http://www.teleport2001.ru/sever-teleport/2014-07-24/49000-stroitelstvo-bama-vspominaya-vladimira-potapova.html

Строительство БАМа: вспоминая Владимира Потапова

Поделиться новостью:

24 июля 2014 в 15:40

Хорошую идею мне подсказал журналист местной прессы Всеволод Петрович Белый: после очередного бамовского юбилея рассказать о каком-нибудь человеке или событии из истории строительства магистрали, еще не освещенной в печати. Таким человеком был Владимир Иванович Потапов (12.06.1938 – 10.08.2007), заместитель начальника Дирекции строительства БАМа, воспоминания о котором предлагаю читателям.

В тот день я ждал письмо из столицы Удмуртии и обрадовался довольно выпуклому конверту, извлеченному из ящика. А письмо пришло из Читы. Ветеран забайкальской медицины Антонина Евлампьевна Еделькина прислала первый лист областной газеты «Забайкальский рабочий» №151 от 14 августа 2007 года. Подумал, что автор письма решила заинтересовать меня снимком уникального архитектурного памятника читинской мечети, уцелевшего в годы атеистического разбоя и дожившего до великого юбилея.

А на второй странице – о ужас! – увидел тройной некролог: от администрации Читинской области, областной Думы и ОАО «Читаглавснаб» с фотографией в траурной рамке моего давнего друга Владимира Потапова.

В Тынде еще есть люди, работавшие с ним в 1976-1981 годах, когда Потапов был замначальника Дирекции строительства БАМа по материально– техническому снабжению. Но мне Владимир знаком больше, чем любому бамовцу: нашей дружбе 57 лет!

В тот далеко ушедший в историю 1950 год наша семья проживала в забайкальском рабочем поселке Холбон, где находилась большая по тем временам тепловая электростанция. 18 мая 1950 года мы переехали в только что купленный собственный дом на ул. Советской. С нее начинался район индивидуального жилищного строительства из шести подобных улиц.

Восточным концом Советская упиралась в Трудовую, где в бараках, именуемых в народе «фаршированными» (стены из досок, меж ними шлак и опилки), жили первостроители Холбонской электростанции. В ближнем к нашей улице бараке жила семья Потаповых.

Старшие сестры Володи близнецы Мария и Анна, которых одноклассники ласково называли «Муся-Нюся», учились у моей мамы Елизаветы Аполлоновны. Однажды Володе понадобилась какая-то книга, девочки посоветовали спросить у меня. В те годы экзамены в школах начинались с 20 мая, сдавали их с 4 по 10 выпускной класс включительно.

Книга для подготовки к экзамену Володе нашлась. Так я познакомился со своим другом. О, сколько потом литературы мы с ним перечитали!..

Летом 1951 года я попросил у математика Игната Васильевича Сухарева почитать документальный двухтомник «Поход «Челюскина», изданный по горячим следам после трагедии в Чукотском море 13 февраля 1934 года и блестящего спасения большого количества людей, взятых в плен Арктикой.

Двухтомник, изобиловавший фотоснимками, читался легко; смеялись над веселыми рисунками Феди Решетникова, будущего автора картин «Опять двойка!» и «Прибыл на каникулы!». А стихи из Фединой стенгазеты «Не сдадимся!» об итогах похода лезли в голову сами собой:  «Пять тысяч двести восемнадцать сплошных челюскинских узла и семь миллионов триста двадцать четыре партии в «козла»! (в свободное от вахт и авралов время полярники любили играть в домино).

Затем прочли по очереди «Цусиму» А.С. Новикова-Прибоя, «Порт-Артур» А.Н. Степанова, «Даурию» К.Ф. Седых, «Сердце Бонивура» Д.Д Нагишкина и, наконец, книги о Великой Отечественной войне: «Молодую гвардию» и многие другие, произведения были доступны любой глубинке.

Мы оба с не совсем должным почтением относились к классической литературе. У меня после прочтения «Челюскина» началось увлечение книгами об освоении Заполярья, Северного морского пути, изучение Арктики. У послевоенных мальчишек только и разговоры о минувшей войне, а преподаватель Нина Георгиевна Кутерева заставляет читать, например, про Илью Ильича Обломова: читал много, но не то!

Но следовало писать школьные сочинения – волей-неволей приходилось читать авторов позапрошлого века, слушать советы тех, кому классика по душе, прибегать к опыту старшеклассников. Та давняя литература мне и напомнила курьезный случай из жизни Володи Потапова. В холодный ноябрьский день 1952 года ко мне забежал мальчик из нашего района Толя Макаров: «Вовка срочно зовет!» Подумав, что Володе завтра предстоит сочинение, схватив тетрадь с прошлогодними моими работами, помчался на Трудовую.

