Особенности национальной охоты по-амурски

27 апреля 2016

Сергей Калищук
председатель Амурской организации «Российская ассоциация общественных объединений охотников и рыболовов

Ежегодно весной в нашей области многотысячную армию охотников волнует вопрос, будет или нет открыта весенняя охота. От чего это зависит, чем обусловлена стоимость путевок, о каких правилах охоты необходимо знать, мы поговорили с председателем Амурской региональной общественной организации «Российская ассоциация общественных объединений охотников и рыболовов» Сергеем Калищуком.

- Сергей Николаевич, для начала расскажите, что представляет собой ваша организация и чем занимается?

- Амурская региональная общественная организация охотников и рыболовов существует уже более 60 лет и входит в состав ассоциации «Росохотрыболовсоюз». За нами закреплены охотничьи угодья в 18 районах Амурской области. В комплекс обязательно выполняемых работ на территории угодий входят учетные работы по всем видам охотничьих ресурсов, биотехнические мероприятия, охрана охотничьих угодий, участие в противопожарных мероприятиях и мониторинге эпизоотической обстановки среди диких животных в Амурской области и другое. По большому счету, все это делается ради одной цели – организации охоты и рыбалки для людей.

- Впервые за последние три года весенняя охота на водоплавающую птицу пройдет практически без ограничений. Любителей поохотиться до этого часто обвиняли в возникновении лесных пожаров, и охоту либо сокращали, либо вовсе запрещали. Получается, в этом году власти приняли доводы, что охотники не являются тому причиной?

- Действительно, главным препятствием для открытия сезона охоты является повышенная пожароопасность в лесах. Год назад только в 11 районах была открыта охота, в позапрошлом году такая возможность была всего лишь на четырех наших территориях, а на всех остальных сезонная добыча водоплавающей птицы оставалась под запретом. Некоторые охотники считали, что это наша недоработка. Но наша организация охоту непосредственно не открывает и не закрывает. Это находится в ведении Управления по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Амурской области. Оно соответствующими приказами устанавливает сроки и территории, на которых можно охотиться. Наша общественная организация как охотпользователь лишь создает условия для этого.

    Довольно часто приходится слышать упреки в том, что охотники поджигают лес и наносят вред природе. Но настоящие охотники как никто больше всего заинтересованы в сохранении среды обитания животных. Давайте посмотрим объективно. Еще не успевает снежный покров сойти, и сезон охоты еще не открыт, а пожары уже начинаются. При этом палы наблюдаются по всей территории области, даже там, где охота никогда не проводится. Весенний сезон открывается всего на 10 дней — и закрывается, а очаги возгорания все продолжают возникать. В то же время осенняя охота в пять раз продолжительнее, длится 45-50 дней, а пожаров в разы меньше. Очевидно же, что охотники не являются первопричиной этого бедствия. Возможно, и поэтому власти в этом году  пошли нам навстречу и не стали вводить таких ограничений, как в предыдущие годы. Но мы не только словами их в этом убеждаем, в основном принимаем конкретные действия.

- Расскажите об этом поподробнее.

- Совместно с областным министерством лесного хозяйства и пожарной безопасности, которое возглавляет заместитель председателя правительства Амурской области Алексей Викторович Венглинский, мы разработали ряд противопожарных мероприятий. По районам 247 человек прошли специальное обучение на базе МЧС, из них 34 штатные сотрудники, остальные это общественные помощники из числа охотников — членов организации. Кроме этого, на собственные деньги закупили средства пожаротушения: 60 ранцевых огнетушителей, четыре «воздуходуйки». Имеется в наличии трактор, с помощью которого можем делать минерализованные противопожарные полосы, есть техника и запас ГСМ. Конечно, тушение пожаров – это не главный наш вид деятельности, мы участвуем в этом под руководством специалистов соответствующих ведомств. Основная масса работы, что возложена на нас, состоит в дежурстве на смотровых вышках, на стационарных пропускных пунктах по ограничению въезда в лесные массивы и патрулировании внутри охотничьих угодий.

