http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2008-01-30/20494-na-ulice-yasnoy-nichego-ne-yasno.html

На улице Ясной ничего не ясно…

Поделиться новостью:

30 января 2008 в 09:00

Подобные ситуации не единичны, и есть не только в Тындинском районе. Марина Александровна Щербина, пенсионерка с тындинской улицы Ясной, получила за 30 лет на Севере не квартиру, машину и льготы, а лишь кучу болезней, нищенскую пенсию и жизнь в холодном бараке...

На Ясной не ясно…

  Марина Александровна не открывает долго — заработав на Севере инвалидность, она с трудом передвигается. «Что вы, не вздумайте, — пресекает она мою попытку разуться, — я всю зиму по дому в валенках хожу». В самом деле, температура в бараке при двух включенных калориферах четыре градуса тепла. Седьмой дом по улице Ясной не единственный, который не отапливается. Почти десять лет целый ряд домов никто не обслуживает, более того – они вообще никому не принадлежат. «Бесхозяйные» дома, как их официально называют в администрации города, получили этот статус в беспорядочные 90-ые, когда тындинские организации попросту избавлялись от жилого фонда. Предприятия реорганизовывались, ликвидировались, а дома почему-то в муниципальную собственность передавались не все. В итоге — полуразвалившиеся, зачастую лишенные какого-либо обслуживания бараки и их обитатели, не живущие, а выживающие в слабой надежде на улучшение жилищных условий.

 Вечная очередь

 Надежда эта не просто слаба, а весьма призрачна. По старому жилищному законодательству на улучшение жилищных условий могли претендовать любые граждане, у которых жилплощадь была ниже нормы. С введением нового Жилищного кодекса в очередь на получение помещений по договору социального найма могут встать лишь малоимущие граждане. Несмотря на это, очередь практически не уменьшилась, на сегодняшний день в едином списке очередников числятся 930 человек – ведь тех, кто встал на учет до вступления в силу нового законодательства, «выбросить» из очереди нельзя, закон обратной силы не имеет. Кроме того, внутри этого списка существует еще две категории – «первоочередники» и «внеочередники». К первым относятся ветераны ВОВ, инвалиды 1и 2 групп, воины-интернационалисты и «чернобыльцы». «Внеочередники» — это дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, а также граждане, страдающие тяжелыми формами некоторых хронических заболеваний. При этом очередь почти не движется. К примеру, в 2007 году в муниципальном фонде освободились три квартиры, и все были переданы первоочередникам. Этот результат еще считается приемлемым, бывает, за год очередь не продвигается ни на йоту. Несложно подсчитать, что при самом благополучном раскладе все очередники получат новое жилье в течение трехсот лет. Ясно, что надеяться обитателям тындинских «трущоб» приходится только на себя. Люди выкручиваются – ставят в домах печки, ремонтируют сами дома. Таким же, как Марина Александровна, одиноким инвалидам надеяться вообще не на кого.

 Недоглядели

 В случае с Мариной Александровной ситуация усугубилась элементарной невнимательностью чиновников. С 2000 года Марина Щербина состояла на учете на переселение из северных в центральные районы России. Каково же было ее изумление, когда в 2007 году ей пришло уведомление из администрации города, что права на переселение она не имеет, так как ею не выработана норма стажа – 15 лет. Семь лет понадобилось клеркам, что— бы выяснить, что стаж гражданки Щербины насчитывает двенадцать с половиной лет! «В заявлении гражданка Щербина указала стаж – 20 лет, — говорит начальник отдела по жилищной политике О. Луговцова — Изначально людей ставили в очередь лишь на основании заявления, так как не было перечня документов, подтверждающих право на переселение. Когда же такой список появился, и люди понесли документы, тут творилось нечто невообразимое, и стаж ей просто никто не посчитал». Ожидая своей очереди на переселение, Марина Александровна не стала претендовать на улучшение жилищных условий. В итоге в едином списке на получение жилого помещения по договору социального найма, где она была зарегистрирована только в 2007 году, гражданка Щербина оказалась третьей с конца. Доведенная до отчаяния женщина начала обивать пороги различных инстанций, даже писала губернатору Колесову.  Учитывая, что Марина Александровна все же имеет право на первоочередное получение жилья как инвалид, городские власти стали предлагать варианты. Среди них были койко-место на четвертом этаже общежития «Пионер», куда подниматься больному человеку очень тяжело, жилье по улице Лазурной, опять же находящееся высоко на сопке. По улице Аямовской – квартира вроде бы и с отоплением, и с водоснабжением, но без канализации. Ни один из вариантов Марину Александровну не устроил. Уезжать на новое место человеку, ограниченному в физических способностях, можно только в том случае, если все на этом самом новом месте приспособлено для нормальной самостоятельной жизни. Прожив 30 лет на Ясной, Марина Александровна может рассчитывать на помощь тех же соседей. В новом же доме рядом с незнакомыми людьми ей было бы очень тяжело. Можно понять больного человека. «Мы не отказываем ей в помощи. Мы будем в дальнейшем предлагать ей варианты, как только они появятся»,— уверяет Ольга Луговцова.

 У моря погоды…

 Рассчитывать на то, что варианты с жильем появляться будут часто, не приходится. Как в бессмертном романе Булгакова, на освободившуюся жилплощадь даже после кончины нанимателя быстро находятся претенденты. Например, по улице Ветеранов сын покойной матери, не имеющий никаких прав на жилплощадь, не зарегистрированный там, попросту отказывается выезжать из квартиры. Кстати, эта единственная квартира, предложенная Марине Александровне и устроившая ее во всех отношениях, оказалась предметом судебного разбирательства. В данный момент дело находится в судебном производстве. Не ясно, когда вопрос с освобождением жилплощади решится, и решится ли. Есть еще вариант – получить жилье по программе по переселению из ветхого и аварийного жилья, но это тоже – лотерея. Очереди на такое переселение пока не существует, есть лишь перечень аварийного и ветхого жилья. Финансируется эта программа из федерального и областного бюджетов. В последний раз 12 миллионов рублей выделялись в 2004 году. В муниципальном бюджете на 2008 год заложено 3 миллиона рублей, и в марте будет известно, получит ли Тында деньги из бюджетов других уровней на реализацию этой программы. 

А пока Марине Александровне придется жить в хлипких стенах, на которых летом растут грибы из-за сырости, а зимой появляется ледяная корка.

 

Ирина Проничкина.





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.