http://www.teleport2001.ru/teleport2001-ru/2015-06-26/65500-arktika-krichit-sos-belye-medvedi-bukvalno-hodyat-po-razlivam-nefti.html

Арктика кричит «SOS!»: белые медведи буквально ходят по разливам нефти

Поделиться новостью:

26 июня 2015 в 19:00

Российские правительственные чиновники, разговаривая между собой, частенько называют российскую часть Арктики главным геополитическим плацдармом страны. А планы её освоения по сложности задачи сравнивают с советской космической программой. Но в череде бодрых правительственных рапортов тонут слова экологов и неравнодушных бизнесменов, что, прежде чем покорять арктические просторы, их вначале надо спасать от прошлых «покорений». Сейчас, по меткому выражению одного из экспертов, «белые медведи буквально ходят по разливам нефти».

Сливай горючку

Говорят, что статистика знает всё. Врут. Например, статистика не знает, сколько мусора скопилось в Арктике с момента появления там первого человека разумного, затем человека научного и, наконец, человека военного. В советские времена северное стратегическое направление считалось вторым по приоритетности после западного и было буквально нашпиговано военными частями и аэродромами, пунктами радиолокационного контроля, пограничными заставами. В начале 90-х годов войска по высшему приказу буквально сбежали с северов, бросая имущество, военные городки, запасы горюче-смазочных материалов (ГСМ) в металлических бочках и цистернах. В бухтах на дне там лежат затонувшие корабли, в лёд вмёрзли сломанные и брошенные самолёты.

– Сейчас в Арктике, по данным, которые приводят информационные агентства, скопилось до 2 миллионов пустых ёмкостей из-под ГСМ. По нашей, далеко не полной оценке, до 80 миллионов штук металлических бочек. Полных, по приблизительным подсчётам, около четверти миллиона. И в них хранится то ли 40, то ли 60 тысяч тонн различных жидкостей. Бочки соседствуют с цистернами, сотнями цистерн – и пустых, и с топливом. Где-то между ними можно обнаружить остатки трубопроводов, которые соединяют заброшенные хранилища топлива со строениями. Всё это медленно разрушается, а содержимое многочисленных ёмкостей просачивается в землю, – рассказал «Аргументам недели» член Генерального совета «Деловой России», бизнес-омбудсмен по экологии и природопользованию Ильдар Неверов. Его словам можно верить – вывозом и утилизацией бытовых отходов, в том числе и из арктической зоны, Неверов занимается всю свою сознательную жизнь.

Нельзя сказать, что государство не озабочено проблемой очистки северных территорий. Несколько раз в год эта тема поднимается с высоких трибун. Но в основном весь пафос чиновничьих речей касается относительной безопасности добычи углеводородов на северном шельфе. Мол, не допустим повторения трагедии в Мексиканском заливе. Ещё есть значительная арктическая часть и в Федеральной целевой программе (ФЦП) «Ликвидация прошлого экологического ущерба». Одна беда – из-за кризиса больше деньги на неё выделять не планируют. А жаль, программа худо-бедно, но работала.

– За три года при непосредственном участии Минприроды из Арктики вывезено и утилизировано за государственный счёт более 40 тысяч тонн отходов. Но сейчас подводятся итоги работ, сделанных в прошлом, 2014 году. На год текущий и следующий средств нет. Бюджет сокращён, работы замедляются, – с горечью констатирует Неверов.

Генерал в помощь

Основной виновник арктической мусорной свалки – Вооружённые силы Советского Союза. Тогда вторичной переработке отходов, а уж тем более решению экологических проблем в государственном масштабе уделялось совсем немного внимания. На бытовом уровне были и субботники, и сбор металлолома. А вот армия этими проблемами не особо заморачивалась. России образца 90-х – начала нулевых годов уж точно было не до того. Мелкий бизнес потихоньку осваивал территорию.

Но Арктика вдруг стала «нашим всем», и даже генералы озаботились не только чистотой парадного строя, но белизной снега на северных рубежах Родины.

– Каждое судно, доставляющее в Арктику грузы, на обратном пути должно вывозить мусор и металлолом. В текущем (2014) году уже была проведена уборка бытового и хозяйственного мусора на острове Врангеля и мысе Шмидта. Около 10 тонн металлолома, в основном бочек из-под топлива, вывезено для последующей утилизации на материк килекторным судном Тихоокеанского флота, – заявил осенью прошлого года командующий войсками Восточного военного округа (ВВО) Сергей Суровикин. Полезная работа военных, вероятно, идёт и сейчас, но в каком масштабе и объёмах – военная тайна.

– Я как председатель комитета по экологии «Деловой России» направил письмо в Минобороны, предложив конкретный план по сотрудничеству бизнеса и армии. В нём, в частности, говорится, если на месте готовить металлический лом правильно, то есть резать и прессовать в транспортный габарит, то можно загрузить в судно типа «Стрекаловский» около 5 тысяч тонн отходов с учётом плотности металла. А при максимальном использовании метода обратной загрузки судов объём вывозимых отходов за одну (!) навигацию может достигать 60 тысяч тонн, – рассказывает Неверов.

Пока навигация только начинается, можно успеть многое. Например, провести большой эксперимент на Новосибирских островах, на которых сейчас активно строятся новые гарнизоны. А в случае достижения положительного результата распространять опыт на острова Белый и Врангеля, на Новую Землю. Арктика ждёт своего спасателя –Сергея Шойгу.

