http://www.teleport2001.ru/sever-teleport/2012/03/15/5515.html

Римма Четверова: «Я ни о чем не жалею...»

Поделиться новостью:

15 марта 2012 в 11:08

Накануне профессионального праздника всех работников ЖКХ я не случайно вспомнила Римму Владимировну Четверову, директора огромного предприятия МУП «ЖКХ» с 1996 по 2004 годы. Знакомы мы с ней очень давно, сталкивались по работе неоднократно. И, если честно, я ее в свое время побаивалась – слишком уж она прямолинейный человек, зачастую в тупик ставила. И неординарный. Про таких женщин говорят: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет»...

Римма Владимировна Четверова.

Родилась 13 марта 1960 года в Зыряновске (Восточно-Казахстанская область). В Тынде жила с 1981 года по 2009. 18 сентября 2009 года на тындинском вокзале ее провожали на новое место жительства в Белгород друзья и коллеги. Вместе с ней в дорогу отправились коты Васька и Маруська, как она говорит: «Мы в ответе за тех, кого приручили...» Белгород был выбран не случайно – сейчас там живут дети Риммы Владимировны, и там, в 1943 году, в боях под Белгородом погиб ее дед Железнов Георгий Прохорович.

По гороскопу Рыба. Считает, что характер сходится с тем, что написано в гороскопах: неконфликтная, легко находит с людьми общий язык. Не признает «чинов» – все равны, независимо от должности. Ненавидит людское предательство.

Спасибо достижениям цивилизации – благодаря Интернету мы смогли записать с ней, ныне жительницей города первого салюта – Белгорода, интервью. И может быть, только сейчас мы разговаривали с ней на равных...

Женские руки могут многое

– Вам не кажется, что объем работы великоват был для хрупких женских рук, или они у вас не очень-то и хрупкие?

– Если 15 лет играть в баскетбол, то руки не могут быть хрупкими. Были и суставы переломаны, и пальцы выбиты, а хозяйство, действительно, было огромное и несравнимо ни с одним предприятием в городе. Мы, наверное, на втором месте после железной дороги были. Почему говорю о том, что аналогов нашему предприятию не было – потому, что оно многопрофильное: жилой фонд,  домоуправления, гостиничное хозяйство, паспортный стол, дорожное хозяйство, водозаборы, котельные на водозаборах и в ДЭУ, электротехнический, сантехнический и ремонтно-строительные участки... Коллектив более 1000 человек, и автотранспортный участок – более 100 единиц техники.

А сколько людей к нам на прием приходило беды свои изливать... Как-то секретарь ко мне приходит и говорит, что за сегодняшний день у нас было 113 посетителей. Если каждому уделить хотя бы по минуте, не считая звонков, совещаний, заседаний, то очень сложно.

Ведь, самое интересное, мы справлялись! И помнили все проблемы, все квартиры. Люди здоровались на улицах, а я вспоминала не как их зовут, а где они живут. Как стоматолог в анекдоте: «Мне не надо вашу фамилию, вы мне зубы покажите». Может, кому и не помогли, то не от нас зависело, не всегда на предприятии хватало денежных средств. Увы...

– Римма Владимировна, с чего все начиналось?

– Можно сказать, что все началось с ЖКО ЦБС. Когда я приехала в Тынду в 1981 году и попала в ЦБС, с тех пор и говорю, что кто поработал там, тот умеет что-то делать, это была великолепная школа. Я и сегодня общаюсь по скайпу со своим первым начальником Михаилом Владимировичем Рутштейном, старенький стал. Всю свою жизнь я работала в жилищно-коммунальном хозяйстве. В Казахстане 3 года, потом почти 13 лет в ЖКО ЦБС, а в 1993 году Марк Борисович пригласил меня возглавить ЖЭУ. Потом уже было МУП «ЖКХ». А после еще умудрилась в Управлении образования участок хозяйственной группы создать, мы тогда в первый год как от подрядчиков отказались, не один рубль сэкономили. Со мной перешли сильнейшие рабочие: Качаков Толик, Змиевской Саша, Дубровский Руслан, Баутин Толик и др. К сожалению, в том виде, как был создан, сегодня его уже нет, да и ребята разбежались.

– По какому принципу вы всегда строили работу?

