http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2007-05-16/19753-deputat-gosdumy-konstantin-shipunov-na-postu-amurskogo-gubernatora-postaralsya.html

Депутат Госдумы Константин Шипунов на посту амурского губернатора постарался бы...

Поделиться новостью:

16 мая 2007 в 10:00

Видать, судьба такая у Амурской области — прославляться на всю страну и за ее пределами своими проблемами, бедами да напастями. То атипичная пневмония у нас, то ящур, то массовая гибель куриного поголовья, то проекты экономические слабые. Ну хоть бы что-то хорошее! Ан нет. Нынче губернатор Леонид Коротков «отличился» — под следствие попал и должности на этой почве лишился. И ведь интересно получается. О тех же тарифах, о той же технике, что сейчас фигурируют в уголовных делах, и раньше знали в наших правоохранительных органах, да только реакция была несколько иная — без уголовных дел, предъявления обвинений и снятия с должности. А все это наводит на мысль, что удар по Леониду Короткову был сделан целенаправленный. В нужное, так сказать, время и не без влиятельного «товарища».
Гадать, кто и за что, припоминая «грехи», можно долго. Вспомним то, что на прошлых выборах в облсовет, обойдя «Единую Россию», прошел прогубернаторский блок «Мы — за развитие Амурской области». Или то, что губернатора, несмотря на его огромное желание стать единороссом, в партию «Единая Россия» так и не приняли. И что рекомендуемая центром кандидатура председателя местного отделения «ЕдРа» Константина Шипунова осталась в области без поддержки. Кстати, вскоре после этого события и пошли заявления в прессе, в том числе и сделанные самим Константином Шипуновым, что к работе администрации Амурской области есть много вопросов, в связи с чем грядут проверки. Мы предложили поговорить на заданную тему депутату Госдумы, заместителю председателя Центральной контрольно-ревизионной комиссии Константину Шипунову.

Константин Шипунов рассказал, что в 2006 году направил в Генпрокуратуру ряд депутатских запросов, отражающих факты нецелевого использования бюджетных средств и другие моменты. Часть из них в результате проверок не подтвердилась, а по части возбудили уголовные дела (и по тарифам в том числе, и по закупке дорожно-строительной техники).

Выступал Константин Шипунов и в прессе, высказываясь, что руководство области работает неэффективно и что причиной он видит не только некомпетентность, но еще и личную заинтересованность. Дать оценку этому он предложил правоохранительным органам.

— Константин Борисович, многим показалось странным то, что приезжает человек из центра и начинает решать проблемы Приамурья. В Петербурге, в Москве своих проблем нет? Почему люди ездят по городам и собирают информацию, а потом инициируют проверки?

— Изначально у меня не стояло задачи устраивать какие-то проверки. Но пошли обращения и письма граждан. Много приходило. Президиум генерального совета рекомендовал Короткова в партию не принимать до окончания работы Центральной контрольно-ревизионной комиссии, которая обобщит и изучит работу губернатора. Закончилось тем, что его отстранили от должности.

— Хотите сказать, не зря Леонида Короткова в партию не принимали?

— Просто факты не позволяли судить о том, что если губернатор станет партийным и на будущих выборах, скажем, возглавит список «Единой России», то это увеличит рейтинг партии в субъекте и принесет положительный эффект.

— И все-таки, у нас что, кроме приезжих депутатов, некому права граждан отстаивать? Почему вы этим занялись?

— Я не могу отвечать, допустим, за депутата, который представлял область в «Единой России» и вышел из фракции – Бориса Алексеевича Виноградова. Может быть, к нему тоже обращались граждане, но когда я начал работать, стали поступать массовые обращения от жителей области. По обращениям и были написаны статьи и депутатские запросы, на основании которых были уголовные дела заведены. Может быть, люди пришли ко мне как к «свежему» человеку, у которого другой взгляд на вещи… Я не ангажирован местной элитой, политической или экономической. Я выпадал из сферы влияния губернатора и обладминистрации, что вносило определенную нервозность в отношения — меня пытались выжить, в том числе из партийной организации. Понятно, что губернатору было удобно иметь «карманную» партию и, еще лучше, возглавлять и регулировать процессы, связанные и с выборами, политической и экономической деятельностью. Вполне законное желание. Здесь никого не обвиняю. Но у меня позиция была другая. Я старался под влияние обладминистрации не попасть. Хотя факты, которые в обращениях фигурировали, старался объективно проверить. И результаты проверок были не в пользу бывшего губернатора и администрации.

