О трехмерной масштабной модели Албазинского острога

1 июля 2021

Владимир Трухин
Краевед, консультант научного музея АмГУ

2 июля в 15:00 в седьмом корпусе АмГУ состоится презентация масштабной модели Албазинского острога (0+). Реконструкцию крепости создали на основании данных исторических документов и археологических раскопок. О том, как делалась эта работа, нашему корреспонденту рассказал краевед, консультант научного музея АмГУ Владимир Трухин.

– Владимир Ильич, кто, кроме вас принимал участие в создании модели?

– Руководил работой заведующий кафедрой религиоведения и истории Андрей Забияко, компьютерной реконструкцией руководил глава лаборатории моделирования, обработки информации и управления Илья Еремин, а непосредственно моделирование проводил Алексей Нацвин, который на данный момент защитил магистерскую степень. При создании экспозиции также были задействованы дизайнеры, которыми руководила декан факультета дизайна и технологий Елена Коробий.

– Макет какой версии Албазинского острога вы создали?

– Это лето 1685 года: после создания Албазинского воеводства и до начала военных действий. Возможно, некоторые изменения были сделаны уже при воеводе Алексее Толбузине. Он принял уже готовый острог. Первое, что он сделал сразу: они углубили ров. Но, к сожалению, на макете ров не поместился.

– Основные источники для реконструкции – это документы?

– Это комплекс документов. Я проанализировал все имеющиеся в моем доступе. Это как опубликованные документы, так и около 50 источников, которые не были ранее опубликованы. Я их все изучил и выделил места, где упоминаются какие-либо строения Албазинского острога, укрепления. Кроме того, у нас есть два маньчжурских описания Албазинского острога. Плюс у нас есть изображения острога на картах Ремезова. Хотя они там пиктографические и очень мелкие, но какую-то информацию они несут. И самое главное – маньчжурский рисунок, изображающий оборону Албазинского острога.

– А помимо документов есть еще…

–…результаты археологических раскопок, которые были произведены и Александром Артемьевым, и его предшественниками, и Албазинской археологической экспедицией во главе с Андреем Черкасовым.

– Когда и кому пришла идея создать модель?

– Я давно эту идею вынашивал, но она витала, не оформившись. И тут в 2018 году встретился с Ильей Ереминым, доцентом АмГУ, доктором технических наук. Он предложил: "А давайте мне размеры Албазинского острога, мы его напечатаем, сделаем 3D-модель". Но выяснилось, что на тот момент нет ни конкретных размеров, ни состава построек. Благодаря ему были использованы все самые современные технологии. Печать была осуществлена на 3D-принтере. И теперь его модель можно посмотреть, потрогать руками. Были также задействованы дизайнеры. В экспозиции в АмГУ оформлена небольшая экспозиция, сзади разместили панораму, пейзаж окрестностей острога. Острог мы не раскрашивали – это серый пластик. Мы это сделали специально, чтобы можно было сконцентрироваться на самих объектах.

– Рельеф местности передан?

– Нет. Но первоначально была мысль использовать рельеф. Но в целом само Албазинское городище не имеет больших перепадов.

– Получается, можно любую постройку из модели изъять, распечатать новую и поставить на ее место?

– Совершенно верно. Каждый объект отдельно распечатан, и они собраны на площадке как единый макет. В принципе, теперь его можно тиражировать – был бы спрос. Макет печатался около полугода. Этим занимался Алексей Нацвин, который защитил магистерскую по этой теме. Именно он моделировал каждый объект, занимался распечаткой.

– А масштабы какие?

– 1:72. Стандартный масштаб, который используется для создания моделей.

– И какие получились размеры?

– Острог представлял собой неправильный четырехугольник, что-то близкое к ромбу. Примерные размеры модели – 2 на 2 метра.

– Вот, например, известный археолог Сергей Нестеров сомневается, что на территории острога могли поселиться около тысячи человек.

– Я не оспариваю его выводы. Безусловно, он уважаемый специалист. Конечно, он поднимает актуальные вопросы. Но в военных условиях люди были вынуждены там укрываться. А мирное время, разумеется, они в остроге не жили. Острог – не жилой объект. В нем предусмотрена жилая часть только для воеводы – воеводский двор.

– Как въезжали в острог?

– Ворот в крепость было два. Через круглую проездную башню (южную) и через квадратную проездную башню (восточную). С южной и западной стороны берег обрывистый. И на сегодняшний день часть территории острога обрушилась в реку. Если вы причалили возле острога, то войти в него можно было, поднявшись вдоль южной стороны и войти по самому короткому пути – через круглую проездную башню. Поскольку подъем был достаточно крутой, возможно, если были тяжелые грузы, их приходилось везти в объезд – в квадратную башню.

– Что было при создании модели самое простое, а что – самое сложное?