   Наряду с этим проводим большую разъяснительную работу. Разработано несколько вариантов памяток по противопожарной безопасности. В том числе и непосредственно для охотников, где указано, что не допускается разведение костров. Уже роздано более четырех тысяч памяток, и эта работа продолжается. Мы призываем всех охотников проявлять максимальную бдительность во время нахождения на охоте, пресекать возможность палов и тем более не становиться виновниками пожаров, а также сообщать о замеченных возгораниях в МЧС по телефону 112.

   Но дело в том, что члены нашей организации люди в основном ответственные и дисциплинированные в этом плане. Сложнее донести информацию до остальной части населения, точнее, добиться понимания в этом вопросе. Люди в населенных пунктах и рядом с ними ежегодно жгут траву и мусор. Мы объясняем, что с установлением пожароопасного периода запрещены любые отжиги сенокосов, сельхозугодий, нельзя разводить костры, жечь мусор и сухую траву даже на частных подворьях. Простые слова — «запрещено» и «нельзя», но многие люди их не понимают. Из года в год область горит, горят леса, дома, целые поселки, люди гибнут. Мы проводим совместные рейды, предупреждаем, разъясняем, что опасно жечь, что нельзя, что штраф 5 тысяч рублей. А в ответ зачастую слышим только возмущение и ругань. Не понимает человек, что сейчас он жжет траву на участке или мусор на дворе, а через пять минут ветер поменялся — и горит уже лес или сарай, дом, улица. К борьбе с пожарами привлекается большое количество людей: пожарные, лесники, добровольные дружины, задействована техника, а это огромные финансовые затраты. Не говоря уже об ущербе природе и имуществу граждан.

   Поэтому очень много сейчас отводится разъяснительной работе. Важной задачей ее является акцентирование внимания охотников на то, что любая охота с 2014 года носит заявительный характер.

- Поясните, что это означает.

- Прежде чем человек соберется на охоту, необходимо заранее написать заявление, в котором, в том числе указывается, кто конкретно хочет получить путевку, предполагаемые сроки охоты, сведения о добываемых охотничьих ресурсах и их количестве, номер телефона. Далеко не все это еще делают, поэтому, когда открывается сезон, приходят к нам и сразу просят путевку. А ведь это процесс сложный, мы разрешения получаем в охотуправлении, и каждое охотничье хозяйство имеет свою пропускную способность. Заявления эти нужны, чтобы определить, сколько человек, куда и когда планируют поехать.

    Хочу еще отметить важный момент, что иногда охотники, получив бланки разрешений и путевок, после охоты забывают возвращать их по месту получения. Согласно правилам охоты, каждая путевка и разрешение должны быть обязательно возвращены по месту их выдачи в установленный срок, который написан на самом бланке. Неисполнение данного требования является нарушением, подлежащим административной ответственности и наказывается штрафом. Такая строгая мера связана, во-первых с тем, что это бланки строгой отчетности, они должны хранится от 3 до 5 лет, у каждого своя специфика. Во-вторых, на основании возвращенных путевок ведется анализ о добытом количестве разрешенного к отстрелу вида дичи и планирование дальнейшего развития охотничьего хозяйства. Поэтому необходимо заполнить соответствующие графы, отметить дату и место добычи, вид охотничьего ресурса и количество особей. Естественно, число добытых охотничьих трофеев не должно превышать норму. Например, норма отстрела на пернатую дичь составляет две особи в сутки.

- А разрешения на охоту и путевки может получить у вас любой охотник или только член вашей организации?

- Теоретически, может любой охотник, имеющий охотничий билет. Но практически это бывает довольно сложно. Всем желающим пострелять пернатых, но имеющим другие охотничьи билеты, путевки могут выписываться в соответствии с пропускной способностью хозяйств, при наличии места. Пропускная способность – это емкость охотничьих угодий, она определяет количество охотников, которые одновременно могут в них находиться без вреда для животного мира и соблюдения техники безопасности.

   В области насчитывается около 38 тысяч охотников, из них членами нашей общественной организации являются 8304 человека. Суммарная пропускная способность закрепленной за нами территории составляет примерно 9 тысяч человек. Но по каждому охотохозяйству этот показатель рассчитывается отдельно. Например, в Благовещенском хозяйстве зарегистрировано около двух тысяч охотников. Его пропускная способность в осенний период 1701 человек, а в весенний так и вовсе снижается до 358 человек. То есть даже не все члены организации могут поохотиться. Даже среди членов организации распределяется преимущественное право получения разрешений на конкретные участки и конкретные числа. Этим благом, например, пользуются те, кто непосредственно проживает на данной территории, где открывается охота, а также все категории льготников.

