http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-01-31/19475-beseda-s-vidom-na-kreml-lyudmila-kozlova-kandidat-televizionnyh-nauk.html

Беседа с видом на Кремль. Людмила Козлова – кандидат телевизионных наук

Поделиться новостью:

31 января 2007 в 09:00

Людмила Козлова (р. 1969), руководитель PR-службы крупного транспортного холдинга, г. Москва. В 1991 г. с отличием окончила исторический факультет БГПИ. В тележурналистику пришла в 1993 г. Начала работу как журналист и ведущая программы «Город». Затем была авторская программа «Автограф», «Акцент» и др. на телеканале «Арт-видео». С 1999 г. работала в телекомпании «25 канал» главным редактором, ведущей программы «Кстати», с начала 2002 г. — директором телекомпании «25 канал». В 2004 г., возглавив РИА «Крылья», ушла из телекомпании. В 2005 г. переехала в Москву, в 2006 г. защитила диссертацию по истории становления и развития регионального телевидения.

Захотелось «раствориться»

 — Людмила, вы были одной из наиболее заметных фигур на амурском ТВ. Секс-символ, человек-бренд, звезда – все это модные понятия, но фальшивые. Я бы сказал, одно из тех лиц, которые сразу узнают и зрители, и коллеги. Скажите честно, вам тяжело без этого?

— Мне без этого просто здорово. И я совсем не лукавлю. Я — человек закрытый, несмотря на публичность профессии. «Глубокий интроверт», как люблю шутя называть сама себя. Наступил определенный этап в жизни, когда захотелось раствориться. Захотелось, чтобы тебя никто не узнавал на улице. По большому счету, наступил момент, когда захотелось начать заново строить себя и встраиваться в жизнь. Было страшно, но интересно – а получится ли? Результатами довольна. Так что выходить на улицу большого города, где редко встретишь знакомое лицо, мне нравится. Нравится состояние «растворенности».

— Немного грустно, что времена авторских программ на амурском телевидении проходят. Зато расширяется рекламный и новостной сектор. Как относитесь к этой тенденции?

— Мне кажется, что это — объективная тенденция существования телевидения в рыночных условиях. По большому счету, то же самое происходит и на «больших» каналах. Лично мне грустно, поэтому телевизор включаю только поздно вечером, когда идут еще оставшиеся авторские программы или документальные фильмы. Что же касается амурского телевидения, то тенденция, описанная вами, будет только развиваться. Объективные условия существования, к сожалению, таковы. Печально еще и то, что на центральных каналах новости уж больно похожи друг на друга, а у нас порой сильно «торчат уши» тех, кто стоит за данным СМИ. Правда, на нынешнем этапе есть еще и субъективный фактор – остались люди (из «динозавров амурского телевидения»), которым иногда хочется «тряхнуть стариной» и что-нибудь эдакое придумать. Это здорово.

 «Три сестры» и диссертация

 — Хотел бы поздравить с защитой кандидатской диссертации. Вы исследовали становление и развитие регионального телевидения в России. На ваш взгляд, оно состоялось или все еще переживает кризис переходного возраста?

— В определенном смысле региональное телевидение, конечно, состоялось – создана абсолютно новая структура вещания в стране, которая до 1991 г. не имела опыта «горизонтальной» системы телевидения вообще. Возникли негосударственные каналы, что уже само по себе здорово, исчезла, казалось бы, монополия, но… Возникает вопрос – а ради чего? Не буду углубляться в эту проблему, приведу лишь один пример. Это данные опроса, проведенного Независимым институтом коммуникативистики в 2006 г. среди работников региональных СМИ. На вопрос «Какая версия отношения к аудитории доминирует в настоящее время в российских СМИ?» 69,4% ответили, что аудитория – это мишень пропагандистского и информационного воздействия, 62,2% посчитали, что аудитория — это специфический товар, продаваемый рекламодателю, и лишь 10,2% сказали, что аудитория – полноправный участник информационного взаимодействия. Комментарии излишни. Хочется надеяться, что это лишь «переходный возраст».

— Людмила, что позвало в Москву? Какие «три сестры» вдохновили на переезд?

— Не могу сказать, что в Москву меня позвало сердце. Просто так сложились жизненные обстоятельства. Эксперимент по экстремальной смене жизненных условий завершился удачно. Приятно иногда начинать все заново – такая проверка воли, внутренней силы, профессионализма — это как будто новая молодость, в конце концов. Я работаю в крупной частной компании, возглавляю PR-департамент. CМИ, реклама, выставки, работа непосредственно с руководителем, PR–акции – в общем, весьма большой объем. Много встреч, интересных людей, сложных профессиональных проблем, которые требуют нестандартного подхода. Телевизионный опыт весьма кстати.

— Не было ощущения, что начинаете с ноля? Не секрет, что в столице провинциальные заслуги не очень весомы при трудоустройстве.

— В профессиональном и карьерном плане ноля не было изначально. Ноль был в жизни, начатой сначала – ни связей, ни знакомств, ни поддержки на месте  никто не знает, какой ты — умный или дурак. Месяца через четыре все встало на привычные для меня места. Наша компания – партнер сборной Росси по бобслею и скелетону. Поэтому работаю еще и в Олимпийском комитете России, в Федерации бобслея. Про этот вид спорта и его историю теперь знаю почти все. Работаю над подарочной книгой об истории бобслея и о тех, кто вошел в спортивную историю страны. А это опять новые люди, новые истории и т. д. Интересно.

 Заставляю себя радоваться

 — Продолжаете ли следить за жизнью Амурской области, за работой коллег? Если не секрет, с кем поддерживаете контакт?

— В Благовещенске живут мои родители, поэтому я, хоть и бегом, но за полтора года была там трижды, обо всем, что происходит в области, знаю. Тесный контакт с теми, с кем пройдено по жизни немало – Олегом Лештаевым, Анной Геут, Ириной Батиной. А вообще, расстояния делают с людьми удивительную штуку – все, кто приезжает из Благовещенска, практически близкие люди. Встречам рада.

— «Лицом к лицу лица не увидать». Когда вы после долгого отсутствия прилетели в Благовещенск, какие перемены заметили в первую очередь?

— Выросшие дома.

— Стресс – это синоним Москвы. Как удается поддерживать душевное равновесие и сохранять присущую вам элегантность?

— Стресс определяется не местом, а обстоятельствами, так что для меня лично Москва – не город стрессов. Заставляю себя радоваться, создавая фон жизни: книги, театры, концерты, выставки – здесь ведь очень много возможностей это сделать. А вообще-то, не надо злиться.

— Мы с вами родились под одним зодиакальным знаком – Рыбы. Знаю по себе, весьма противоречивый характер. Часто ли совершаете неожиданные для себя самой поступки?

— Я — человек весьма мягкий и спокойный внешне, но где-то внутри, наверное, стальная арматура, образовавшаяся в течение жизни. Компромиссы ищу до последнего, но если решение принято, вряд ли я его изменю. Так что решения иной раз бывают неожиданные скорее для других, чем для меня. Голова у меня, за редким исключением, всегда холодная.

— Остается ли время на частную жизнь, увлечения? Какое можете назвать последнее самое яркое впечатление?

— Время есть на все. Если, конечно, захочешь. Так что главное — себя заставлять. Не лениться и не скупиться тратить эмоции. Тогда они обязательно возвращаются. А самые яркие последние впечатления — от ощущения сказочности, царящей вечером на Красной площади в новогоднем убранстве, и от глубины проникновения в человеческую сущность классиков, которых в детстве читали «под нажимом», после просмотра «Трех сестер» в театре Петра Фоменко. 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.