Врач из амурской колонии рассказала о специфике работы с осужденными

3 марта 2021 в 11:36

Многие скажут, что работа в колонии - дело не для женщин, но начальник филиала медицинской части № 1, расположенной в исправительной колонии № 2 (в Белогорском районе) УФСИН России по Амурской области, подполковник внутренней службы Любовь Косторная своим примером доказывает, что это совсем не так. Можно одновременно быть профессионалом, мамой и женой, а еще спортсменкой и одаренной творческой личностью.

- Любовь Павловна, как получилось, что вы пришли в уголовно-исполнительную систему? Навряд ли, заканчивая медицинский, вы думали, что пойдете работать в места лишения свободы?

- Конечно, после института я не думала, что пойду работать в исправительную колонию. В 2000 году я закончила Амурскую государственную медицинскую академию. Интернатуру я проходила на базе больницы МВД города Благовещенска, уже тогда мне захотелось стать врачом в погонах. Но, увы, не сложилось. В 2001 году решила идти на работу в поликлинику города Благовещенска участковым терапевтом. Перед началом самостоятельной работы на месяц приехала в отпуск к родителям в родное село Тахтамыгда, где находилась исправительная колония, и мне предложили поработать месяц в колонии врачом-терапевтом. В деревне всегда было туго с врачами, ну я и согласилась. Первая зарплата оказалась в два раза больше, чем в городе, кроме того, у меня появился шанс осуществить свою мечту - стать офицером.

- Вам приходится работать в особых условиях – в колонии строгого режима, где отбывают наказание осужденные рецидивисты. Вы знаете судьбы и преступления, которые совершили эти люди, не возникает ли чувство страха?

- Те деяния, которые совершил осужденный на свободе, никак не влияют на работу медиков. Для врача это просто пациенты, больные, которым нужно оказать помощь, вне зависимости от того, кем являются эти люди. Я давала клятву врача, и для людей в белых халатах нет социальных различий между пациентами. Конечно, доля опасения всегда присутствует, но это влияет только на соблюдение техники безопасности, но никак не на работу врача.

- Как строится работа медицинского работника в колонии? Это происходит так же, как и в обычной больнице?

- Отличия пенитенциарной медицины от обычной больницы только в том, что там есть особые правила безопасности, например, женскому персоналу нельзя передвигаться без сопровождения сотрудников, запрещены сотовые телефоны, нельзя остаться после работы, не рекомендуется носить ювелирные украшения, яркий макияж. И, пожалуй, в категории пациентов, которым оказывается помощь. В некоторых ситуациях эти люди могут быть опасны - это раз, во-вторых, на свободе, как правило, они злоупотребляли алкоголем, имеют наркотическую зависимость, психические расстройства, имеют ряд хронических заболеваний и патологий. Находясь на свободе, они не обращаются за оказанием медпомощи, не обследуются, не наблюдаются. Многим требуется психологическая поддержка. Время приема часто увеличивается, пациенты не только рассказывают о своих заболеваниях, но и о своих семейных, жизненных проблемах. Поэтому в этой ситуации пенитенциарные медики оказываются на передовой. Наша задача здесь не только квалифицированно и качественно оказать медицинскую помощь, но и мотивировать на соблюдение законов после освобождения.

- Скажите, а есть ли какие-нибудь льготы у пенитенциарных медработников?

- В первую очередь, это ранний выход на пенсию. Уже сейчас я имею выслугу лет для назначения пенсии, а мои коллеги в гражданском здравоохранении должны работать до 60 лет. Второе - каждый год я с одним из членов семьи могу бесплатно поехать или полететь в любой уголок России. Это очень большой плюс к семейному бюджету. Еще имею право на жилищную компенсацию от государства для приобретения собственного жилья.

- А какие требования предъявляются к ним при трудоустройстве?

- Обязательно отсутствие родственников, отбывающих наказание. Наличие действующих сертификатов. Определенные требования к здоровью, ведь мы, так же как и все офицеры, сдаем спортивные нормативы, зачеты по стрельбе. К примеру, я имею знак отличия ГТО 3 степени в 7 ступени.

- Отвечает ли оснащенность медицинского учреждения в колонии современным стандартам?

- Они соответствуют требованиям, предъявляемым соответствующими нормативными и правовыми документами. Есть все необходимое для оказания медицинской помощи. Если возникает необходимость в оказании высококвалифицированной или неотложной медицинской помощи, то она предоставляется в учреждениях, подведомственных министерству  здравоохранения области. Осужденных при необходимости вывозят в районные больницы, областной центр, и там им оказывают помощь. Также узкие специалисты приглашаются в колонию для проведения консультаций и профосмотров. По поводу медикаментов, учреждением здравоохранения закупается в полном объеме. Но если пациент не хочет получать именно этот препарат, а хочет, допустим, иной торговой марки, то у него есть и такая возможность - его могут передать родственники. Также у осужденных есть возможность приглашать в колонию за свой счет на договорной основе специалистов тех специальностей, которые не предусмотрены программой госгарантий, например, зубопротезирование.

- Приходится ли сталкиваться с симулянтами?

- Случается. К сожалению, у нас такие пациенты, которым выгодно свое состояние утяжелять, чтобы, например, добиться послаблений режима. Есть осужденные, которые за злостные нарушения режима (отказ от работы, мелкое хулиганство, угроза, неповиновение представителям администрации и т.д.), переводятся в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа, водворяются в штрафные изоляторы. Перед этим они должны пройти медицинский осмотр. Чтобы избежать наказания, они пытаются обмануть медработников, придумывая несуществующие симптомы болезней. Есть пациенты, которые пытаются усугубить свое состояние и заболевания, дающие право на получение группы инвалидности, чтобы их не лишили положенных денежных выплат и определенных преференций: диетического питания, возможности не работать и так далее.