   Трудности с получением путевок имеются в Благовещенском и Константиновском хозяйствах, особенно в первые два дня открытия охоты. В остальных хозяйствах с этим более или менее все в порядке. У нас есть даже небольшое количество свободных мест, на которые мы можем принять новых членов организации.

- За счет каких средств вообще существует общественная организация?

- Государственного участия в работе АРОО «РАОООиР» нет, никакого финансирования мы не получаем, а только сами платим. В целом организация несет затраты 38-40 миллионов рублей в год, из них только на налоги около 10-12 миллионов. Это очень много, но перейти на упрощенную систему налогообложения мы не можем, потому что являемся организацией, у которой есть структуры в районах. Даже если в районе у нас работает один человек и нет помещения.  Никаких поблажек от государства нет. Ко всему прочему еще и с продажи путевок платим НДС. Таким образом, налоговое бремя для общественной организации намного тяжелее, чем для индивидуального предпринимателя или ООО.

   А существует наше объединение охотников и рыболовов за счет трех основных доходных частей:  это членские и вступительные взносы, реализация путевок и иная деятельность. Тут действует простая схема: не будет взносов, не будет — организации. Отменяется охота — нет продажи путевок,  и опять существование организации под угрозой. Еще пять лет назад, когда было 15 тысяч членов организации, взносы были меньше. Понятно, что если в два раза уменьшилось количество членов организации, а территория при этом осталась та же, то и затраты на ее обслуживание только выросли. А все необходимые охотхозяйственные работы по-прежнему выполняются. На этой территории охотничьих угодий, которая за нами закреплена, нет снижения численности животных до критических объемов. И поэтому мы получаем ежегодно стабильную квоту в том числе на диких копытных животных, и основные виды охот открывается у нас без ограничений. 

   Кроме того, в нашем Уставе прописано, что каждый член организации обязан участвовать в ее жизни и отработать не менее 24 часов в охотничьем хозяйстве. Еще 30 лет назад существовали первичные коллективы, основанные по производственному принципу. Они принимали активное участие в биотехнических, охранных и иных охотохозяйственных мероприятиях. Сейчас же этого нет, таких коллективов теперь очень мало, а необходимость в трудовом участии осталась. Многие охотники обращались к нам с просьбой о внесении денежных средств, эквивалентных необходимому трудовому участию, так как у них нет возможности отработать в охотничьих угодьях. В прошлом году было принято такое решение, что взамен трудового участия можно оплатить.

- То есть членство в организации дает охотникам не только какие-то права, но и накладывает определенные обязательства?

- Да. Я бы даже сказал, что больше обязанностей, чем прав. Потому что никому гарантировать возможность поохотиться нельзя. Мы можем гарантировать только качественное выполнение на нашей территории всех работ и требований, которые нам определены охотустройством. Если мы все это делаем и позволяет численность животных, то охота будет открыта. Но нет прямой связи между уплатой взносов и гарантией поохотиться. Например, в связи с чрезвычайными ситуациями охота может отменяться. Охоты нет, но организация-то работает, весь комплекс работ мы все равно проводим в течение всего года, а не посезонно, и затраты несем круглогодично.

   Также может быть, что из-за снижения численности животных ( а это вполне возможно, так как обводненность уменьшается, исчезают водно-болотные угодья) пропускная способность все-таки у нас будет уменьшаться. Вслед за этим урежется количество выдаваемых разрешений и путевок, и всем их не хватит. К этому большинство охотников относятся с пониманием. Я всегда говорю, что можно годами работать, вкладывать в природу, но не всегда от нее можно брать. Если человек именно так относится к природе, то ему место в наших рядах. Но АРОО «РАОООиР» не является монополистом, за ней закреплено всего лишь до 17% территории Амурской области, в области 16 охотопользователей. И мы никого насильно не привлекаем и не держим. Главный принцип нашей организации – добровольное участие.

- Какие еще принципы заложены в ее работу?

