http://www.teleport2001.ru/sever-teleport/2015-03-19/60973-tynda-edinstvennyy-gorod-v-priamure-v-kotorom-funkcioniruyut-bolee-dvuhsot-podemnyh-kabin.html

Тында - единственный город в Приамурье, в котором функционируют более двухсот подъемных кабин

Поделиться новостью:

19 марта 2015 в 11:35

Как показывает практика, вопросы коммунальные остаются самыми наболевшими. Тема ЖКХ неисчерпаема, и пришло время выделить для нее в газете отдельную страницу. Почти каждый день в редакцию «Телепорта» жители обращаются с теми или иными проблемами. Решить их сразу, тем более по телефону, мы не можем – это немного не наша компетенция. Поэтому с поступающими вопросами будем разбираться постепенно.

Итак, сегодня в номере – «лифтовая» проблема. Лифты – специфика Тында, это единственный населенный пункт области, в котором функционирует более двухсот подъемных кабин.

Тында, хоть город и молодой, но уже понемногу стареющий, хотя бы с точки зрения ЖКХ. К примеру, срок службы лифта при надлежащем использовании составляет 25 лет. Но как еще несколько лет назад рассказывали нам в «Амурлифте», по технических причинам ломаются единицы, все остальное – из-за вандальных или неправильных действий пассажиров, несоблюдения элементарных правил пользования устройством, а также от перебоев с электроэнергией. На протяжении последних лет во многих домах происходила остановка лифтов, по крайней мере, на время диагностики и ремонта, которые занимают более трех месяцев. Диагностика лифтовых конструкций, отработавших более 25 лет, производится ежегодно, после чего подъемные устройства начинают действовать вновь. Сама по себе диагностика подъемных устройств довольно затратна – около 40 тысяч рублей за лифт.

В конце 2010 года в России вступил в силу новый техрегламент «О безопасности лифтов», согласно которому к их производству и оборудованию предъявлялись новые требования. В частности, старые подъемные механизмы нужно было модернизировать или производить их замену. В этой связи в городе была создана и утверждена адресная программа «Замена и модернизация лифтов жилищного фонда г. Тынды на 2011 – 2015 годы». Но из-за отсутствия финансирования ее реализация в полном объеме была невозможна. В 2012 году наш город стал участником программы по модернизации лифтового хозяйства, и уже в 2013 году в Тынду поступило финансирование из Фонда содействия реформированию ЖКХ, а также из областного бюджета. Часть средств на эти цели была выделена и из городского бюджета. Но согласно действующему законодательству в этой работе должны были принять участие и собственники квартир многоэтажек, в которых планировалась замена лифтов. Тот же самый регламент четко определял понятие «владелец лифта». Это собственник или собственники здания, сооружения или его части, в котором находится лифт. Для многоквартирного дома это собственники всех помещений в доме, которые владеют им на правах общей долевой собственности со всеми вытекающими из этого финансовыми последствиями.

Финансирование замены лифтового оборудования в Тынде, как и на территории всей страны, осуществлялось из четырех источников: федерального, областного и городского бюджетов, а также из средств собственников многоквартирных домов. Доля собственников, согласно действующему законодательству, – 15% от общей суммы финансирования. Но эти самые 15%, утвержденных законом, до сих пор многим не дают покоя.

Разбираемся детально

Допустим, берем 2-подъездный дом. Замена двух лифтов обходится в 3 млн. 680 тыс. Соответственно, 15% (чуть более полумиллиона) должны были вложить жители дома. Возникал вопрос: «Мы же платим за капремонт!» Да, часть денег, которые до недавнего времени мы платили в УК за капремонт (3,3 рубля с «квадрата»), вошла в эту сумму, и она соответственно уменьшилась. Почему часть? В среднем с типового дома в год получалось около 120 тысяч (при учете 80% сбора денег с жильцов, ведь в каждом доме есть неплательщики, которые задолжали от 15 до 150 тысяч). Сколько лет надо копить на софинансирование по замене лифта? Много. Не стоит забывать, что с этих денег производились и экспертизы лифтов, и текущий ремонт подъезда, и ремонт кровли и межпанельных стыков и т.д... Поэтому часть средств – это, к примеру, оставшиеся от строки капремонта 100 тысяч (это средняя сумма, на самом деле по каждому дому она разная – есть остаток и 200 тысяч, а есть и 80 тысяч). Остается доплатить в среднем 400 тысяч с дома (опять же в одном доме это 300 тысяч, в другом – почти 500).

Но в некоторых домах есть муниципальные квартиры, и администрация, как собственник, тоже оплачивает капремонт. Минусуем и эту сумму из оставшихся 400 тысяч. Почему сумму не уточняем? Потому что по каждому дому она разная, а в некоторых домах муниципальные квартиры и вовсе отсутствуют. Итоговая сумма уже делилась между квартирами (по количеству квадратных метров), поэтому в разных домах была разной.

