http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-04-04/26563-sergey-maksimov-geologi-osobaya-poroda.html

Сергей Максимов: Геологи — особая "порода"

Поделиться новостью:

4 апреля 2007 в 10:00

Сергей Михайлович Максимов (р. 1957 г.) – окончил геолого-геофизический факультет Новосибирского государственного университета, с 1983 по 1991 гг. занимался научной и преподавательской работой, в 1991-92 гг. руководил Амурским экологическим центром, 1998-2004 гг. – генеральный директор ОАО «Амурнефтепродукт», 2004-05 гг. – первый заместитель губернатора Амурской области, в настоящий момент работает в крупной металлургической компании.

Геологи – особая «порода»

— Сергей Михайлович, вы прожили в Благовещенске 23 года. Что для вас значит Амурская область?

— Если сравнить жизнь с книгой, то Амурская область для меня – самая значимая и интересная глава. Здесь прошло мое становление: и как личности, и как успешного руководителя. Этот период жизни кажется мне светлым и солнечным, как амурская погода. Наверное, еще и потому, что в Благовещенске у нас с женой родилась дочь. Здесь я встретил множество замечательных людей, некоторые из них стали моими учителями. Я обрел здесь много верных друзей, с которыми общаюсь по сей день.

— Пользуясь случаем, поздравляю вас с Днем геолога, который накануне отмечала страна. В 80-е гг. вы занимались исследовательской деятельностью в АмурКНИИ, позже преподавали в АмГУ. Что было самым интересным в полевой работе и в общении со студентами?

— Хотя мне и не удалось сделать больших научных открытий, для меня годы работы в геологии — ценный «багаж», опыт, без которого не могло быть дальнейшего роста. Мне, молодому специалисту, было очень интересно впервые на Дальнем Востоке опробовать и применить термолюминесцентный метод датирования возраста горных пород. Данные исследования проходили под руководством А.П. Сорокина, тогда завлаба, а ныне члена-корреспондента РАН. Вообще, дальневосточные геологи – это особая «порода» людей, целеустремленных и не чуждых романтики. Я рад, что мне довелось работать вместе с такими специалистами, как В.Д. Мельников, В.В. Колесников, А.А. Лущей.

Самым замечательным в преподавательской работе было видеть интерес к моему предмету в глазах студентов. Конечно, очень помогла школа Новосибирского университета, методы которой мне удавалось применять в АмГУ. Обучение строилось не на заучивании и зубрежке, а на воспитании творческого мышления у студентов. Возможно, это прозвучит нескромно, но мои лекции по экологии они никогда не прогуливали.

— Чему в жизни научили экспедиции, а чему – вуз?

— Геология научила меня не бояться трудностей и невзгод. А главное – терпеливому и взвешенному отношению к людям, рядом с которыми проводишь долгие месяцы в отрыве от «большой земли». Академическая работа дала умение системно подходить к любому делу, а также научила ответственности за судьбы людей при оценке их поступков, даже если это просто экзамен.

Стратегический запас

— Мы сейчас много слышим о роли минеральных богатств в экономическом развитии Дальнего Востока. Наша область традиционно ассоциируется с золотом. А чем она еще уникальна с геологической точки зрения?

— Кроме золота, на территории области расположены богатые месторождения железных руд, а также есть запасы титана, меди, олова, молибдена. К сожалению, большая часть этих богатств залегает в труднодоступных районах, где нет развитой транспортной инфраструктуры. В связи с этим большая часть из них до сих пор представляет собой «стратегический запас». Также в Приамурье представлены месторождения бурых углей и строительных материалов (известняки, каолиновые глины, пески), без которых невозможно строительство жилых домов, дорог, предприятий.

— В начале 90-х гг. вы возглавили первый на Дальнем Востоке экологический центр. Какие задачи перед ним ставились?

— До 90-х гг. ни одно предприятие в России не имело экологического паспорта. Не проводились полноценные экологические экспертизы, не говоря уже об аудите и мониторинге. Нашему экоцентру вместе с областными природоохранными органами пришлось формировать экологические стандарты для предприятий Амурской области. В 1992 г. мы провели испытания фильтров для очистки выхлопных газов автомобилей, тогда были очень интересные разработки челябинских ученых. Эти системы уже в те годы соответствовали стандартам «Евро-2». Применяя геоинформационные системы (ГИС-технологии), центр впервые в области создал электронную карту и базу данных полезных ископаемых.

— Переход в бизнес был болезненным или интересным?

— Скажем, он был плавным и эволюционным. После Амур-экоцентра я работал в фирме «Санго», которую мы с партнерами создали для реализации нового для Дальнего Востока проекта по внедрению пластиковых карт оплаты. Тогда это казалось чем-то «буржуазным», чуждым, а сейчас – в порядке вещей. Рассчитаться карточкой можно почти в каждом магазине, АЗС или кафе.

— Что дал опыт руководства таким крупным предприятием, как «Амурнефтепродукт»?

— Во-первых, умение видеть в задачах отдельного предприятия проблемы всего региона. Во-вторых, способность вместе с тысячным коллективом преодолевать любые трудности и добиваться успеха в делах, которые сначала казались непосильными. В-третьих, я познал, что такое рыночные отношения, жесткая конкуренция, корпоративное управление. В-четвертых, чувство удовлетворения от того, что предприятие под твоим руководством выходит на лидирующие позиции в отрасли.

Развивать, чтобы не потерять

— Вы – один из немногих людей, кто ушел с высокого поста по собственному желанию. Почему так произошло?

— Время, когда я работал первым заместителем губернатора, я вспоминаю как плодотворный период своей трудовой биографии, сопряженный с решением разноплановых, сложных и вместе с тем интересных задач. На таком посту понимаешь, что за каждым твоим решением стоит чья-то судьба, поэтому моим кредо всегда была максимально быстрая проработка любого вопроса. Но в то же время, так как я вышел из руководителей промышленного сектора экономики, мне не хватало масштабных управленческих задач в данном направлении. Я не штабной, а боевой «генерал».

— Что, по-вашему, необходимо для того, чтобы президентские инициативы по развитию Дальнего Востока были успешно реализованы?

— Нужно, чтобы реализацией этих планов на всех уровнях занимались компетентные и ответственные люди. Пока мы не поймем, что развитие этого огромного и богатейшего региона России – часть национальной идеи, ничего не выйдет. Ведь выбор прост: или развитие Дальнего Востока, или его потеря — а это уже прямая угроза государственному суверенитету. Конечно, ни государственные органы, ни частные компании по отдельности не справятся с этой стратегической задачей. Только вместе, только на принципах партнерства и соблюдения общих интересов, которые, в конечном счете, совпадают с интересами всех дальневосточников.

— Вы уже год живете в Москве. Удалось ли привыкнуть к мегаполису?

— Мне не пришлось сталкиваться с трудностями адаптации к московской жизни, так как за годы работы на руководящих должностях в столице приходилось бывать почти каждый месяц. Семье привыкнуть сложнее. У дочери две новых школы – обычная и музыкальная. С женой мы — заядлые театралы. В этом плане в Москве, конечно, интереснее. Так, мы открыли для себя замечательный Театр на Покровке, любим бывать в Доме Музыки… Но несмотря на прелести столичной жизни, на Всероссийской ярмарке меда в Манеже все равно искали амурский мед.


 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.