Аргумент Неверова

- В риторике любого чиновника, имеющего отношение к Арктике, всегда есть несколько тезисов. Первый – национальная безопасность. Это наше всё, никого туда, костьми ляжем. Второй – экология в Арктике. Многие ей занимаются. Но в основном – чтобы нефтедобывающие проекты на шельфе не принесли непоправимый экологический ущерб. Тогда будет грандиозный международный скандал, и нас оттуда могут оттеснить. А на локальные загрязнения практически никто не обращает внимания. Мы сейчас тут сидим и не знаем, что белые медведи там фактически по нефтяным пятнам ходят.

Финансовая граница на замке

По очень приблизительным оценкам «Деловой России», сейчас за российским полярным кругом скопилось 300 тыс. тонн металлического лома. Спрос на этот металлолом в той же Европе огромен. Но этот металл нужен и нашей стране.

При его вывозе на Большую землю сразу образуются тысячи новых рабочих мест. На загрузке-разгрузке, транспортировке, подготовке по специальной технологии лома к переплавке. Ведь бочку с остатками битума в печь не загрузишь: очистка – сложный процесс. Целая цепочка российских рабочих, инженеров, учёных начинает дышать, жить, получать зарплату. И немаленькую. Тонна металлолома на рынке сейчас стоит 9–10 тыс. рублей. Миллиарды долларов ржавеют в Арктике!

Как говорил кот Матроскин, чтобы «продать что-нибудь ненужное, надо вначале купить что-нибудь ненужное. А у нас денег нет». У бизнеса, конечно, не хватит финансовых ресурсов, чтобы купить, вывезти и утилизировать этот «мусорный Эверест».

Ведь зачастую даже непонятно, кому он принадлежит. Например, в посёлке Амдерма (Ненецкий автономный округ, пограничная зона, население чуть более 500 человек) скопилось около 40 тыс. тонн металлолома. Хозяин неизвестен. До ближайшей железнодорожной станции – в городе Воркута – 270 км. Зато порт, пусть и с полуразрушенным выходным молом, прямо в черте посёлка. Бизнес посчитал, что если отходы отдадут бесплатно, то он может оплатить погрузку, фрахт неполной баржи, выгрузку в порту Мурманска или Архангельска. Тогда тонна лома на конечном этапе обойдётся около 8 тыс. рублей. Вполне приемлемые условия. Вроде бы все довольны – ядовитых бочек не будет, государство не вложило ни копейки, а бизнес заработает и заплатит налоги. Но всё опять упирается в бюрократические развилки. А сколько таких посёлков разбросано на северах? Сколько чиновников сидят на г…не и ещё иногда просят денег у тех, кто предлагает «это» убрать?

Серпом по лому

И ладно бы только чиновники! Всегда само государство становилось главным и самым алчным рэкетиром. Есть такое сугубо государственное Федеральное государственное унитарное предприятие «Атомфлот», входящее в холдинг «Росатом» (см. справку «АН»). Своими ледоколами он прокладывает во льдах дорогу другим судам. В том числе и с коммерческим грузом. Понятно, что существуют тарифы на проводку, которые высчитываются по сложной схеме, учитывающей различные зоны Северного морского пути (СМП). Правила игры были прозрачны и понятны игрокам. СМП активно развивался, проводок становилось всё больше, строились новые причалы и даже целые посёлки, судовладельцы покупали новые корабли.

– С 1 мая 2014 года Росатомфлот через правительство страны внезапно поднял расценки на проводку судов по СМП. В зависимости от зоны плавания он был увеличен до 6 раз. Теперь, если, например, идти из Архангельска на остров Котельный, надо платить за ледокол 4 миллиона рублей в день! 20 дней хода туда и столько же обратно. 160 миллионов! Что надо вывозить из Арктики, чтобы хотя бы окупить стоимость проводки: бриллианты или кокаин? – возмущается Неверов.

Кстати, стоимость проводки атомными ледоколами закладывается и в северный завоз продовольствия, топлива, других товаров народного потребления. В том числе из-за таких тарифов на Севере такие безумные цены.

– Новыми расценками попытались перевести Росатомфлот на самоокупаемость. Плюс заработать на постройку новых ледоколов. Что получили в итоге? Численность проведённых судов и объём грузов, даже по официальной статистике, упала за этот год в шесть раз.

Нам говорят, что атомный флот должен зарабатывать минимум 600 миллионов рублей в год, чтобы окупать деятельность ФГУП. Унитарное предприятие по закону должно быть прибыльным, но из-за прибыли одного унитарного предприятия жертвуют целым сектором арктического малого и среднего бизнеса. И он не выдерживает таких поборов и «голосует ногами», – констатирует омбудсмен Неверов.

Рогозину и карты в руки

С 14 апреля этого года все проблемы, так или иначе связанные с Арктикой, решаются на госкомиссии, которой руководит всемогущий вице-премьер Дмитрий Рогозин. Например, принято окончательное решение, что Россия будет ускоренно строить новые атомные ледоколы. Дело хорошее, но теперь важно, чтобы эту постройку вновь не перевалили на чужие плечи через тарифы на проводку.

– Кроме новых ледоколов надо обновлять и сам флот, который идёт в кильватере за ними. На Арктике работают суда 1973–1977 годов постройки, кособокие, как старые грузовики. Они не соответствуют современным нормам по экологии, используют плохое топливо, которое вдобавок из них вытекает. А как построить новое? Небольшое новое судно для этой зоны стоит от 20 миллионов долларов. Арктический бизнес просто умоляет продлить ФЦП «Ликвидация прошлого экологического ущерба» хотя бы до 2020 года и вернуть тарифы Росатомфлота на прежний уровень. Он готов вместе с государством решать задачу очистки северного форпоста страны, просто ему надо не мешать, а только немного помочь, – говорит Неверов.

Материал предоставлен еженедельной газетой "Аргументы недели"





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.