-  Принцип социальной направленности. Существует целая система льгот для наших членов. Например, люди, достигшие 60-летнего возраста, инвалиды и другие категории льготников оплачивают только 50% от стоимости путевок и членских взносов. Мы обязательно поощряем волчатников, активных охотников, отработавших 10 дней на благо общества, и так далее.

    Также сохранен принцип самоуправляемости, все решения принимаются коллегиально. Сколько составляют членские взносы, стоимость путевок, распределение доходов, величина заработной плата сотрудников и другие вопросы решает коллегиальный орган, в котором большинство представлено охотниками, не являющимися штатными работниками организации.

   Отличие общественной организации от коммерческой структуры также в том, что у нас доходы не делятся между учредителями, а идут на исполнение целей и задач уставной деятельности.

- Каков средний возраст работников организации? Молодежь идет в эту сферу работать?

- Около 35-40% штата - пенсионеры. За последние 15 лет численность коллектива со 102 человек снизилась до 46, а работы меньше не стало. У нас есть вакансии, но работать за 12 тысяч в месяц практически нет желающих. Оно и понятно, за эти деньги мужчине семью не прокормить. А нам нужны молодые специалисты с образованием, которые могут выполнять широкий спектр задач. Работник должен быть и водителем, и вести бухгалтерскую деятельность (принимать членские вступительные взносы, вести кассовые операции), проводить биотехнические мероприятия, участвовать в противопожарной деятельности (в пожароопасный период это 2-3 выезда в день). Это очень большой объем, и за такую зарплату работают в основном только фанаты своего дела, старый костяк организации.

    Разница между ставкой руководителя  организации и первичным звеном — егерем — составляет всего два с половиной раза. Где вы еще такое встречали? А увеличить больше заработную плату у нас нет возможности, потому что решение по этому вопросу принимает коллегиальный орган. Чтобы увеличить сотрудникам заработную плату, нужно откуда-то взять эти деньги. А где их взять? Только увеличить размер взносов и стоимость путевок (экономически это было бы обосновано, сейчас стоимость занижена на 30-40%). Но на этот шаг мы пойти не можем, так как знаем и понимаем ситуацию в стране и финансовое положение людей. Многие стараются сокращать свои расходы, в том числе и наша организация. Поэтому повышение стоимости у нас происходит только в крайних случаях и когда исчерпаны другие возможности.

 - В ходе нашей беседы мы больше затрагиваем вопросы, касающиеся охоты, но ведь у вас общество и рыбалкой занимается. Как с ней обстоят дела?

- Ежегодно устраиваем соревнования по рыбалке. Одними из первых в стране стали привлекать в команды наших рыболовов молодежь. Когда проводятся соревнования по ловле на поплавочную удочку, обязательно в каждой команде участвует юноша или девушка. Мы их поощряем призами. Потом проводим областные соревнования на базе Прядчино, куда съезжаются победители из районов.

   В планах — развивать рыборазведение, хотя сейчас рыбаков поменьше стало. Пытаемся восстановить наш объект в Прядчино, который в 1980 году был построен за деньги организации. Но подобное мероприятие требует больших затрат. На это гидротехническое сооружение ежегодно тратиться порядка миллиона рублей. Также необходимо иметь в штате как минимум двух специалистов, которые прошли соответствующее обучение. Мы единственная негосударственная организация, которая обучила своих сотрудников в Хабаровске.

- И последний вопрос, Сергей Николаевич. А вы сами лично выезжаете на охоту?

- За последние два года на весеннюю охоту ни разу не удавалось. Работы очень много, времени нет. У нас и так людей не хватает. Планирую и надеюсь в будущем году все-таки поехать.

- Спасибо большое за беседу.

Справка

Члены Амурской региональной общественной организации охотников и рыболовов, имеющие право на получение льготных путевок:

1. Почетные члены Организации;члены областного Правления, Совета, ревизионной комиссии, члены ДТК, штатные работники Организации; участники ВОВ, инвалиды I группы; работники службы госохотнадзора, инспектора рыбоохраны; участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, являющиеся членами АРОО «РАООО и Р».

2. Оплачивают 50 % стоимости путевок: инвалиды II группы; члены Организации,  достигшие 60 летнего возраста; Члены Организации, отработавшие безвозмездно для развития охотничьего хозяйства и материальной базы Организации 10 чел./дней и более, в соответствии со списком, утвержденным Председателем правления.