http://www.teleport2001.ru/zeyskiy-vestnik/2012/09/06/13219.html

Амурского ветерана, служившего в Чечне, лишили жилищного сертификата

Поделиться новостью:

6 сентября 2012 в 13:27

Сын Ирины Александровны, как и его бывшие товарищи по оружию, встал на учет, обратившись в жилищную комиссию администрации города Зея. Его поставили в очередь под номером один, о чем в 2009 году он получил уведомление. В феврале 2012 года матери выдали справку, что очередь у её сына так и остается первой.

Взволнованная женщина рассказала о том, как несправедливо обошлись с ее сыном Дмитрием Самсоновым, который в 1995–1997 годах проходил военную службу в Чеченской республике и считается ветераном боевых действий.


– Нас, матерей, не спрашивали, хотим мы, чтобы наши сыновья там воевали, или нет, – начала свой рассказ Ирина Александровна, – мой сын, как и многие другие его сверстники и погибшие товарищи, не «косил» от армии, а служил Родине. После приезда из Чечни это был уже другой человек. Я пыталась лечить его, и никто ни в чем мне не помог. Чиновники, занимавшие высокие посты, говорили: «Мы не посылали его в Чечню». И лишь спустя много лет государство стало поворачиваться лицом к этим ребятам, особенно к тем, кто прошел первую Чеченскую кампанию. По указу президента Владимира Путина им «положили» пенсию в размере 2100 рублей, был издан закон о выделении жилья.


Сын Ирины Александровны, как и его бывшие товарищи по оружию, встал на учет, обратившись в жилищную комиссию администрации города. Его поставили в очередь под номером один, о чем в 2009 году он получил уведомление. В феврале 2012 года матери выдали справку, что очередь у её сына так и остается первой. Но почему-то когда пришли сертификаты, парень не только ничего не получил, но, как оказалось, его вообще убрали из очереди. Для всей семьи это был шок.
– У нас с мужем по 40 лет трудового стажа, но своим праведным трудом мы так и не нажили «каменных палат», – говорит Ирина, – да и сына от армии не «отмазывали». Своего жилья у него нет, и на основании какого закона его «выкинули» из очереди? В администрации города говорят, что изменились требования, и теперь нужны другие справки, что мой сын малоимущий (и еще чего-то там) в общем, нужно, как я понимаю, доказать, что мой ребенок не верблюд. Это якобы указание и требование министра здравоохранения Амурской области Николая Тезикова. Может быть, кто-нибудь мне объяснит, какое отношение имеет министр здравоохранения к малоимущим и ветеранам боевых действий? И как мне относиться к действиям чиновников, которым ничего не докажешь? Да разве ж у этих кабинетных работников дети были на войне и они смогут понять родительскую боль? Но я заявляю, что буду до конца биться за интересы своего сына, и если нужно, дойду до президента страны, потому что вижу, что творится беззаконие. Я и сама, как инвалид второй группы, стою в очереди на переселение из районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к ним. За три года с 330-й позиции я опустилась на 391-ю. И к какому бы чиновнику ни обратился, везде натыкаешься на безразличие и высокомерие к нам, простым людям. А случись завтра война, кто пойдет их защищать? Да такие же ребята из простых семей, как и мой сын.


Ситуация и впрямь из ряда вон выходящая. Наверное, в ветеранской очереди стоит не тысяча человек, поэтому индивидуально можно поработать практически с каждым. Увы, чиновнику бывает недосуг «снизойти с небес» к простому человеку.


О том, как могло такое произойти, «ЗВ» попросил прокомментировать главу города Раису Черную, которая также сообщила, что Дмитрию Самсонову направлено письмо с разъяснениями по поводу сложившейся ситуации.


По словам Раисы Леонидовны, Дмитрий Валерьевич, ветеран боевых действий, с 22 мая 2009 года состоял на учете в администрации города Зеи как нуждающийся в улучшении жилищных условий. Ровно через три года министр здравоохранения Амурской области Николай Тезиков издает указ о проверке и приведении в соответствие очереди ветеранов. И когда в июне этого года специалисты администрации сверяли списки, то обнаружили, что Самсонов в свое время представил неполный пакет документов. Не было справки, подтверждающей статус малоимущего, справки о составе семьи и занимаемой жилой площади и документов на жилье. Рабочая группа, которая проводила проверку, пришла к выводу: «основываясь только на справках управления Росреестра и БТИ об отсутствии жилья в собственности, невозможно было установить нуждаемость в улучшении жилищных условий». Чиновники выносят вердикт: Дмитрий Самсонов принят на учет необоснованно. Так как документы были представлены позднее (в 2011 и 2012 году), жилищная комиссия принимает решение снять Дмитрия с учета в качестве нуждающегося в жилищных условиях.


«К сожалению, специалист, которая приняла неполный пакет документов и поставила на учет Дмитрия Самсонова, уволилась, – говорит Раиса Леонидовна, – её действия вызывают крайнее возмущение как у самого ветерана и его родственников, так и у меня. Сегодня эту спорную ситуацию, к сожалению, можно урегулировать только в суде. Мы готовы оказать Дмитрию Валерьевичу юридическую помощь, чтобы восстановить его в очереди».


Хватит ли сил и терпения у парня, чтобы пройти еще один круг бумажной круговерти?


фото:susanin.udm.ru





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.