Но в квартире Потаповых увидел странную картину: пол покрыт жидкой грязью, а мой друг в одной майке складывает в кучу не менее заляпанную одежду. Приятели рассеяли мое недоумение. В степном Холбоне дома отапливаются углем, но для розжига нужны дрова: любая щепка в цене. В тот год шла доразведка Арбагаро-Холбонского буроугольного месторождения, на пустыре за Трудовой расположилась буровая вышка. Пробурив скважину, геологи уехали, оставив на месте вмороженные основания тепляка с прибитой доской и неперекрытым шурф с жидкой глиной. Отрывая доску, в шурф и свалился Володя. Макаров был рядом – он и спас Потапова.

Владимир затопил печку. Я с водокачки привез три 12-ведерные бочки воды, Володя стирал (даже шапку и валенки), Макаров выносил грязную воду. К вечеру одежда высохла на протянутой с угла на угол комнаты веревке. Пришедшая с работы мама Марфида Владимировна пошутила: «Володя, сколько раз говорила – не катайся по реке на коньках, лед еще слаб!» Думала, в реку провалился.

Все подобные отроческие приключения не опишешь, их было как у героев Марка Твена. Зимой мы любили коньки и лыжи, весной – лапту, летом – футбол, городки, волейбол.

А еще Владимир любил приходить в наш дом читать «Пионерскую правду» и заводить довоенный родительский патефон, слушать советские массовые песни. Классическая музыка, апофеозом которой стала трансляция «Лебединого озера» в день путча 19 августа 1991 года, нам тоже не нравилась. Через полтора десятка лет, в середине шестидесятых, Потапов где-то найдет бобину с песнями входившего в моду Владимира Высоцкого, чтоб я переписал на свой магнитофон.

Мы также ходили в кино. Но тема «Кинофильмы нашего отрочества» слишком велика, требует отдельного разговора: «Например, что-нибудь написать к Дню кино: список просмотренных мною лент от «Броненосца «Потемкина» в 1946 году до «Маленькой Веры» в 1990 году сохранился. Когда косяком пошли сериалы, записи прекратил.

Были у нас и серьезные дела. Вместе с ребятами с соседних улиц нашего района Владимиром Бажиным, Юрием Вишняковым, Анатолием Макаровым, Семеном Малашичем, Михаилом Нестеровым, Владимиром Романченко и Анатолием Чебыкиным мы с Володей работали в физическом кружке, руководимом Игнатием Филипповичем Ларионовым, позднее  ставшим заслуженным учителем РСФСР.

В послевоенные годы приборов в физкабинете не хватало, но Ларионов смог привлечь школьников мастерить учебные пособия самим. Кто хорошо рисовал – чертили схемы. Девочки оформляли альбомы с газетно-журнальными вырезками о новостях науки и техники. Чертежи самоделок использовали из газеты «Пионерская правда», журнала «Затейник». 105 приборов изготовили 7 из тех ребят, а наши художники Юра Вишняков и Толя Чебыкин вычертили схемы по разделам физики «Оптика» и «Электричество». Жаль, все сгорело в пожаре школы 19 февраля 1961 года.

В физкружке мы быстро познакомились с его старостой Владимиром Чебыкиным. Он старше нас и вовлек в еще одно увлечение – журналистику. Моя первая публикация прошла 14 октября 1951 года в газете «Комсомолец Забайкалья». Несколько заметок до отъезда из Холбона летом 1953 года напечатал и Володя Потапов. Чебыкин превзошел нас – к 2004 году, когда Холбонской школе исполнилось 70 лет, наш друг стал автором девяти книг!

Не надо забывать, что у нас с Потаповым была тьма домашних дел – следовало помогать матерям, пропадавшим на работе до позднего вечера. И на все хватало времени! Не было лишь праздного шатания по улицам, пустого времяпровождения. Так и пролетели наши школьные годы в учебе, трудах, в веселых и не очень приключениях.

Борис ВАУЛИН, горный инженер-маркшейдер, ветеран строительства БАМа, бывший геодезист группы заказчика №2 Дирекции строительства БАМ, отдела архитектуры и градостроительства горисполкома, администрации города Тынды, друг В.И. Потапова.

Написано в 2008-2014 годах.

Чита – Тында.

Продолжение следует.





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.