Возникает у многих вопрос: «Коммунальщики воруют?» Может, и так, лично мы не проверяли, на это есть соответствующие органы. Но и они не нашли в действиях компаний нарушений – ни одного уголовного дела не было возбуждено, программа софинансирования была реализована и уже закрыта.

Заплати за лифт – сэкономь на тепле?

Наряду с заменой лифтового оборудования в ту самую программу вошла и установка общедомовых приборов учета. Нам в руки попал один документ, согласно которому шесть домов, на которых в 2013 году были поставлены приборы учета, за 2014 год сэкономили около 5 млн. рублей – от 300 тысяч до миллиона с дома. На эти суммы жильцам уже был сделан перерасчет. Получилось, что заплатил за установку лифта – получил перерасчет за тепло. И если, как говорят коммунальщики, обслуживающие эти дома, сравнить дебет с кредитом, то получается почти 0.

Что, где, когда?

Так ситуация с заменой лифтов обстояла до недавнего времени. Теперь мы платим за капремонт в региональный фонд, и уже он на основании предоставленных документов решает, что, где и когда ремонтировать. В расчет берутся и нормативы, согласно которым средний срок капитальных построек, опять же при надлежащем использовании, составляет около 150 лет. От этого и происходит план будущих капитальных работ – когда кровлю в доме ремонтировать, когда фундаментом заняться, когда лифты поменять... Но далеко не все дома использовались «надлежаще».

Деньги на экспертизу лифтов в тариф не заложены, а в этом году и повторные, и новые экспертизы должны пройти в городе не один десяток лифтов. «Вопрос очень серьезный, – делится директор «Амурлифта» Владимир Решетников. – Экспертиза – это проверка лифта на соответствие требованиям технического регламента. Это его безопасность. И при каждой экспертизе может проявиться технический вопрос, который потребует замены определенного оборудования, и тогда вопрос выльется в сотни тысяч рублей. Эти деньги нигде не заложены. Единственная возможность при таких больших затратах – взять деньги у регионального фонда капитального ремонта. Но только в следующем году. А до этого момента лифт будет стоять. Причем очень длительный период времени».

К примеру, сегодня остановили по результатам экспертизы лифт – требуется замена грузоподъемного механизма, а это составит около 300 тысяч. Эти 300 тысяч никакая управляющая компания ниоткуда не возьмет, их просто нет. И в этом году фонд капремонта этих денег тоже не даст, эту сумму можно лишь запланировать на следующий год. И весь этот промежуток времени лифт будет стоять.

УК обращается в региональный фонд, где говорят, что у вас есть план капремонта этого дома, согласно которому ремонт лифта запланирован через 10 лет, а в этом году по плану подвал. Не ждать же 10 лет! Но безвыходных ситуаций не бывает! В этой ситуации жильцы дома должны собраться и на общем собрании определиться, что в данной ситуации важнее – лифт или подвал? Или ремонт подвала переносится на неопределенный период, а лифт чинят, или лифт стоит, а ремонтируется подвал.

«Когда управляющая компания будет решать этот вопрос и разговаривать с жильцами, не надо шуметь и кричать, – продолжает Владимир Александрович. – Надо понимать, что если экспертиза не входит в тариф, а она не входит, управляющая компания этих денег нигде не возьмет. Так же как в тариф не входят и деньги на восстановление работоспособности подъемного механизма. И здесь дело не в том, что УК плохо работает и неправильно решает вопросы. Жильцы должны это понимать и принимать активное участие в решении этих вопросов. Необходимо иметь возможность перераспределения финансовых средств по капремонту. Если будет протокол и соответствующие подписи собственников, это решаемый вопрос. Если этого не будет – тогда или остановка лифта, или решение вопроса за счет жильцов».

Предугадать результаты экспертизы невозможно, лифт может стать «проблемным» в любой момент. УК «лифтовую» проблему самостоятельно уже не решит, она просто не вправе этого делать. Городская администрация в этом вопросе тоже не поможет – у нее на это нет ни финансовой возможности, ни юридической: все вопросы, связанные с жильем, теперь должен решать собственник жилья, то есть мы. Если мы сами не будем участвовать в решении всех жилищных проблем, рано или поздно они накроют нас как снежный ком.

За все надо платить

Жизнь подводит нас к тому, что надо меняться: учиться экономить ресурсы или платить за них больше, учиться принимать решения или в противном случае без возмущений соглашаться с мнением окружающих. Пришло время брать на себя ответственность. Грубо говоря, раньше в частном доме надо было делать все самим, а в многоквартирном – только оплачивать услуги. Теперь и в многоквартирном доме практически все зависит именно от собственников жилья – и решение проблем, и финансы. Мы призываем не слепо платить по счетам, а принимать участие в жизни дома и решении его проблем. Просто так в жизни мы уже ничего не получим.

Государство не сделает все за нас, как было раньше, а лишь поможет выбрать лучших на рынке ЖКХ и ужесточить за ними контроль – с введением лицензирования управляющих компаний количество «неблагонадежных» обязательно сократится. С этим согласны и простые жители, и сотрудники УК.

 





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.