– Я всегда работала по принципу: «Если я работаю плохо, значит, плохо работает коллектив, если коллектив плохо работает – это тоже моя вина, значит, я плохой руководитель, а если все хорошо – в этом и моя заслуга». Да, мы делали ошибки, но кто не работает – тот не ошибается. Поэтому призывала всегда к терпению и взаимной вежливости. Не выносила ложь и приветствовала доверие.

Лучше нету самолета, чем любимая «Тойота»...

– До сих пор легенды ходят о том, как вы на машинах по Тынде гоняли...

– Я просто бесстрашный водитель и всегда ездила согласно Правилам дорожного движения. Да и где гонять было? В Тынде особо не разгонишься. Просто за рулем я круглый год была и гололеда никогда не боялась. Гололед? Та же дорога, но только скользкая, езжу чуть по-другому и все. Для этого и существует коробка передач. А с машинами случаи разные были. Однажды возле молочной кухни, где постоянно стоял на обочине «ЗИЛ-131», навстречу выезжает полная людей «шестерка», и неожиданно на дорогу выскакивает мальчик. Пришлось выбирать: мальчика сбить, в «шестерку» врезаться или в «ЗИЛ», четвертого не дано. Я в машине сидела одна и, не задумываясь, выбрала «ЗИЛ». Причем сама себе еще по рации ГАИ вызвала. Кстати, надо отдать должное нашей доблестной милиции, в частности ГАИ – они меня всегда понимали и без повода не трогали. Знали, что если и нарушу правила, под знак заеду, то дело чрезвычайной важности. А историй с машинами много – например, 1 мая пришел долгожданный вагон с рубероидом. Попробуй собрать 1 мая всю бригаду для того, чтобы это разгрузить! Не разгрузишь – за простой платить. Пришлось самой сесть за руль «ЗИЛа», впрочем, я езжу на всей технике, кроме летающей.

– Подождите, какие ваши годы, все еще впереди. Можете на заслуженном отдыхе ее освоить.

– Может, и так, но высота – это не мое. Мне лучше «низэнько-низэнько и тихим сапом».

Тем более в Белгороде такие трассы, что когда едешь, не замечаешь скорость, а потом на спидометр глянешь, а там далеко за 100, и понимаешь, что сейчас пойдешь на взлет...

– На чем сейчас катаетесь?

Сейчас езжу на своей «Тойотке», которая приехала с нами из Тынды (друзей не предают).

Надо уступать дорогу молодым

– Римма Владимировна, думаю, многим интересно будет узнать, чем сейчас занимается небезызвестная Четверова и почему она уехала из Тынды?

– Уехала, потому что дети мои уехали, и у меня в Тынде никого не осталось. А чем занимается сейчас Четверова? Наслаждается покоем, уступив свое место молодежи. Я могу быть рядом со своими детьми, и я от этого счастлива. Что греха таить, раньше на семью времени не оставалось.

Хотя когда я еще работала, всегда говорила, что, дойдя до пенсионного возраста, установленного в нашем государстве, уйду на заслуженный отдых, чтобы дать дорогу молодым. Мне не верили, а я ушла в 49 с половиной лет. У меня самой двое детей, и я столкнулась с тем, что трудоустроиться молодежи очень проблематично. А почему? Потому, что люди, дожившие до пенсионного возраста, независимо от того, обеспечены они или нет, не дают молодым возможности работать.

Держатся за свои кресла, стулья, поэтому и шагает Тында не по-молодежному, а дети покидают родной город. Если бы каждый из нас подумал о своих ребятах и уступил им дорогу в свое время, мне кажется, молодежь так стремительно из Тынды не разъезжалась бы.

Все нужно делать в свое время. В свое время нужно работать, в свое время отдыхать, и главное – вовремя уметь уйти.

– Вас хоть раз увольняли?

– Да что ты, кто бы меня уволил? Правда, один раз Фефер из кабинета выставил. На следующий день прихожу на планерку и сижу под дверью, не захожу. Он выглянул – я сижу. Валерий Абрамович понимал, что меня обидел, а извиниться не мог. И я сижу – газету читаю, правда, ничего не вижу, строчки перед глазами прыгают... Одна мысль – как же я в кабинет зайду?! Но как говорила моя любимая артистка: «Главное в театре – пауза». Вот я ее и держала. Так молча конфликт пережили и работали дальше.