- Как относитесь к мнению, что вам в свое время не оказали поддержку тогда еще главный фединспектор по Амурской области Вощевоз и губернатор Коротков? Оба они лишились должностей. Месть?

— Так нельзя трактовать. Я указывал и Вощевозу, и Короткову на то, что партийная организация — это не партия одного человека. Если Вощевоз создавал партию, спасибо ему за организацию. И она, скажем, не самая плохая на фоне других в РФ, но это не партия для Вощевоза. Я не раз говорил Вощевозу, что за позицией такого правдолюбца и правдоруба стоят личные амбиции. Его желание понятно – стать губернатором области. И если до моего появления Вощевоз был противником Короткова, то когда я появился и попытался расставить акценты, они объединились в борьбе против «варяга» – так меня назвали. Были фигуранты, считающие, что если я уеду из области, то наступит благодать. Наступила?

— Кого вы видите губернатором Амурской области?

— Пока не вижу кандидатуру на должность губернатора среди тех «персонажей», кого я знаю. Пусть они обижаются или не обижаются, но области нужна фигура, которая привлечет на себя инвестиции, сможет эффективно пользоваться преференциями в субъекте. А если человек не может эффективно и грамотно распорядиться малым, как он будет распоряжаться большим? Есть логика?

— Вам, наверное, виднее. К слову, вас в кулуарах называют одним из возможных кандидатов в амурские губернаторы.

— Это было бы большим удивлением. Весьма возможно, что она (кандидатура Шипунова – прим. авт.) и рассматривается. Но неблагодарное дело — гадать. Мы как партия можем предложить свои кандидатуры, но если вы читали устав, то предлагает победившая на выборах партия. А у нас нет большинства в облсовете. Поэтому морального права предлагать кандидатуру для области у нас нет. На выборах победил блок «Мы — за развитие Амурской области» — прогубернаторский, а губернатора уже нет.

— А вы бы смогли губернаторствовать?

— Постарался бы (смеется). Сложно говорить, получится — не получится, надо пробовать. А потом чего-то говорить…

«Себя могу видеть кем угодно»

Не согласен с формулировкой о личных амбициях бывший главный федеральный инспектор по Амурской области Валерий Вощевоз.

— Говорить можно все, что угодно, — отметил он. – Во-первых, карьерный рост не считается зазорным и плохим, если человек, конечно, не идет по головам, а совершенствуется сам. Считаю положительным нахождение на государственной, на военной службе. Во-вторых, что касается создания партии «Единая Россия», неплохо бы вспомнить историю. Партия в Приамурье прежде всего началась с «Единства» — в 1999 году перед выборами в Госдуму за несколько месяцев. Инициатива шла из центра. Мне позвонили и предложили поучаствовать в создании отделения «Медведя» в Амурской области. Я сказал, что у нас есть серьезные афганские структуры, которые достаточно авторитетны и могут это организовать. И в течение нескольких дней все было создано и зарегистрировано. Центр вышел на ту структуру, которая способна быстро реализовать политический проект. Потом уже была создана «Единая Россия». Насколько она под меня выстраивалась? Ответить, что партия создавалось под меня, — бред. И личные амбиции здесь ни при чем. Мне бы не составило труда на определенном этапе занять должность в партии. Я этого не делал. Я хотел помочь, считал, что направление «Единой России» было правильным — в интересах населения и области, и России. То, что сейчас происходит в партии, идет в противоположном направлении.

В 2001 году Валерий Вощевоз принимал участие в губернаторских выборах. Но губернатором не стал, призвав своих избирателей отдать голоса Леониду Короткову. 

На вопрос, видит ли он себя сегодня губернатором Приамурья, Валерий Вощевоз ответил: «Я себя могу видеть кем угодно. Но есть люди, которые определяют. Я всегда служил России, а не кому-то лично. И дальше буду служить ей в любой своей ипостаси».

Валерий Вощевоз также по-прежнему не сомневается, что произошедшее с Леонидом Коротковым — не что иное, как политический заказ: «Те проблемы, которые ему инкриминируются, поступали в период нескольких лет. Почему не решались постепенно, по мере поступления?».

 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.