http://www.teleport2001.ru/news/2018-09-05/104504-amurskim-operativnikam-sledovatelyam-i-sudam-ne-hvataet-perevodchikov-dlya-inostrannyh-narushiteley.html

Амурским оперативникам, следователям и судам не хватает переводчиков для иностранных нарушителей

Поделиться новостью:  

5 сентября 2018 в 17:24

В случае, когда российское законодательство нарушают иностранцы, они имеют право на переводчика. Но для оперативников, следователей и судов это настоящая головная боль, ведь профильных специалистов, со знанием специфических юридических терминов, банально не хватает. 

«Я русский не очень понимаю»

Помните фильм «Мимино»? Жгучий грузин в исполнении Вахтанга Кикабидзе попал под суд за хулиганство, а не менее жгучий армянин в исполнении Фрунзика Мкртчяна, его друг, выступал свидетелем на суде, который проходил в Москве. И сказал сакраментальную фразу: «Я русский не очень понимаю...» Эту фразу иностранные граждане очень полюбили и пользуются ей при каждом удобном случае.

Сотрудникам Следственного комитета (именно они выносят постановление о назначении лица переводчиком) порой приходится искать переводчиков с редчайших языков, выписывая их из далеких стран, был случай, когда родной язык задержанного был суахили. Не так просто и с ближайшими соседями из КНР. С одной стороны, многие из них знают русский язык очень неплохо. С другой, язык уголовного судопроизводства отличается от бытового, и это надо учитывать. Правоохранители говорят: в последнее время задержанные мигранты стали грамотными - сразу требуют переводчика. Благо, он предоставляется бесплатно, за счет РФ. Интересный факт: когда задержанные хотят связаться со своим адвокатом или нуждаются в переводчике - говорят на русском, а на допросе или в суде делают вид, что даже близко не понимают, о чем идет речь, произнося одну и ту же фразу: «Не понимаю». Одним из критериев, определяющим степень владения языком судопроиз-
водства, является мнение самого участника уголовного процесса, его способность воспринимать устную и письменную речь, адекватно воспринимать юридическую терминологию.

Часто следственные мероприя-тия затягиваются из-за обычной проблемы нехватки переводческих кадров. К примеру, в следственном управлении СК РФ по Благовещенс-ку говорят: «Мы часто пользуемся услугами переводчиков одной языковой конторы, которые понимают «юридический китайский». На переводчиков у следователей и других правоохранительных органов в прямом смысле буквально очередь. И, естественно, их услуги возмездные, которые оплачиваются из бюджета государства.

С переводчиками менее «популярных в области» языков сложнее. Пока их ищут, следствие затягивается.
В пограничной системе  и на таможне  есть сотрудники со знанием иностранных языков, но по штату такой вакансии нет, поэтому оформлены они на другие должности. Когда переводчики находятся в отпусках или командировках, пограничники и таможенники приглашают специалистов «со стороны». 

Дорогое содержание

Сотрудники полиции  все чаще задерживают иностранных преступников. В основном на них составляют административные протоколы за незаконное нахождение на территории РФ. Приезжают как туристы, без виз и оформления занимаются трудовой деятельностью. После задержания и составления протокола их помещают в ЦВСИН (центр временного содержания иностранных граждан) до выдворения из страны. Как говорят в полиции, содержание в ЦВСИН обходится дорого для государства, поэтому чем быстрее иностранцы отправятся на родину, тем лучше.

Переводчик в полиции тоже работает по приглашению, на договоре.

В суде

Тяжелее всего приходится сотрудникам судебного производства. В качестве примера следователь  привел уголовное дело, которое было возбуждено в прошлом году. Там обвиняемый (и его адвокат) с одной стороны, следователи - с другой, пытались оперировать знанием (незнанием) русского языка в своих интересах. В январе 2017 года по подозрению в совершении преступ-
ления был задержан, а затем арестован гражданин Узбекистана. Он направил ходатайство о предоставлении переводчика для перевода всех следственных действий. Однако следователи ему в этом отказали по любопытным причинам. Первая - как оказалось, ранее гражданин уже привлекался к уголовной ответственности в Российской Федерации и услугами «толмача» не пользовался. Вторая - он окончил среднюю школу на территории Советского Союза, где русский был государственным языком, обязательным для обучения, а далее - вуз. И третья - обвиняемый давно находился на территории России, «свободно разговаривал и выражал свои мысли на русском языке», как сказал следователь. Обвинение полагало, что «ходатайство о предоставлении переводчика выглядит надуманным и может быть расценено как тактика защиты». Однако сторона защиты выяснила и доказала, что, во-первых, обвиняемый никогда не учился в вузе и диплом у него был куплен, а, во-вторых, в школе, где учился обвиняемый, русский язык был хоть и обязательным, но не родным (что-то вроде английского для российских школьников). В итоге переводчика все-таки предоставили, но он все равно не помог мужчине избежать наказания, и тот получил 4 года колонии общего режима. В тюрьме общается на русском и понимает все, что ему говорят.

Проблема еще и в том, что российское законодательство не предусматривает лицензирования, аккредитации, квалификационного экзамена или сертификации судебного переводчика. Потому иногда переводчики во время следствия допускают  ошибки, что может сказываться на законности и обоснованности разрешения дела в суде.

На территории Амурской области находится от 14 до 16 тысяч иностранных граждан, работающих по найму (85% из них уроженцы Поднебесной).

Наиболее распространенные  правонарушения среди иностранцев - кражи, драки, незаконные пересечение границы и нахождение на территории РФ.

Алена ШАРКАЕВА. 

 




Комментировать

Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.