– Не поверю, что уехали и про работу совсем не вспоминаете...

– Конечно, про то, что я работник ЖКХ, никак не могу забыть. Прошлым летом сантехники стали промывать систему отопления: подогнали компрессор, вытащили задвижки, которым нужно ревизию делать... Я вышла и спрашиваю: «Мужики, что делаете?» Они: «Работаем, систему промываем, что, не видите?». Я руку на компрессор кладу и говорю: «Вы его хоть заведите для вида»... И предупредила, если что, зимой квартиру собственными телами обогревать будете. Правда, не пришлось к угрозе прибегнуть, все обошлось.

Я действительно уже привыкла к дому, не хочу опять окунаться в работу. Просто больно смотреть, что с коммуналкой в стране натворили. Но те, прошлые, воспоминания мне очень дороги. Кстати, у меня есть все видеозаписи и собраний с жильцами, и прямых эфиров, и работы с должниками, и интервью... Помнишь, как я на телевидении к вам всем приставала по любому поводу? Но ваши ребята любили со мной работать – дубль один и все. Правда, многие подвиги наши остались за кадром, но пусть так и будет. Главное – город стоит, город красивый и любимый.

– Вы раньше говорили, что очень любите возиться на огороде...

– И до сих пор люблю. У меня и в Тынде на огороде самое необходимое всегда росло, по крайней мере, укроп и лук я никогда не покупала, даже арбузы пыталась выращивать.

А здесь и вовсе благодать – какую бы семечку ни ткнул, она вырастет. Да и что в этом удивительного? Марина Павленко, с которой мы очень часто общаемся, проработав долгие годы в тындинском КУМИ, уехала под Белокуриху и занимается хозяйством. Такие варенья-соленья делает, что позавидуешь! А Наташа Копылкова из Пенсионного фонда, она тоже сейчас занимается грядками-огурцами...

Я внесла свою лепту

– Вы о чем-нибудь жалеете?

– Нет. Я ни о чем не жалею в своей жизни. Кто-то помнит добро, кто-то – зло... Сколько людей, столько и мнений. Моя жизнь в Тынде прожита не зря, и свою лепту в нее я внесла. Вот, например, ты знаешь, что слова на камне, стоящем на площади 25-летия БАМа, написаны лично мной?

– Нет, конечно!

– Получилось, естественно, все случайно. Привезли камень, а все художники – заняты! Время поджимает, что делать? Штукатуры-маляры не рискнули писать, а я как обычно – на амбразуру. Стоя на каких-то подпорках, писала, а они меня держали...

– Римма Владимировна, напоследок пожелания для наших читателей.

– У вас ведь недавно прошли выборы мэра – хотела поздравить Марка Борисовича с победой. У нас с ним много всякого было, но годы идут, все стирается...

А на самом деле столько всего сказать хочется... Спасибо вам, что, невзирая на расстояние, дали побыть рядом с Тындой и теми людьми, с которыми отработала немало – четверть века. Я помню всех, с кем работала, и в канун праздника хочу сердечно пожелать всем своим бывшим коллегам успехов: Ивану Мягких, Маргарите Бульбенко, Павлу Эпштейну, Наталье Шкарбан, Владимиру Решетникову, Александру Васильеву, Валерию Данилову, Володе Бердину... Я помню их по именам, могу, наверное, перечислить всех...

Очень хочется поздравить рабочих, водителей, дворников – это такой неблагодарный и такой нужный труд! Ведь люди ЖКХ – борцы невидимого фронта, и когда все хорошо, о них и не вспоминают.

Хочу поздравить всех, кто поддерживает в городе чистоту и порядок, всех, кто подает вкуснейшую воду (я такой больше нигде не пила). Я очень благодарна всем за ту работу, что мы делали вместе и никогда друг друга не подводили. Желаю всем счастья в семьях, взрослым – здоровья, удачи – детям.

– Наша газета выходит как раз в канун вашего дня рождения. Разрешите мне и от имени тех людей, о которых вы упоминали, и от себя лично поздравить вас. Удачи, здоровья и больше теплых воспоминаний!

– Спасибо, Лариса, большое за предоставленную возможность вернуться, хотя бы мысленно, в родной город и любимую работу.

Интервью записала Лариса Кондратенко.

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.