http://www.teleport2001.ru/amurskaya-zemlya-i-lyudi/2011-05-13/26004-ukradennuyu-66-let-nazad-medal-za-otvagu-amurskiy-syn-polka-zhdet-pyatyy-god.html

Украденную 66 лет назад медаль «За отвагу» амурский сын полка ждет пятый год

Поделиться новостью:

13 мая 2011 в 10:00

Доказывать чиновникам, что он был участником Великой Отечественной в свои 12 лет, Дмитрию Колоту пришлось 4 года.

Потерявшему семью с одним артиллерийским снарядом 12-летнему пастуху мать и отца заменила Красная Армия. Сын полка, прошагавший юность в солдатском камуфляже, был признан участником самой кровавой войны XX века к своему 75-му дню рождения.

ОТРЕЗАННЫЙ ЛОМОТЬ

Какой день, а тем более, год считать датой своего рождения, он узнал случайно, по окончании Великой Отечественной войны. «Дмитрий Иванович Колот, рожден 26 июня 1932 года» — чернильные строки архивных записей.
Свое детство дед Дмитрий вспоминает, как отрывки киноужаса. Когда-то цветущий, родной поселок с истинно советским названием Пятилетка, что в Краснодарском крае, в одночасье превратился в дымящиеся развалины.
— О начале войны с немцами, как и все, я узнал из динамика единственного в поселке репродуктора, — вспоминает Дмитрий Иванович. — Сразу же опустела местная конеферма — лошадей забрали на нужды артиллерии. Отправился на фронт отец с братьями. Где они — до сих пор не знаю. Вернуться посчастливилось только одному брату, да и тот был «в решето»...
Малолетний Дима, слывший в поселке хорошим пастухом, к 1942-му остался без работы — пасти было некого. Заниматься стало нечем — в школу молодой селянин не ходил, работать оставалось только на грядках.
— С началом урожайной поры, в сентябре 42-го, на дороге поселка появились первые фашистские отряды, — рассказывает пенсионер. — С этих пор начались долгие 9 месяцев оккупации. Полное бесправие русских перед немцами закончилось наступлением советских войск в мае 43-го. Несколько раз переходила наша станица из рук в руки. То под немцами были, то снова с нашими.
Заинтересованность фашистов в территории была обоснована стратегически важным расположением территории. Крошечная Пятилетка стояла на самом краю «Голубой линии» — знаменитой немецкой системы укреплений на Таманском полуострове. Родную станицу Дмитрия Ивановича освободили одной из первых еще в мае 43-го.
— Мы с матерью пошли на поле кукурузу садить. Вернулись, а дома русские солдатики уже госпиталь устроили, — перебирает детские воспоминания Дмитрий Колот. — Гостеприимство оценил один из солдат. Расщедрившись, он угостил нас целым караваем хлеба! Мать мне ломоть добрый отрезала, и я помчался жевать кусок на улицу. Только зашел за угол дома — раздался взрыв. Забежал в хату, а там — ни единого уцелевшего. Мать, сестры, раненые и врачи с солдатами — всех насмерть. Фашистский артиллерийский снаряд в трубу залетел, бабы начали визжать и… Отрезанным ломтем остался я.