- Как часто осужденные освобождаются по медицинским показаниям?

- Есть постановление правительства, четко регламентирующее порядок и перечень заболеваний, с которыми осужденные подлежат освобождению. Но такие случаи единичны: это люди в тяжелом состоянии, требующие стационарного пребывания, на последних стадиях запущенных хронических заболеваний. Собирается специальная медицинская комиссия, и после обследования осужденного выдается заключение. Затем заключение комиссии и целый пакет документом предоставляются в суд, и суд уже рассматривает и выносит решение.

- В обществе существует стереотип, что если ты попал в места лишения свободы здоровым, то вернешься оттуда с букетом тяжелых болезней…

- Попадание в места лишения свободы, безусловно, является мощным стрессовым фактором, который способствует проявлению заболеваний. Но чаще бывает, что человек узнает о своем запущенном состоянии здоровья, только попадая в места лишения свободы - при обследовании в следственном изоляторе - и там уже начинает лечение. В колонии нуждающиеся пациенты с хроническими заболеваниями регулярно получают лечение, обследование. У большой  категории осужденных, которые на период отбытия наказания в колонии, вынуждены отказаться от употребления алкоголя, наркотиков, соблюдать режим, регулярно питаются, продолжительность жизни увеличивается.

- Что изменилось в вашей работе с приходом пандемии COVID-19?

- Изменения связаны с беспрецедентными профилактическими мерами, введенными в целях предупреждения распространения заболеваемости. Это обязательная термометрия всех сотрудников и посетителей перед пропуском в учреждение, использование средств индивидуальной защиты, формирование необходимого запаса дезинфицирующих средств, лекарственных препаратов различных групп, обязательные санобработки, временное приостановление длительных и краткосрочных свиданий с родственниками, запрет массовых мероприятий. На объектах режимных учреждений проводятся дополнительные дезинфекционные мероприятия, в помещениях используется оборудование по обеззараживанию воздуха, на постоянном контроле медработников находятся лица, имеющие хронические заболевания или признаки респираторных заболеваний и так далее. Благодаря этой профилактической работе нам удается избежать заболеваемости среди осужденных новой коронавирусной инфекцией COVID-19.

- Было ли трудно перестраиваться, когда пришлось работать в особых условиях с непростыми пациентами? Меняется ли сам человек, работая в колонии?

- Профессиональная деформация характерна для всех людей. Здесь скорее речь может идти об изменениях, характерных в целом для медицинских работников, независимо от того, где он трудится: на гражданской должности или в уголовно-исполнительной системе. Профессия врача в принципе непростая, в том числе и из-за психологической нагрузки. Конечно, чтобы научиться понимать пациентов, которые всю жизнь разговаривают на сленге, пришлось изучить значение некоторых слов.

- Вы чувствуете ответную благодарность от людей, которых вы лечите?

- Конечно, большинство моих пациентов после лечения выражают слова благодарности. Всем нуждающимся пациентам мы даем четкие рекомендации, в какие лечебные учреждения нужно обращаться после освобождения. Иногда встречаешь бывших пациентов на улице: за кого-то радуешься, кого-то ругаешь, но все они благодарны. Есть родственники, которые выражают искренние слова благодарности за вовремя оказанную помощь, за спасенные жизни их близких.

- Как семья относится к вашей работе?

- Мой муж знает, что болезнь у человека не спрашивает, когда проявиться: ночью, в праздник, в дождь или в снег. Поэтому в любое время суток я могу уйти на работу - это мой долг, и он с пониманием к этому относится.

Мои три сына собираются поступать в вузы ФСИН, считая, что работа мамы одна из лучших. Мы часто проводим мероприятия для детей сотрудников: новогодние представления в стиле русских сказок, день защиты детей с поиском кладов, показываем выступления служебных собак, дети выступают у нас на торжественных собраниях, посвященных 23 февраля и 8 марта, вообще растут на традициях коллектива.

- Как вам удается избегать выгорания и сохранять активность? Чем вы занимаетесь после службы?

- Очень важно уметь переключаться. Я веду достаточно активный образ жизни: три раза в неделю посещаю спортзал, хожу на лыжах, катаюсь на коньках. Очень люблю прогулки всей семьей на велосипедах. Мои сыновья занимаются в детской школе искусств, где учатся играть на фортепьяно и поют, ещё посещают секцию карате, поэтому часто сопровождаем их на выездных концертах, конкурсах и соревнованиях. Но главное мое хобби - участие в культурно-массовых мероприятиях. Это концерты, которые проходят для сотрудников в исправительных учреждениях или организуются в селе, различные соревнования и акции. Например, на прилагающей к территории колонии мы разбили сад к 74-й годовщине Победы, теперь каждый год высаживаем сосны. В 2019 году в честь 140-летия ФСИН установили памятный камень, где вместе с детьми заложили капсулу времени. Еще часто оказываем помощь Белогорскому центру содействия семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей. В прошлом году вместе с мужем участвовали в проекте "Наставники: не вместе, а рядом", где в течение полугода помогали воспитаннику центра.

Многие мои знакомые удивляются, откуда берется столько сил, чтобы хватало и на сложную работу, и на троих детей, и на красивые клумбы, и на общественную жизнь. Я, смеясь, отвечаю, что у меня стоит батарейка: когда я окружена радостью - она заряжается, поэтому я стараюсь делать счастливыми людей, с которыми я рядом.

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Each email address will be obfuscated in a human readable fashion or, if JavaScript is enabled, replaced with a spam resistent clickable link. Email addresses will get the default web form unless specified. If replacement text (a persons name) is required a webform is also required. Separate each part with the "|" pipe symbol. Replace spaces in names with "_".
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.