http://www.teleport2001.ru/alfa-teleport/2011-05-05/25928-na-proshloy-nedele-zhiteli-rossii-ukrainy-belorussii-i-mnogih-drugih-stran-vspominali-pogibshih-v.html

На прошлой неделе жители России, Украины, Белоруссии и многих других стран вспоминали погибших в радиационных авариях и катастрофах

Поделиться новостью:

5 мая 2011 в 10:00

На прошлой неделе жители России, Украины, Белоруссии и многих других стран вспоминали погибших в радиационных авариях и катастрофах. 26 апреля исполнилось 25 лет с момента взрыва на Чернобыльской атомной электростанции. Отголоски и воспоминания и сегодня тянутся шлейфом за свидетелями того события...

Чернобыль до сих пор остается незаживающей раной в памяти людей. Недавняя трагедия на АЭС «Фукусима-1» снова напомнила человечеству о том, как хрупок наш мир.
Страшно даже думать о весне 1986 года. Слушать воспоминания очевидцев — и того тревожнее. Масштабы такого рода катастроф невозможно представить себе, глядя только на цифры. Непостижимое можно постичь, только узнав судьбу отдельных людей: для миллионов жителей Беларуси, Украины, России тот день стал переломным моментом в биографии. Увы, есть одна особая категория ликвидаторов. Это женщины. Да, именно хранительницы семейного очага, матери, тоже приложились к горькой чернобыльской чаше. Им не приходили повестки из военных комиссариатов. Их отправляли в командировки организации — по разнарядке, спущенной сверху. Смирнова Марина Ивановна — специалист администрации Дипкунского сельского Совета. Была работником торговли в зоне отчуждения. Сейчас у нее двое сыновей — 18-ти и пяти лет.
В Олекме живет и работает Заремба Вадим Николаевич. В 1986 году жил в Донецкой области, работал в милиции, в дни трагедии по долгу службы находился в зоне оцепления. У него растут сын-шестиклассник и дочь — студентка АмГУ.
В поселке Восточном тоже живут ликвидаторы последствий Чернобыльской катастрофы: Малыш Игорь во время срочной службы и Карданов Олег, будучи сверхсрочником, также рисковали своей жизнью.
С Олегом Николаевичем и состоялась беседа пресс-секретаря администрации Тындинского района.
27 декабря 1985 года вернулся из армии, 22 февраля — свадьба. Жили в Гомельской области, Калинковичском районе, деревне Дудичи, что в 80 километрах от места трагедии. А с 28 мая 1986 г. был призван на сверхсрочную службу. Неизвестность была полная: говорили, что призвали на сборы на две недели, потом на два месяца, на полгода… В течение 52-х дней служил водителем в банно-прачечном отряде. Жили в палаточном городке, ежедневно собирали и привозили в отряд зараженную одежду людей, непосредственно участвовавших в ликвидации аварии; возили воду.
Легко сказать — 52 дня. Каково молодой жене было пережить растерянность, страх, неизвестность… Ушел 28 мая на работу, вечером не вернулся. И только в военкомате на тревожные звонки родственников дали ответ, что он призван на сверхсрочную службу. «А в 2 часа ночи, — вспоминает жена Люба, — появился в костюме химзащиты с дозиметром в нагрудном кармане».
— После трех недель пребывания в зоне радиационного загрязнения всех, кому свыше сорока лет, комиссовали, мне был 21 год — самый молодой в отряде, — говорит Олег, — потом еще моложе меня поступили ребята.
Один раз за все время на три дня отпустили домой. Запомнился интересный эпизод: выйдя из зоны отчуждения, ловил попутную машину. Водитель попросил потопать ногами, чтобы отряхнуть обувь — своеобразная мера предосторожности.
Над ЧАЭС разгоняли тучи, чтобы не было дождя. А когда дождь прошел над деревней, по краям луж появилась яркая желтая каемочка — такого явления местным жителям наблюдать еще не приходилось.
Страшнее всего было, когда начали погибать люди. В местной газете появилась статья «А вокруг цвели сады» — о летчике, в день гибели которого родился сын. Авария на атомной станции унесла жизни и забрала здоровье многих людей, вступивших в неравное сражение с катастрофой и одержавших над ней победу.
После обследования врачи порекомендовали Олегу сменить место жительства. И молодая семья в 1987 году по комсомольским путевкам приехала на БАМ. Постепенно состояние здоровья главы семьи стало улучшаться.
Сегодня их дочь учится в медицинской академии в Благовещенске, сын — выпускник школы. Олег работает аппаратчиком на кислородной станции в ООО «Тында-трансмост». В семье живы воспоминания о катастрофе 1986 года, хотя Люба и Олег не очень охотно возвращают свою память к событиям той весны…
До Чернобыля в мире не было опыта ликвидации такой масштабной аварии.
После Чернобыльской трагедии, перевернувшей представление людей о мирном атоме, угроза техногенных катастроф впервые стала реальностью. Через атомный ад, рискуя своей жизнью и здоровьем, прошли сотни тысяч ликвидаторов. Мы с содроганием вспоминаем дни, ставшие символом трагедии, мужества и самоотверженности. Тысячи людей создавали саркофаг — укрытие, призванное защитить людей от пагубного воздействия и дальнейшего распространения всепроникающей радиации.
Самое малое, что можем мы — спасенные люди, выразить участникам ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС искреннюю благодарность. Низкий Вам поклон, ликвидаторы!
 





Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.