ПРИМАНКА ДЛЯ ПАРТИЗАН

Судьбу детей, оставшихся без родственников и близких, в те суровые годы определяли быстро. Для Димы Колота семью заменил 32-й гвардейский стрелковый полк. Обмундировавшись во взрослую жизнь, 12-летний мужичок стал непосредственным участником боевых действий.
— С солдатами форсировали Керченский пролив — трупы плавали вокруг, немцы бомбежку не прекращали ни на минуту, — гладит седую бровь сын полка. — Высадившись на берег, меня ранило осколком снаряда — выше брови отметина на всю жизнь осталась. Повезло. Чуть глубже вошел бы — и все... Чудом спас от неминуемой смерти один из наших полковых — накрыл меня собой. Кто он и остался ли жив, до сих пор не знаю, а я ему более чем полувековой жизнью обязан.
Еще одним чудом для юного бойца Красной Армии стал визит «самого» — полководца Ворошилова.
— Денщик командира полка, бывший мне вместо отца, указал на кучу русских генералов, собравшихся на бугре, и сказал, что Климент Ефремович Ворошилов там стоит, — завороженно глядит вдаль дед Дмитрий. — Если бы не показали знаменитого военачальника, никогда бы не догадался, что Ворошилов. Мужик да мужик…
Юному солдатику тогда многое казалось обыденностью. Бесконечные перестрелки, смерть на каждом шагу, ежесекундная угроза были нормой жизни для солдат. Иной жизни сын полка не помнил.
— Я был в роли приманки, — рассказывает Дмитрий Иванович. — Перевязанного за пояс веревкой, меня пускали вперед разведчиков в лабиринты-каменоломни. Наш командир хотел наладить контакты с русскими партизанами, укрывшимися от обстрела фашистов. Солдатам в шахты ходить опасно, вдруг за фашистов примут — сразу расстреляют, а мне можно – что будет мальчишке…
За помощь такую командование отметило 12-летнего Диму Колота медалью «За отвагу». С блестящей наградой на кителе, с маленьким бельгийским «вальтером» на ремне прошагал под флагом полка Колот недолго.
— Вскоре был приказ Сталина — всех воспитанников отправить по детским домам. Мне выпал шанс, но я им не воспользовался, — сожалеет пенсионер. — Направили меня в Тбилисское военно-морское нахимовское училище. А как я потяну программу? «Мужику» 12 лет, а он ни писать, ни читать не умеет! Быстро отчислили...
Не пробившись в моряки, отправился Дима к тетке на родину, в станицу Алексеевскую. Однако судьба опять повернула вспять. На одной из железнодорожных станций юного бойца как беспризорника поймала милиция и отправила в детский дом.
— Пока я ехал в приют, у меня украли вещмешок, продукты, одежду и даже медаль «За отвагу», — рассказывает Дмитрий Иванович. — Так я опять лишился всего.

ДОЛГ РОДИНЕ

С окончанием Великой Оте-чественной к мирной жизни вернулось все советское сообщество. Отыскав в архивах сведения о себе, Дмитрий Колот, как и многие, восстановил документы и сел за парту училища. Отработав плотником-бетонщиком пару лет, сын полка вновь отправился отдавать долг родине.
— Призвали меня в Воздушно-десантные войска военной части Белогорска Амурской области, — говорит пенсионер. — Отслужил три года «срочки», но остался нести службу дальше. Отслужил 15 лет. Там же женился, там и обжился.
К 1975 году жизнь снова внесла коррективы в судьбу сына войны. Дмитрий Иванович опять лишился всего. Из-за пожара. Дом, вся утварь и хозяйский скарб вместе с заработанными на службе наградами сгорели. Новое пристанище защитник Отечества нашел в Усть-Ивановке Благовещенского района. Там прожил около 35 лет.
Годы брали свое – сельская жизнь стала в тягость. Улучшить бытовые условия надежды не было. И тут вновь случилось чудо – государство к юбилею Победы стало выдавать ветеранам Великой Отечественной сертификаты на жилье. Верилось слабо, да и суммы на покупку благоустроенного жилья не хватало, но знакомые настояли попробовать.
— Думал давно, что как ветерану помогут решить вопрос с жильем. Документов о том, что за плечами Великая Отечественная, никаких не сохранилось. На их восстановление ушло года четыре, — рассказывает Дмитрий Иванович. — И только к 2007 году мне выдали удостоверение участника войны. Через три года нам с женой предложили отдельную коммунальную квартиру в Доме ветеранов в Благовещенске. Долго не думали – в августе 2010-го переехали.
Тогда же, в 2007-м, подарком стала весть об украденной в 45-м медали «За отвагу». Выписали подтверждение о награде. Однако самой медали так и нет.
— Обращался в различные инстанции, чтобы восстановить ее. Дело, конечно, не в награде и почете, — говорит Дмитрий Иванович. – Это – моя кровная память, единственное, что осталось от всей моей жизни.
 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.