http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-01-24/19462-ot-sumy-ne-zarekaysya.html

От сумы не зарекайся

Поделиться новостью:

24 января 2007 в 09:00

Пенсионерка Галина Слонова 1942 года рождения, коренная БАМовка — в Тынде проживает с 1977 года. Только в последнее время «проживать» ей стало негде. Так в январе в подъезде дома по улице Фестивальной, 5 появилась женщина в старенькой каракулевой шубе и валенках. Появилась, … да и осталась ночевать на втором этаже лестничной клетки.

Стать бомжом легко

 По ее словам, Галина Ефимовна работала на тындинской котельной, потом в ДОП – заправляла водой и углем вагоны. Когда дом по улице Северной— Объездной у пенсионерки сгорел, перебралась на постоянное местожительство к супругу, с которым состояла в гражданском браке. После смерти мужа, его родственники попросили Галину Ефимовну освободить жилплощадь. Своих детей у Слоновой нет, податься некуда. Так пенсионерка осталась одна, без крова, да еще и документы, включая паспорт и медицинский полис куда-то запропастились: «Пенсию не получаю 8 месяцев, потому что нет документов, — рассказывает Галина Ефимовна. – Из больницы меня выписали, ходить не могу. Не помню, сколько дней лежу в подъезде».

Бродяги не зря «облюбовали» подъезды жилого дома по Фестивальной,5. Под лестницей на 1 этаже — удобные закутки с радиатором центрального отопления и пандусом, похожим на нары. У жильцов дома и незваных квартирантов сложились «теплые» отношения: «Специфичный запах, грязь, инфекции. Мы не раз вызывали милицию и выгоняли бомжиков. Бывало, когда уснувших под лестницей выносили из подъезда сразу в морг, — рассказывают жильцы. — Но эта женщина нас встревожила. Стало жалко человека, видно, что чистая, не пьет. Болеет, лежит на холодном кафельном полу. Ей же необходимо усиленное питание, условия, лечение!». Жильцы вызвали Галине Слоновой «скорую», фельд-шер поставила укол. В монастырь болезную тоже не взяли – нет мест. Еще пару дней жильцы подкармливали Галину Ефимовну горячим супом, а потом забили тревогу.

 «Подснежники»

  К счастью, Тынде, по количеству бомжей, до московских трех вокзалов еще далеко. Более близкое и неприятное горожанам соседство возникает с наступлением холодов, когда бродяги начинают тянуться из лесов, парков и скверов в подъезды жилых домов. В УСЗН таких называют «подснежниками». В теплое время года они не особенно обременяют соцработников, ведь летом «под каждым кустом им готов и кров и дом». «Вопрос для Тынды больной и острый, — объясняет заместитель начальника управления социальной защиты населения (УСЗН) Юрий Павлов. – Поскольку социальных учреждений в нашем городе нет, забрать гражданку и определить ее на ночлег некуда. Для того чтобы оформить ее в дом-интернат, необходимо собрать определенный пакет документов, пройти медосмотр, затем мы обращаемся с ходатайством в департамент социальной защиты населения админист-рации Амурской области. Очередь на определение в дом-интернат идет 1,5-2 года. Иных путей и возможностей у нас нет».

 3400 на последний путь

 Зато область исправно выделяет средства на захоронение невостребованных покойников. На последний путь «людям без роду и племени» положено 3.400 рублей. Средства перечисляются через УСЗН. Как говорят в «Ритуале»  — довезти до кладбища хватает. Ежегодно тындинская похоронная служба производит не менее 60 «социальных» захоронений. По данным СПС «Ритуал», количество таких похорон растет: в 2005 году было захоронено 67 человек, у которых не нашлось родственников, в 2006 уже 78.

 Решаем проблему локально

 «В советские времена была четкая и грамотнаяполитика по отношению к людям такой категории, — рассказывает заместитель мэра по социальным вопросам Игорь Высоцкий. – Была статья в Уголовном кодексе, предусматривающая ответственность за бродяжничество, существовали лечебно-трудовые профилактории (ЛТП). Сегодня этого нет. Государство устранилось от работы с этой категорией граждан, а в полномочиях местных чиновников эти функции не предусмотрены». Идеальным выходом из положения было бы создание спецучреждения (реабилитационного центра, ночлежки) хотя бы на 3-4 зимних месяца, за которые можно было бы подлечить, откормить, приодеть бродяг и помочь им с восстановлением документов. На деле любое такое начинание сталкивается с большим количеством препятствий: помещение, штат, разрешение пожарных, СЭС, не говоря уже о расходах. «На сегодня мы ограничиваемся полумерами, — констатирует Игорь Анатольевич. – Временно определяем в больницу, потом пристраиваем на работу, в основном за кров и еду. Особое спасибо надо сказать ЦРБ, в инфекционное отделение которой временно помещаются эти люди».

 «Спасибо» мало

 Галину Слонову во второй раз определили в инфекционное отделение ЦРБ в одну палату с Сергеем Кузовковым (по словам многих «бомж половой принадлежности не имеет»). Так и лежат два «бесполых» существа в одной палате. «Лечим ей обморожения ягодиц, пальцев рук и ног, — рассказывает заведующая инфекционным отделением Мария Русецкая. — В прошлый раз мы ей вывели вшей, подкормили, принесли из дома кое-какую одежду. Сергей Кузовков обитает в отделении третий месяц. У него обморожена и ампутирована стопа, пальцы на кистях рук, нет документов. Найти его родственников пока не удается. Ориентировочно, проживал в Уссурийске». Каким бы не было добрым сердце у медиков, вечно держать бродягу в больнице не положено. «Весной отправим его на улицу, куда-нибудь поползет, — продолжает Мария Александровна. – На присутствие в отделении таких «клиентов» совершенно справедливо жалуются нормальные пациенты. Бродяжки не соблюдают элементарные правила санитарии и гигиены, курят. А саму проблему бездомных надо решать не медицинским учреждениям».

Как подтвердили в УСЗН, Галина Слонова действительно не получала пенсию уже несколько месяцев и на ее счете скопилась достаточная сумма, чтобы оплачивать скромное жилье и приобрести какой-нибудь домашний скарб. Очень кстати, нашлись и переданы в УСЗН потерянные документы пенсионерки. Но, по утверждению врачей, Слоновой трудно будет адаптироваться к нормальной жизни, самое приемлемое решение – поместить эту бедную бродяжку в спецучреждение. 

 P.S. Многие бездомные сознательно сделали свой выбор в пользу жизни вне социума. Но есть бродяги, которые могут вернуться в общество, среди них, люди, выброшенные за борт трагическими обстоятельствами: вернулся из мест лишения свободы, утратил право на жилплощадь, влез в долги, проигрался... или несколько таких факторов вкупе. Но, как оказалось, в современном российском обществе нет механизма, позволяющего опустившимся людям подняться. Для них нормальная жизнь заканчивается навсегда, а оставшаяся длится недолго…





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.