– Самое простое – воссоздать военную часть острога. Стены были достаточно подробно описаны, конструкция башен описана. Например, есть подробное описание круглой проездной башни, хотя и не хватает некоторых деталей. Следующим объектом была церковь. Мы несколько раз ее переделывали. А самое сложное – "наполнить" острог… Из документов мы знали, что была церковь, торговые лавки, амбары, воеводский двор, съезжая изба (это административное здание, где работали чиновники). Большую помощь нам оказал маньчжурский рисунок осады острога. Возможно, в нем были искажения, и художник (или свидетель, с чьих слов он рисовал) оказался в остроге уже после того, как он был разрушен. Тем не менее, рисунок помог предположить, где конкретно находились известные по документам объекты. Первым делом мы выделили «малый» острог, построенный Никифором Черниговским. Внутри него были амбар и государева житница. Далее, мы обратили внимание, что в юго-западном углу острога есть строения, которые имеют полукруглые проемы. И мы предположили, что это торговые ряды, лавки. Даже сейчас сохранились аналоги подобных построек. Поэтому у нас были образцы. Эти торговые ряды располагались перед церковью. Там было пространство, которое, по существу, было городской площадью. Думаю, что торговали в основном зерном, потому что албазинская пашня развивалась очень интенсивно. Было известно, что в северо-западном углу размещался воеводский двор. Как правило, он включал в себя воеводские хоромы, воеводский амбар, строения, в которых жили его дворовые люди, а также мыльня и поварня. Соответствующие строения, которые можно разглядеть  на маньчжурском рисунке, мы определили как относящиеся к воеводскому двору. Здесь удалось обнаружить единственное двухэтажное здание. Мы предположили, что это воеводские хоромы. Все остальные строения мы определили как хозяйственные постройки. А угловая башня, скорее всего, была жилым помещением. Зачастую второй этаж был боевым, а первый – жилым.

Мы точно знали, что в остроге была съезжая изба. Как правило, она включала в себя помещения, в которых размещались подьячие, там же был архив, склад такого имущества, как барабаны, знамена. Рядом, как правило, размещалась тюрьма. Правда, в 17 веке длительно там люди не содержались. Но на период следствия надо было где-то содержать подозреваемых. Возможно, здесь также были навесы, под которыми хранились сошники, косы и другой сельхозинвентарь. И остались на маньчжурском рисунке неопознанными небольшие строения. Когда мы анализировали другие остроги, то я обратил внимание, что, как правило, возле проездных башен были небольшие строения, в которых были караульные. Безусловно, зимой, находящимся на карауле людям, нужно было где-то греться. Поэтому мы разместили на макете такие строения возле проездных башен. И остался угол, который на маньчжурском рисунке не виден, потому что со стороны реки рисовали. Мы знали, что в остроге были выборные целовальники, которые занимались оценкой пушнины, принимали государево зерно. Поэтому мы предположили, что здесь располагалась "таможенная зона". Здесь мы также разместили два амбара, которые могли быть амбарами временного хранения. Пока товар не «растаможен», он мог храниться там. Кроме того, раскопками было установлено, что в остроге был колодец. Он точно функционировал.

– Получается, что все, кто служил в остроге, жили за его пределами.

– Конечно, рядом находился посад, и это подтверждается документами. У многих служилых людей в посаде были свои дворы, они там жили вместе со своими семьями. А в крепость приходили только служить. И, скорее всего, жил там только воевода.

– Это классический средневековый город: крепость, а вокруг нее живут люди.

– Да, ничем не отличается.

– А кто находился в «малом остроге»?

– Скорее всего, только в «глухих» башнях находились аманаты (заложники, пленники, – авт.). В разное время их количество колебалось от одного до восьми и более. И, скорее всего, рядом с ними был караул, который осуществлял за ними надзор. И, как я уже говорил, здесь находились строения – государева житница и государев амбар.

– А где жили люди, когда началась осада?

– Осада этого острога продолжалась буквально десять дней. Скорее всего, где могли, там и жили. Представляете, загнать сюда 800 человек? Причем, только мужчин, а с ними были еще и семьи. Конечно, они друг у друга на головах были. Но им нужно было защититься. Поэтому и урон от обстрела был очень большой. В первый день обороны погибло 100 человек... Словом, вот такой макет получился. Безусловно, все объекты имеют под собой историческую основу. Некоторые были нами реконструированы по аналогичным объектам других острогов. Детальных рисунков Албазинского острога не сохранилось, и использовались аналоги.

– Где можно будет познакомиться с моделью острога?

– Этот макет будет находиться в седьмом корпусе АмГУ, где находится научный музей университета. Макет будет находиться прямо в холле – там специально выделено место, где он будет находиться. Он станет составной частью музея.

Фото предоставлены Владимиром Трухиным

Последние новости