http://www.teleport2001.ru/sever-teleport/2012/03/09/5289.html

Знакомьтесь, Павел Эпштейн

Поделиться новостью:

9 марта 2012 в 08:21

Павел Борисович Эпштейн, один из бывших кандидатов на должность главы муниципального образования мэра г.Тынды, не дошедших до последнего этапа выборов – голосования. Это интервью было записано накануне предвыборной гонки, но, по мнению многих, заслуживает того, чтобы быть опубликованным и после выборов.

– Павел Борисович, не обижайтесь, но бытует мнение, что человек идет во власть, чтоб наворовать побольше денег. Зачем вам это нужно? Вы и так обеспеченный человек.

– Ну и вопросы у вас! Да, я обеспеченный человек, так как работаю минимум по 12 часов в сутки и действительно умею зарабатывать. Свою зарплату не скрываю, честно плачу все налоги. И во власть я шел не для того, чтоб запускать руку в городскую казну, тем более что я привык зарабатывать сам, а не брать у других. А деньги бюджета – это деньги всех жителей города, и это святое! Брать их – просто подлость и наглость.

– Тогда зачем вам все-таки нужно кресло мэра? Удовлетворить жажду власти?

– Нет, опять мимо. У каждого человека свои жизненные ценности. У меня это работа и семья. Только работа делает человека независимым, успешным и благополучным. Только результаты твоего труда служат мерилом истинного уважения человека в обществе. Так получилось, что руководящие должности я занимал всю жизнь, начиная со студенчества – был командиром стройотряда. Именно во времена стройотрядов, в конце 70-х, я познакомился с БАМом, а когда приехал сюда работать по направлению Минтрансстроя, меня во многих трестах уже знали. На станции Чильчи начинал мастером, потом был начальником участка на строительстве объектов на станциях Лопча, Чильчи, Олекма, Кувыкта, ПЖБК Восточный, был председателем профкома. Когда строители и мостовики стали передислоцироваться, жители Чильчи выбрали меня главой администрации, в те годы эта должность называлась председатель исполкома. В 1998 году, когда рабочие на заводе Шахтаум в Восточном объявили голодовку, меня пригласили туда, как бы сейчас сказали, «антикризисным управляющим». Тогда же я возглавил совет директоров «Тындалеса». Позже, в связи с изменением состава собственников, я уволился и четыре года работал на железной дороге, отвечая за теплоснабжение притрассовых поселков, которые хорошо знал. А в 2006 году появилась компания «Наш дом»...

– И вы, представитель ЖКХ, не боитесь идти на выборы? Ведь со всех сторон в адрес управляющих компаний слышны далеко не комплименты...

– Плохо говорят о тех, кто свою работу превратил в кормушку. Честную, добросовестную работу видно всегда. Конечно, 100% довольных моей работой и работой моих подчиненных не может быть, и это объективно. Но где еще можно лучше испытать руководителя, чем работой в ЖКХ! Меня хорошо знают не только жильцы. Жизнь такова, что работа в ЖКХ занимает не более четверти моей нагрузки. Больше меня люди знают по другим видам приложения сил и знаний: строительству и ремонту, вывозке мусора, занимаемся мы также содержанием и обслуживанием более 20 объектов в городе, оказываем консультационные и другие услуги.

– Не страшно было браться за ЖКХ?

– С жилищно-коммунальным хозяйством я тесно был связан еще будучи главой Чильчи. Особенно тяжело было в 90-х годах, когда поселки, принадлежащие различным организациям, просто бросали на произвол судьбы. Но тогда у нашей администрации хватило сил взять эти дома на себя. И поселок не только не замерз, уже через год мы торжественно отметили «праздник последнего уличного туалета». Моя жена – врач, и она убедила меня, что многие болезни именно от отсутствия «теплых удобств». Мы тогда привезли из Днепропетровска около 100 ванн и унитазов.

– Но ведь денег в администрации  тогда не было, как, впрочем, сейчас...

– Да, у нас денег было не больше, чем у других администраций. Но я не зря люблю повторять, что с деньгами все сделает и дурак. Чильчинская администрация создала одно из первых муниципальных предприятий и занялась строительством и ремонтом в Тынде. Этим и зарабатывали деньги. Руководители многих компаний знают, какие объекты мы делали в те годы и как делали. За это уважают и сегодня. За счет внебюджетного счета от доходов на строительстве у нас хватало денег на содержание автомобильной дороги протяженностью более 100 км от Ларбы до Чильчи. Через пять месяцев после того, как в Тынде появилось эфирное телевидение, оно появилось и в Чильчи. В то время это было очень важно, так как «видики» не все могли себе позволить. Каждую неделю мы давали детям до 10 лет по литру молока бесплатно. Мы создали детский приют, который работает и сегодня. На выборах из трех кандидатов на должность главы я набирал более 90% голосов. Это при том условии, что в поселке все как на ладони и скрыть ничего нельзя. Иногда я шучу, что проверен временем и другими людьми. Всегда ставлю перед собой сложные, иногда амбициозные задачи. Чем сложней проблема, тем мне интересней. И уж если я за что-то берусь, значит, в этом есть необходимость.

