http://www.teleport2001.ru/amurskaya-zemlya-i-lyudi/2011-07-08/26445-103-rebenka-iz-blagoveshchenskogo-rayona-nahodyatsya-v-detskih-domah-amurskoy-oblasti.html

103 ребенка из Благовещенского района находятся в детских домах Амурской области

Поделиться новостью:

8 июля 2011 в 10:00

В стране с каждым годом увеличивается количество социальных сирот — детей, ставших сиротами при живых родителях. Не исключение и Благовещенский район. На его территории в 2010 году выявлено 26 социальных сирот, на 1 июля этого года «новеньких» 12 человек.

Даже самые благоустроенные интернаты не могут заменить ребенку дом. О доме, в котором ждут папа и мама, мечтали и жительницы села Новопетровка Благовещенского района Валя и Таня. Они не знакомы, однако в их судьбах много общего: биография селянок начиналась в детских домах.
Валя Зубарева своих родителей не помнит, они отказались от своих детей. Первой и последней семьей в ее безрадостном детстве стали приемные родители, но и они Валю вместе со старшей сестрой вернули государству. Так девочки во второй раз стали «бывшими дочками бывших родителей». Не сложились отношения и с сестрой. «Я с детства привыкла все делать сама», — делится жизненным опытом Валентина.
«По жизни все решала сама» и Таня Фрол. Только в отличие от Вали она помнит папу, маму, двух братьев. Но эти воспоминания ничего, кроме щемящей тоски, не вызывают. Первые ее годы жизни прошли в Благовещенском доме ребенка. «Сколько себя помню, я всегда ждала, что приедет мама и заберет меня», — вспоминает Таня.
Мечта сбылась. Ей исполнилось пять, когда папа забрал домой в Тыгду, к маме и братьям. Но сказка закончилась, едва успев начаться. Мама Люба больше всего любила водочку, а папино здоровье подорвал туберкулез. Через год девочка вернулась в казенный дом. Родители напоминали о себе... обещаниями приехать. Таня не раз пыталась сама убежать домой.
На память о детстве у нее остались письма от мамы да «добрые» прогнозы воспитателей: «Вырастите алкашками, как ваши мамаши, детей нарожаете и побросаете!».
Такие напутствия не раз слышала и Валентина. К счастью, прогнозы педагогов-кликуш не сбылись. Обе выучились, получили дипломы поваров-кондитеров. Каждая встретила и свою судьбу, стала матерью. Пути-дороги привели их в Новопетровку, где родились и выросли их мужья.
Брак зарегистрирован только у Тани. «Ничью» девочку в большой и дружной семье сразу признали своей. Для Полины и Владимира Фрол она стала 9-м ребенком. В молодой семье Татьяны растет сынишка Ленька.
У Вали Зубаревой тоже сын, Данилке скоро годик. Но материнское счастье Валентины не было таким безоблачным, как у Татьяны. Проблемы начались еще до рождения сына. Девушка потеряла документы. Больше года жила, как бомж. Причина банальная — безденежье, юридическая инфантильность, коей зачастую страдают не только выпускники интернатов, но и «домашние» дети. В итоге и Данилка пришел в этот мир «бомжиком». Правда, досадная история с документами приближается к благополучному концу.
В случившемся молодая мама никого не винит. Как не ищет виновных и в том, что пришлось недавно пережить ей и Данилке. От тяжелых воспоминаний на глаза девушки наворачиваются слезы.
Это случилось в один из дней, когда мама в очередной раз уехала в областной центр решать судьбу документов. Сынишку оставила с папой. Именно в этот момент в доме появилась комиссия по делам несовершеннолетних. Картина, представшая перед ними, была далека от семейной идиллии: подвыпивший папаша сам нуждался в няньке. Так малыш оказался в областном стационаре.
Валя, не застав сына дома, пережила сильнейшее потрясение. «Я плакала, кричала!», — со слезами вспоминает женщина, крепко прижимая Данилку к груди. Две недели ушло на сбор необходимых бумаг и наведение порядка в доме. Эти 14 дней, проведенные в разлуке, стали самыми страшными в жизни матери. «Проучила жизнь и папу, — говорит Валентина. — Сейчас он не пьет. В сынишке Виталя души не чает».
Сегодня для Вали главное — документы. А пока молодая семья живет в старом домишке, который снимают у соседей за символическую плату — 500 рублей в месяц. Да и эти деньги хозяева пока не берут, ждут, когда все утрясется. Помогают соседи и с молоком, и медком балуют. Не оставляют Валю один на один с проблемами врачи и работники социальной службы. Но со всем: огородом, домашним хозяйством, где нет даже стиральной машинки, сынишкой, за которым — глаз да глаз, она справляется. Так уж привыкла — надеяться на себя.
На свои силы рассчитывают и в семье Фрол. Сегодня, когда кормилец остался временно без работы, семья не сидит на шее у пожилых родителей. Неплохой доход приносят дары леса.
Словом, «ненужные» и «чужие» Таня и Валя сумели стать нужными своим детям, своим близким. И никакая сила не сможет разлучить их. Даже о детском садике мамочки и слышать пока не хотят. «Да он же еще такой маленький!» — словно сговорившись, воскликнули и та, и другая, крепче прижав малышей к груди.
И Валя, и Таня мечтают об одном: скоро они как сироты получат жилье. Правда, это будут однокомнатные «хоромы». Таков закон: мама-сирота может иметь хоть 10 детей, жилье выделяется только ей. Но Таню и Валю ничто не испугает: ни теснота, ни бедность, ни чиновничий бюрократизм. Их сила — в детях, в материнской любви, которой они были когда-то лишены.
Татьяна по-прежнему не теряет надежды увидеть свою маму, побывать на могиле у отца. Держат домашние хлопоты. Осенью у двухлетнего Леньки появится братик.
Пройдя с грудным ребенком на руках все круги бюрократического ада, Валя собрала-таки необходимые справки. В июле Валя должна получить паспорт, а значит, у сына появится необходимый для полноценного гражданина пакет документов.
 





Loading...
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.