http://www.teleport2001.ru/sever-teleport/2011-05-05/25937-otklyuchenie-liftov-v-vysotnyh-domah-eto-chrezvychaynaya-situaciya.html

Отключение лифтов в высотных домах — это чрезвычайная ситуация

Поделиться новостью:

5 мая 2011 в 10:00

Несколько месяцев назад в редакцию пришел мужчина: «У нас уже не первый день лифт не работает, и неизвестно, когда его запустят. А вчера пожилой женщине стало плохо, когда она поднималась домой — пришлось «скорую» вызывать, еле откачали»... И такие ситуации не единичны, и происходят не только в Тынде. К сожалению, иногда это заканчивается трагедией...

Будем лечить или отправим на пенсию?

«Нужно думать не только о деньгах, но и о последствиях. Отключение лифтов в высотных домах — это чрезвычайная ситуация. Пожилые люди, инвалиды остались запертыми в своих квартирах, затруднена работа «скорой помощи» и других служб», — слышим мы в одном средстве массовой информации, цитирующем власть имущих.
«Лифт стал уже не транспортным средством, а «источником повышенной опасности». Многие не исключают возможности социального обострения из-за того, что пожилые люди часто не имеют возможности выйти на улицу по причине остановки лифта», — вторит другое СМИ.
В своем 35-летнем возрасте Тында постепенно превращается в город пенсионеров, да и большинство лифтов, срок службы которым отведен 25 лет, пора отправлять не пенсию.
Да, их можно «подлечить». По действовавшему до этого года техрегламенту лифт мог трижды пройти экспертизу, и по ее результатам или отправиться в лазарет (если была возможность его подлечить) и работать еще год-два до следующей проверки, или на пенсию (если лечение пациента не представлялось возможным). В этом году вышел документ, не ограничивающий освидетельствование лифта каким-либо количеством раз. Главное — его исправность и способность работать без перебоев. Если бы техрегламент не изменился, в июле этого года 13 лифтов должны были отправиться на пенсию.
Да вот беда, в наш век канувшей в прошлое бесплатной медицины «скорая помощь» для лифтов тоже недешево стоит: вызов доктора (процедура экспертизы) — около 40 тысяч рублей, лечение (ремонт иногда с заменой основных узлов и агрегатов, отработавших свой срок) доходит до 300 тысяч. В городском бюджете в этом году на «здравоохранение» лифтов не предусмотрено ни копейки.
Новый лифт на заводе стоит 675 тысяч рублей. Энергоэффективный лифт, потребляющий меньше электроэнергии, которую, кстати, мы сейчас с вами оплачиваем в графе Общедомовые нужды, — на 10% дороже. Плюс монтажные работы. Итого, один лифт может обойтись в 1,5 миллиона рублей.
Государственная программа по замене лифтов, отработавших свой срок, готовится и не без помощи тындинцев. Еще год назад председатель Тындинской городской думы Ирина Монахова обратилась к нашему депутату в Москве Наталье Пугачевой с просьбой о помощи. Мы были услышаны. Но требуется время для принятия решения в масштабах страны.
Весь вопрос — сроки. В Тынде они почти критические — 1 июля должно остановиться порядка 13 лифтов. «Складывается такое впечатление, что городская администрация несколько устранилась от решения данной проблемы, все легло на плечи только жителей в лице обслуживающих компаний, — говорит директор управляющей компании «Наш дом» Павел Эпштейн, в жилом фонде которой и находится большинство «больных» лифтов. — По крайней мере, до решения проблемы на федеральном уровне».
Как в сказке: чем дальше, тем страшнее
Как быть и что делать? 1 июля лифты должны стать, а дальше, как в сказке: прямо пойдешь, лифты не остановишь и тем самым закон нарушишь — под статью попадешь, налево пойдешь, срок службы лифтов продлевать — денег не найдешь, направо пойдешь — остановишь лифты и дождешься смуты людской с лозунгами и плакатами. Кстати, в некоторых кругах обсуждают именно такое решение вопроса: дождаться остановки лифтов, и народ сам выйдет на площади и решит вопрос. А накануне выборов в Заксобрание, Госдуму и скорых президентских выборов, как предполагают некоторые местные политики, это вполне реально, причем не только в Тынде.
— Но тогда человек становится средством для достижения цели! — возмущается Павел Борисович. — Этого допустить нельзя, члены партии и депутаты, к которым принадлежу и я, должны на месте решать эти проблемы, не допуская подобных митингов. Необходимо сделать все возможное, чтобы лифты продолжали нормально функционировать. В жилом фонде, обслуживаемом руководимой мною компанией, должны остановиться 10 из 13 лифтов по городу. По своему жилому фонду мы решили — никаких косметических работ не производить, выполнять работы, связанные с инженерным обеспечением эксплуатации фонда. Но и в этом варианте денег жильцов не хватит, нужна помощь городского бюджета.
Мы не можем допустить, чтобы люди в буквальном смысле рисковали своей жизнью. Не говорю даже о пенсионерах и ветеранах, хотя именно о них мы должны заботиться в первую очередь. Но есть люди просто со слабым здоровьем, для которых ежедневный подъем, к примеру, на 5 этаж может дорого обойтись, а если это этаж — 16-й. Как быть беременным женщинам, женщинам с маленькими детьми… Мы обрекаем их или безвылазно сидеть дома, либо жить на улице, так как они не смогут нормально попадать домой. По Конституции, у каждого человека есть право на жилище, и никто и ничто не может помешать человеку попасть к себе домой — это можно расценивать как нарушение Конституции.

Депутаты в Тынде почти ничего не решают

— Это действительно так, — продолжает Павел Эпштейн. — Парадоксально, но мы, как депутаты, не можем выходить с финансовыми предложениями на Думу. Мы можем только ходатайствовать перед администрацией о внесении какого-либо предложения, а администрация может это ходатайство поддержать или не поддержать. Наша задача — голосовать за или против, не более того, так как полномочия депутатов весьма ограничены.
Сейчас вот хочу выйти с предложением к администрации о частно-государственном партнерстве — половину средств на продление сроков эксплуатации лифтов вносит управляющая компания, половину — городской бюджет. На продление срока службы 13 лифтов и расчет горадминистрации с управляющими компаниями по старым лифтовым долгам из городского бюджета необходима сумма порядка 2,5 млн. рублей. И есть статьи расходов, с которых эту сумму можно было бы «наскрести», так как у нас самая большая бюджетная обеспеченность на душу населения — в 5 раз больше, чем в Белогорске, и в 2,5 раза больше, чем в Благовещенске. Главное — что считать самым важным и неотложным.

Быть или не быть?..

Этот вопрос сейчас далеко не риторический. По крайней мере, для одного члена правящей партии и депутата Тындинской городской думы.
— Человек в этих политических играх не должен стать разменной монетой, — продолжает Павел Борисович. — Если мы, и я в частности, не можем разрешить проблему и помочь жителям своего города, есть ли смысл оставаться депутатами и членами партии, которых в гордуме большинство?
Может быть, я не прав и слишком сгущаю краски, но это моя точка зрения: важнее приоритета, чем человек, не было и быть не может.
Надеюсь, эта статья станет своеобразным катализатором — ситуацию надо спровоцировать для ее скорейшего разрешения. У меня появятся или единомышленники, с которыми мы будем дальше отстаивать права человека, или оппоненты, для которых человек будет являться лишь средством достижения цели. И не важно, какой цели! Человек — вот главная цель!
В споре, как говорится, рождается истина. Сейчас главное, чтобы это рождение произошло как можно быстрее — время, к сожалению, играет не в нашу пользу!





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.