http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2010-02-24/23005-evgeniy-grigorev-nastoyashchim-muzhchinu-delaet-zhenshchina.html

Евгений Григорьев: «Настоящим мужчину делает женщина»

Поделиться новостью:

24 февраля 2010 в 09:00

Ни род занятий, ни образование, ни характер не определяют, настоящий мужчина или только одно «название». И дело даже не в том, растит ли он сына, сажает ли деревья или строит дома. Настоящим мужчину делает любимая женщина. Такого мнения придерживается благовещенский бизнесмен Евгений Григорьев.

— Каждая женщина знает, каким должен быть настоящий мужчина, — отмечает он. — И поэтому только женщина может сказать, мужчина это или не мужчина. У человека должны быть принципы, которых он всю жизнь придерживается. Ему тогда ничего не страшно. И если любимая женщина скажет, что ее мужчина заботливый, надежный – ее опора, значит, он настоящий. А если скажет, что он не мужик, то никакой поступок его больше не «поднимет». Все остальное — это профессия, черты характера. Когда мужику за 40 лет, а он не женат, у него нет детей, возникает вопрос – а может, с ним что-то не то? Женщина вряд ли воспримет его серьезно. Скорее, посчитает, что это заигравшийся мальчик. Мужчина — это обязательно семья. И не важно, есть у них проблемы или нет, общие дети или нет. Суть в том, что он несет ответственность за семью. Мне отец сказал как-то: «Женя, Григорьевы женятся один раз». Это правильно. Жена должна быть одна и на всю жизнь. О том, что женился, я никогда не жалел. И знаете, чтобы чувствовать себя мужчиной, нужно просто им быть. Для нее…

Главный принцип — уважение

— Вы о принципах сказали. У вас они есть?
— Есть, и поэтому я предсказуемый: все всегда знают, как я поступлю в той или иной ситуации. Главный принцип – никогда никому не позволять поступать с собой неуважительно. У меня в детстве — лет в 14-15 — был такой случай: я ездил на поезде в тур по городам Дальнего Востока, и в Биробиджане с меня сняли кроссовки.
— В смысле?
— В прямом. Подошли двое, повыше, покрепче, постарше. Заставили разуться и отдать кроссовки. Но вопрос не в том, сколько их было, старше они были или нет. Вопрос в ощущениях, которые я пережил. Это было унизительно и очень сильно на меня повлияло. Я дал себе слово, что никогда больше в жизни такого не повторится – никто не будет поступать со мной неуважительно. И никогда ничего подобного не повторялось. Когда в ДВОКУ поступил, был не самый крепкий. «Орлы» прибыли со всей России – я последний по росту в строю стоял. Но получалось строить отношения так, что относились с уважением.
— В ДВОКУ почему поступили?
— Мечта детства. Я, так сказать, потомственный военный. Папа — офицер, дедушки все военные. И вообще считаю, что мужчина обязан пройти службу в армии. Мне повезло — я попал в училище. Есть что вспомнить. В 17 лет надеть сапоги и ходить строем – не каждый, наверное, выдержит и поймет. Тогда все очень строго было. Но мы по молодости трудности легко переносили. В коллективе дружно жили. Казарма – это одна рота, сто с лишним человек. Пять писюаров, восемь унитазов, десять раковин. И все с утра в отведенное время должны умыться, собраться. Успевали. Помню над первым курсом шутку. Типа дежурный звонит: «Сейчас будет дезинфекция зубных щеток. Всем щетки собрать в пакет». Собрали, но никто не пришел проводить дезинфекцию. А потом попробуй найди, где чья зубная щетка.
Всяко бывало – и весело, и грустно. Где-то смешно, где-то горестно. Я вечно в наряды попадал. «Залетчик» был еще тот. Если рота чья-то ночью стоит, значит, моя — меня ждут с самоволки. Прибегаю, все злые: «Григорьев, мы все тут из-за тебя не спим!». Я: «Да ладно, пацаны! Потом выспимся». На четвертом курсе уже приходилось самому ждать товарищей.
— Куда попали после учебы?
— В Сковородино. Там кадрированные части были. Я попал в настоящую офицерскую семью. У меня не было ни звания, ни заслуг, я с офицерами-то за одним столом сидеть не привык. Коллектив был хороший, дружный, приняли меня. Курсанты в училище не верили, что я останусь в армии после учебы. А мне так понравилось служить — работа с бойцами, полевые выходы. Я так любил форму. По выходным надевал белую рубашку, плащ, фуражку и с гордо поднятой головой приходил в часть провести время с бойцами.
— Сколько прослужили?
— Немного. Два года.
— Чего так мало?
— Много пререкался с командующим.
— При каких обстоятельствах?
— Нас в 1994 году собирали со всего Дальнего Востока для командировки в Чечню. Поехали. Я – командир разветвзвода. Командующий приказал получить личный состав. Я посмотрел на бойцов – чуть не прослезился. Нормальных-то кто отдаст? Дали каких-то кочегаров – бичи стоят. Автомат держал? – Нет. — И я сказал, что сам поеду, но чужими бойцами командовать не буду. У меня на руках были расписки моих бойцов о том, что они готовы ехать. Сказал командующему, что поеду со своими – вот, мол, расписки, и мне на подготовку с личным составов положено время выделить. Занудный я. Он сказал, что я офицер и должен людей поднимать. А я ответил, что ничего никому не должен. Слово за слово. Так я довел командующего и за один день стал гражданским человеком. Потом предлагали восстановиться. Не захотел. Хотя времена тяжелые были в стране, с работой напряженка, я не испугался трудностей на гражданке. Не стал искать легких путей.