– А в чем необходимость избрания вас мэром?

– Кресло мэра для меня – это возможность доказать людям, что перемены к лучшему в масштабах города во многом зависят от руководителя, его профессионализма и открытости. Чтобы вывести город из спячки, нужен высший пилотаж – профессионализм, помноженный на доброе отношение к людям и нестандартный подход к проблемам. Город перестал жить, здесь стало неинтересно, ощущение такое, что жизнь замерла. Если и дальше ничего не делать, процесс станет необратимым. Нельзя Тынду продолжать сравнивать с Магдагачи или Архарой. Надо не забывать, что изначально потенциал Тынды был выше. И людской, и образовательный, и интеллектуальный. Его можно и нужно раскрыть, и у меня подобный опыт есть. Дать городу второе дыхание – вот в чем я вижу свою задачу как мэра.

– Вы уже два года депутат, почему не решаете эти задачи с депутатского кресла?

– К сожалению, полномочия депутата и полномочия мэра – это две большие разницы. Чтобы городу дать второе дыхание, депутатских полномочий недостаточно. Вот уже второй год как депутат я пытаюсь решить вопрос создания открытых катков. К сожалению, депутатские полномочия не помогли мне даже в этом, далеко не глобальном вопросе. До сих пор удивляюсь, почему в Тынде этого нет при зиме длительностью 9 месяцев в году. Но раз нет, надо сделать.

Депутаты «делают» местные законы, но приоритеты развития города определяет только мэр, как высшее должностное лицо города. Депутаты лишь могут запретить ему что-то сделать, когда это решение выходит за рамки его полномочий. К примеру, продать второй этаж ТД «Тында» мэр без нашего согласия не смог, но помешать мэру отдать бесплатно земельные участки на рынке мы не смогли, так как это исключительные полномочия мэра – отдать землю бесплатно или выставить на торги. Результат – почти всей землей на рынке сейчас распоряжаются предприниматели из Нерюнгри. А ведь в городе нет земли дороже, чем на рынке. Только участок земли под «Апельсином» стоит не менее 20 миллионов рублей, но, увы, за нас все решили...

– Отвлечемся от политики. Недавно видела, как вы на своей машине стоите на переходе и пропускаете пешеходов, хотя другие водители в это время проезжали...

– Во-первых, мы должны это делать по закону, а закон, по моему мнению, нельзя нарушать даже в мелочах. Во-вторых, это элементарное уважение к человеку – я сижу в теплой машине, а он мерзнет на улице, эту пару минут я потом наверстаю, зато человек меньше замерзнет. Согласитесь, уважение складывается из мелочей: пропусти человека в дождь или холод. И тебе, и пешеходу приятно!

– Нескромный вопрос – вы по национальности еврей?

– Когда меня об этом впервые спросила дочь, я ответил ей так: кому нравятся еврейки, ты еврейка, молдаване – ты молдаванка, якуты – ты якутка, эвенки – ты эвенка, любят и уважают не за национальность, а за что-то другое – жизнь научит. У моей дочери четыре разные крови – две достались от меня, две от жены. Мы интернациональная семья, впрочем, как и многие семьи в Тынде. Здесь никогда не делили по нациям, а делили по человеческим и деловым качествам.

– Спасибо за откровенность. Не все бы спокойно ответили на такие вопросы. Как вам это удалось?

– Дело в том, что я добрый человек, добротой меня подпитывают сами люди, и вы в том числе: по натуре я трудоголик и созидатель, любую работу делаю с душой и требую этого от подчиненных. Люди доброжелательно ко мне относятся, уважают, здороваются, узнают. А их отношение ко мне придает силы и вдохновляет. Происходит своеобразный круговорот добра в природе. И это здорово!

 

Родился в 1956 году в Кишиневе, там же прошли детские и юношеские  годы. Срочную службу проходил на Севере, в Республике Коми. В армии получил направление на рабфак (подготовительное отделение) Московского института инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ). По образованию инженер-экономист путей сообщения. В 1984 году, после окончания института с красным дипломом, в порядке поощрения был направлен на БАМ в СМП-587 треста «Тындатрансстрой», в поселок Чильчи.

Однолюб, женился поздно, но навсегда. Жена – семейный доктор, работает в амбулатории поселка Восточного. Взрослая дочь.

Считает, что любой руководитель должен «бояться собственной власти», но в хорошем смысле этого слова: наделенный властью человек может неосторожным словом или неправильным решением навсегда сломать жизнь зависящим от него людям.  Никому не пожелает в трудную минуту столкнуться с черствыми, бессердечными, излишне жесткими, надменными, самодовольными, грубыми и злыми людьми.

Старается видеть в людях только хорошее и относиться к ним так, как хотел бы, чтоб относились к нему.

Любит смотреть, как дети играют на детских площадках — там аура счастья, и человек поневоле заражается добротой, которой потом может поделиться с окружающими.

Интервью записала Лариса КОНДРАТЕНКО.





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.