненная специально для данной постановки, а амурские театралы услышат ее первыми. Между прочим, когда за неделю до премьеры наш корреспондент пришел на интервью к режиссеру, музыка была готова еще не до конца - оставался не дописанным один номер. Вышло так, что работа над музыкальным сопровождением завершилась одновременно с подготовкой данного материала.

- Я стараюсь очень быстро дописать, прилагаю титанические усилия, чтобы его поскорее закончить, - признался в ходе интервью Павел Рукавицын. - Но в театре совершенно нормально, когда хоть в день премьеры может что-то меняться. И после премьеры тоже. Для «Тартюфа» я пишу оркестровую музыку. Я композитор преимущественно академического направления. Повторяю: преимущественно, потому что в списке моих сочинений есть и мюзиклы. А к спектаклям я пишу как музыку для оркестра, так и для других составов, вплоть до рок-музыки. Музыка в моих постановках занимает важное место, но ее, как правило, не очень много. Для меня она - один из элементов режиссерского решения спектакля.

Музыка пишется с помощью специальных программ в компьютере, все инструменты - виртуальные. Из внешних «девайсов» - только миди-клавиатура и звуковая карта (работать с внутренней звуковой картой компьютера при написании качественной музыки чаще всего затруднительно). В столицах в основном предпочитают использовать живую музыку, но в Амурской области себе такого позволить не могут в силу разных причин. Самая простая из них - несовпадение графиков работы музыкантов и театров. Не так просто найти специально для спектакля оркестр, который был бы свободен в дни показов. Поэтому приходится прибегать к синтезированным звукам, виртуальным инструментам. Но большой беды в этом нет, потому что они звучат достаточно естественно.

Классика

«Тартюф» был написан французским классиком 17 века Мольером. Сюжет довольно прост и всем, интересующимся литературой и театром, известен. Господину Оргону, отцу большого семейства, втирается в доверие некий Тартюф, выдающий себя за «божьего человека» - скромного, благородного, благочестивого. Домочадцам новый гость не понравился. Они пытаются открыть глаза Оргону на то, что Тартюф вовсе не тот, за кого себя выдает. В итоге обманщик настолько «оболванил» своего благодетеля, что едва не отнял у него дом и все имущество. И только неожиданное вмешательство короля в самом конце истории помогло восторжествовать справедливости: мошенник наказан, а Оргону возвращены дом и имущество. Такого рода развязка придумана еще в Древней Греции и называется deus ex machina, или «бог из машины»: когда «с неба» с помощью специального крана (он и назывался «машиной) спускался какой-нибудь «бог» или его «посланник», наказывал злодеев и награждал героев. Для своего времени «Тартюф» был антиклерикальным спектаклем, поскольку Мольер показывал лицемерие церкви и торжество справедливости, принесенное королем (драматург служил при дворе Людовика XIV, а у него были непростые отношения с католическими иерархами). Как и любую классическую постановку, «Тартюфа» многократно ставили и переосмысливали. «Свой собственный мир» «Тартюфа» старается создать и Павел Рукавицын. По его мнению, вопросы, поднятые Мольером, актуальны на все времена.

- Мне не интересно ставить антицерковный спектакль, как это было интересно Мольеру в 17 веке. Меня интересует Тартюф как обманщик. «Тартюф» сегодня многолик, поэтому я снимаю акцент с его религиозности, - пояснил Павел Рукавицын. - В мире хватает ханжества как религиозного, так и не религиозного. Любой человек может быть легковерен, а ханжество - многолико и многоаспектно. Что такое режиссерское прочтение? Это расстановка акцентов, что для меня важно, а что нет, что с моей точки зрения будет современнее, что сильнее отзовется в зрителе. Зрителю интересно в двух случаях: либо когда он может просто отвлечься от своих проблем, похохотать, либо он на сцене видит себя или то, что ему близко. Тогда он будет сопереживать происходящему на сцене.

Репетиция

Особенность «Тартюфа» в том, что текст в пьесе подан в стихотворной форме. Это требует большей ответственности от артистов, потому что они обязаны помнить свою роль дословно. Здесь уже нельзя сымпровизировать, выдать похожую по смыслу фразу, если вдруг забыл слова.

- Стихотворная речь требует другого отношения, - объясняет Павел Рукавицын. - Мы-то в повседневной жизни говорим не стихом. А тут нужно быть максимально естественным в изначально искусственной структуре.

По словам режиссера, с артистами амурского драмтеатра ему сотрудничать легко, потому что это труппа, работающая с очень большой самоотдачей. Наш корреспондент убедился в этом, побывав на одной из репетиций. Сначала «прогоняли» самое первое явление, где «солировала» народная артистка России Анна Лаптева. Она исполняет роль госпожи Пернель, матери Оргона. На сцене она спорит со всеми домочадцами своего сына, доказывая, что Тартюф - честный и благородный человек. По ходу репетиции артисты и режиссер обсудили множество рабочих моментов: каким должен быть зонтик, которым в сердцах размахивает госпожа Пернель (кстати, реквизит было решено заменить, он неудобно открывался), как должны располагаться актеры на сцене, какие слова следует произносить в зал, а какие - обратить к другим персонажам. В той части репетиции, где побывал наш корреспондент, были задействованы: заслуженный артист России Юрий Роголев (в роли Оргона), артистка Анна Ковальская (в роли его жены Эльмиры), артист Ярослав Шевченко (в роли их сына Дамиса), артистка Ольга Зорина (горничная Дорина), артистка Екатерина Гордейчик (дочь Оргона Мариана) и артист Александр Симонец (Клеант - брат Эльмиры). А вот самого Тартюфа, вернее, исполнявшего заглавную роль заслуженного артиста Амурской области Олега Бойко, на репетиции не было. Зато наш корреспондент встретил его за кулисами - актер помог не заблудиться в коридорах драмтеатра и проводил к служебному выходу.




Комментировать


Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.