Приятные моменты

— Судьба постоянно проверяет вас на прочность. Когда в должности председателя комитета по имуществу администрации Благовещенска работали, тоже пришлось показать характер?
— Да. Отработал четыре года в этой должности. Пришла новая команда. Опять проявил строптивость — и началось. Многое пришлось пройти из-за несправедливости. Прошел и это… Мне ни за что не стыдно. И, кстати, чтобы там не говорили про Колядина Александра Михайловича, когда закончился мой затянувшийся отпуск, он позвонил: «Жень, ты на меня не сердишься?». Я спрашиваю: «А за что мне на вас сердиться-то?». Отвечает: «Да что-то не звонишь. Заходи». Прихожу. Он тогда технадзором руководил, предложил мне работу. Я отказался, но приятно было. И когда меня новый работодатель увольнял за те вещи, которые я делал при старом работодателе, Александр Михайлович восемь часов просидел в суде, чтобы дать показания по моей трудовой деятельности. И сказал, что я делал все по его письменному либо устному распоряжению и замечаний к моей деятельности не было — одни грамоты и похвалы. Это приятные моменты.
— У вас есть друзья?
— Да. У меня до сих пор хорошие отношения со многими, кто жил со мной в одном дворе, учился в одном классе, в одной школе, в военном училище. И с офицерами, которые учили меня, когда я был курсантом. Это настоящая мужская дружба. Вместе и в радости, и в беде. Обязательно приглашаем друг друга на праздники, дни рождения. Помогаем друг другу, когда возникает такая необходимость. Олег Семенец – мой большой друг. Мы еще пацанами в одном дворе бегали. Тоже ДВОКУ закончил (правда, курсантами мы в разное время были). Сегодня он Президент Ассоциации тхэквондо ВТФ Амурской области. Недавно вышла его книга стихов «Седые камни», в издательстве которой я принял небольшое участие. Стихи – это мысли, которые идут из глубины сердца. Это книга о настоящем, душа, вылитая на бумагу. Я горжусь, что у меня есть такой друг. Такие друзья.
— Говорят, что делая кого-то счастливым, мы становимся счастливыми сами. Вы считаете себя счастливым человеком?
— Не просто считаю. Я чувствую себя счастливым. Каждый день. Я счастливый муж и отец — сын и дочь подрастают. И, вроде, бывает дома шумно, суета, не расслабишься – дети бегают, кричат, а все равно это счастье. Потому что, когда семьи нет рядом, квартира пустая, такой ужасный дискомфорт ощущаешь и пустоту… Я их люблю и поэтому делаю все, чтобы они были счастливы рядом со мной. Я несу за них ответственность.
Счастливый ли я человек? У меня есть любимые жена и дети, любимая сестра и ее замечательная дочь. Всегда рядом мои замечательные родители. Верные надежные друзья. И у меня есть бизнес – дело, которое мне нравится. Еще нужно что-нибудь говорить? КОНЕЧНО ЖЕ, Я ОЧЕНЬ СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК!

 





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.